// // Нужно ли нашей стране изолироваться от её южных рубежей

Нужно ли нашей стране изолироваться от её южных рубежей

811

Колючка Кавказ

5
В разделе

«Окружим их колючей проволокой! Пусть сидят там!» – такое недвусмысленное решение кавказского вопроса на днях предложил глава фракции ЛДПР в Госдуме Владимир Жириновский, выступая в эфире федерального телеканала. Не слишком дипломатично, зато доходчиво – отгородиться от докучливого региона с помощью заградительных спецсредств. Вот вам простое и не слишком затратное решение проблем нелегальной миграции и межнациональных отношений. Вам нравится? Недавние статистические исследования свидетельствуют, что подобный подход разделяет немалая часть российского общества. Но так ли разумно это – ограждать себя от Кавказа? И не полезнее ли будет вернуть регион в русло российской политики, наладив заодно и испорченные отношения? За последнюю четверть века Москва только и делала, что теряла своё влияние на южных рубежах – и в бывших советских республиках Закавказья, и даже у себя дома, на Северном Кавказе. Но этой осенью наметился поворот, который, кажется, может многое изменить.

Скандальный демарш Жириновского, возможно, остался бы незамеченным, когда бы не меняющийся контекст, о котором речь пойдёт ниже. Кто сейчас вспомнит, что почти три года назад в эфире той же программы «Поединок» – но оппонируя не Максиму Шевченко, а Леониду Гозману, – Владимир Вольфович предлагал решения кавказской проблемы намного более радикальные, нежели те, что он высказал на днях? Вот именно – сегодня об этом не помнит никто. А почему? Да потому, что в те недавние времена президенты Грузии и Азербайджана проводили демонстративную антироссийскую политику, а ситуация в том же Дагестане мнилась неисправимой в принципе. И резкие высказывания лидера ЛДПР звучали в этом контексте достаточно веско и убедительно. Но контекст существенно изменился нынешней осенью. В Закавказье – в Грузии и Азербайджане – власти вдруг развернулись к нашей стране лицом и стали нас если не понимать, то хотя бы слышать. А на Северном Кавказе, и в частности в самой проблемной автономии – Дагестане, руководство наконец-то по-настоящему взялось за обуздание местных элит, которые два последних десятилетия только и делали, что спекулировали на межнациональных противоречиях. Так какой смысл огораживаться колючей проволокой от регионов, с которыми у нас едва стало налаживаться взаимопонимание?

Новый президент Грузии: лояльная фигура или конь Калигулы?

В Тбилиси нынче так шутят: дескать, новый руководитель страны Георгий Маргвелашвили, который официально заступит на свой пост 17 ноября, в совершенстве владеет русским и английским языками, ну и немного – грузинским. Намекая тем самым на то, что четвёртому по счёту президенту Грузии и первому, кто пришёл к власти не в результате государственного переворота, будет легче договориться с Москвой и Вашингтоном, нежели с местной элитой. Отчасти это именно так. Появился Маргвелашвили практически из ниоткуда. Год назад он вдруг стал министром образования в правительстве Бидзины Иванишвили, а до этого преподавал философию в университете и руководил Институтом общественных дел – структурой, готовящей журналистов и политологов. Бидзине Иванишвили – важно было провести на пост главы государства несамостоятельную и полностью лояльную фигуру. Читай – марионетку. Таковых в окружении Иванишвили не нашлось, и кандидатура Маргвелашвили пришлась как нельзя кстати. Разумеется, говорить хоть о какой-то популярности у грузин в случае с Маргвелашвили как минимум наивно.

Правда, ещё наивнее считать, что Маргвелашвили действительно появился из ниоткуда. На самом деле это не совсем так. Целых пять лет избранный президент проработал в системе американского Национального демократического института международных отношений (НДИ), которым нынче руководит Мадлен Олбрайт, бывший госсекретарь США. Именно она, по слухам, и стала продвигать будущего политика. Возможно, фигура Маргвелашвили взошла бы на политическом небосклоне гораздо раньше, когда бы не одно обстоятельство, о котором мало кто знает. В 2006 году ректор Института общественных дел Маргвелашвили неожиданно «засветился» в посредничестве между Национальным демократическим институтом и бывшим министром обороны Грузии Ираклием Окруашвили. По некоторым сведениям, Маргвелашвили, в частности, курировал продвижение фигуры Окруашвили в постсоветских и западных СМИ в качестве возможного сменщика Михаила Саакашвили. Во всяком случае, памятный визит украинских журналистов в Тбилиси, закончившийся скандальной публикацией в «Нашей Версии» и снятием Окруашвили с должности, организовывал именно Маргвелашвили – с подачи Национального демократического института. Посредничество едва не стоило будущему президенту карьеры – ректора Маргвелашвили понизили в должности до начальника департамента исследований.

По теме

Впрочем, говорить о том, что Маргвелашвили продолжает оставаться ставленником американцев, едва ли возможно. Заокеанские покровители так и не смогли помочь своему протеже вернуться в кресло ректора – в этом Маргвелашвили поспособствовали совсем другие люди. Те же, кто позже доверил ему министерский портфель. Те же, кто сделал его президентом. А именно грузинские бизнесмены, заработавшие свой капитал в России. «Конкретно об этой кандидатуре ничего не могу сказать, – прокомментировал выдвижение своего будущего сменщика Михаил Саакашвили. – Но если говорить в целом, то когда император Калигула решил продемонстрировать своё доминирование римскому обществу, он избрал в сенат своего коня». Саакашвили не сомневается в том, что курс нового президента «будет лежать в русле российских внешнеполитических интересов».

«Худой Ильхам лучше доброго наместника из России»

В октябре этого года Ильхам Алиев в третий раз стал президентом Азербайджана. Правда, на его родине, в Стране огней, говорят, что между «тем» Ильхамом и «этим» лежит целая пропасть. Несложно понять почему. Во время своего первого срока Алиев ещё удерживался в фарватере американских интересов в Закавказье. Запуск экспортных трубопроводов в обход России Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Тбилиси – Эрзурум, допуск на шельф Каспийского моря заокеанских сырьевых корпораций и выдворение конкурентов из России – казалось, что отношения с Вашингтоном у Алиева никогда не испортятся. И – как гром среди ясного неба! – договор о ненападении с Ираном, запрещавший Баку и Тегерану размещать на своей территории военные базы третьих стран, враждебных противоположной стороне. А ведь американцы даже успели выделить ассигнования для строительства двух своих военных баз в Азербайджане! И, как говорится, такой «облом»!

Дальше – больше. На азербайджанской части шельфа стали появляться российские добывающие компании. Американцы расценили это как пощёчину. И против Алиева началась кампания в заокеанской прессе. Газета «Вашингтон пост» публикует статью Эндрю Хиггинса о том, сколько денег Алиев хранит в банках США и сколько десятков миллионов долларов стоит его недвижимость за океаном. Следом появляются и другие публикации – о купленных Алиевым дворцах в Дубае, стоимость которых составляет половину всех накоплений пенсионного фонда страны, о коррупции в окружении президента и о прочих скелетах в шкафу президента Азербайджана. Алиеву намекают: в третий раз Вашингтон не поддержит его избрания главой государства. Но беда в том, что его новое избрание не поддерживает и Москва – и Алиеву приходится спешно наводить ранее сожжённые им же мосты. А из российской столицы тем временем доносятся тревожные слухи о том, что ставленником Кремля на азербайджанских выборах якобы станет миллиардер Союн Садыков – персона, весьма приближённая к президенту России. Садыков, по слухам, должен был стать «азербайджанским Иванишвили». И Алиев делает шаг навстречу – он приглашает Владимира Путина в Баку. И не одного, а с группой российских бизнесменов, которым позже сделают немало выгодных предложений. В итоге Садыков в кампании не участвует, а Ильхам Алиев легко обходит своих конкурентов в первом туре.

Незадолго до выборов в азербайджанской прессе появились сообщения о том, что упоминавшийся выше американский Национальный демократический институт готовит в стране государственный переворот. Так это или нет, мы, наверное, никогда не узнаем. Как не узнаем и о том, правда ли то, что несколько сотен сотрудников российских спецслужб помогали азербайджанцам обеспечивать безопасные выборы. Так или иначе, американцам сегодня остаётся признавать, мол, и «худой Алиев всё равно лучше доброго протектора из Москвы». Для Вашингтона, впрочем, едва ли лучше.

Абдулатипов заверил, что он раньше выстрела не упадёт

Что же касается российских автономий Северного Кавказа, то и там, «в мягком подбрюшье» нашей страны, ситуация постепенно нормализуется. Новое руководство Дагестана во главе с Рамазаном Абдулатиповым начало зачистку местных элит, нелояльно настроенных по отношению к федеральным властям. За решётку попал не только мэр дагестанской столицы Саид Амиров, имевший виды на кресло первого лица автономии, но и целый ряд считавшихся неприкосновенными местных политиков, управленцев и бизнесменов. Кто-то уже отбывает срок, кто-то пока под следствием. «Когда я туда ехал, меня многие пугали, – вспоминает Абдулатипов. – А я отвечал: «Меня родиной не запугаете». Говорили: «Тебя убьют». А я отвечал: «Я раньше выстрела не падаю». Когда я приехал в Дагестан, я не нашёл ни одного источника, который работал бы на развитие республики. Дагестан уходил всё больше в средневековье, пока Россия худо-бедно продвигалась к капитализму».

По теме

Теперь это продвижение начинает синхронизироваться. Свидетельством тому и та неустанная работа, которую ведёт Абдулатипов с местным населением – ничего подобного прежние руководители автономии не практиковали. Да, с трудом удаётся преодолевать сопротивление части духовенства. Да, от прежнего руководства в наследство досталось немало нерешённых проблем. Но цель обозначена – двигаться не вразрез с Москвой, а в одном направлении. «Нам надо заново научиться жить вместе, – считает Абдулатипов. – Вырабатывать общие ценности, общие символы, общие идеалы, общие традиции. Интегрироваться. Одна из самых главных проблем современной России – это дезинтеграция на всех уровнях». А дезинтеграция – это шаг к распаду страны.

Так какой смысл отгораживаться колючей проволокой от региона, едва поворачивающегося лицом к Кремлю и России? И не рискуют ли Жириновский и те, кто придерживается аналогичного мнения, навсегда отвернуть от себя кавказцев? А ведь кавказцы – это не только Бахтияр Алиев или Орхан Зейналов. Это десятки героев России, сотни и тысячи тех, кем по праву гордится наша страна.

МНЕНИЯ

Владимир Жириновский, лидер фракции ЛДПР в Госдуме – о Кавказе в эфире программы «Поединок» телеканала «Россия-1»:

– Допустим, мы построим там (на Кавказе. – Ред.) дополнительные предприятия, дадим работу. Но у них снова в семье ещё пять, десять, пятнадцать детей! Тогда вся Россия будет работать на Кавказ! Нате завод, нате больницу – всё туда! А русские с чем останутся – голодные и раздетые? Они (кавказцы. – Ред.) должны рожать столько детей, сколько рождает в среднем человечество – два, один, всё! За третьего – штраф! Не хотят – ограничим! Не хотят – окружим колючей проволокой. Пусть сидят там! Пятнадцать-двадцать детей? Пусть сами кормят, сами дают работу.

Ариэль Коэн, американский политолог, эксперт по России:

– В последнее время Москва с успехом демонстрирует Вашингтону, что все постсоветские республики, за исключением стран Балтии, входят в сферу интересов Кремля. Владимир Путин правильно выбрал время для оказания поддержки Ильхаму Алиеву. И хотя Азербайджан пока уклоняется от вступления в Таможенный союз, сотрудничество между Баку и Москвой неуклонно развивается. С другой стороны, Вашингтон упускает инициативу, сосредоточив всё внимание на Ближнем Востоке, и этим умело пользуются в Кремле.

Ближайшую перспективу я расцениваю так: в Закавказье Москва вернёт себе утраченные позиции – это скорее всего касается не только Азербайджана, но и Грузии. Что же касается Армении, то эта страна всегда оставалась союзником России.

Валерий Коровин, политолог, директор российского Центра геополитических экспертиз:

– Россия вскоре окончательно вернёт себе контроль над Южным Кавказом – мягко или жёстко. Для обеспечения интересов России и усиления влияния в Закавказье имелись два пути – региональный и глобальный. Первый предусматривал поэтапное переориентирование государств Южного Кавказа в пользу России, но от этого пути ещё недавно уклонялись и в Баку, и в Тбилиси. Второй – глобальный вариант – заключение военно-стратегического союза с Ираном изменил бы не только облик Закавказья, но и всю глобальную картину мира. В этом случае Закавказье оказалось бы в глубоком тылу, а судьба антироссийских фрондёров стала бы совсем незавидной. И выбор у Грузии с Азербайджаном был совершенно очевидным.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.11.2013 22:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх