// // Новый закон о торговле угробит бизнес и спровоцирует рост цен

Новый закон о торговле угробит бизнес и спровоцирует рост цен

367

Продатые нормы

Елена Клименко
Елена Клименко
В разделе

Подходит к концу почти трёхлетняя эпопея разработки законопроекта «Об основах госрегулирования торговой деятельности в РФ». Недавно Госдума в первом чтении одобрила предложенный правительством вариант этого документа. Нынешним вариантом документа оказались не довольны ни торговые сети, ни производители, ни поставщики продукции. И даже большинство депутатов, которые хотя и приняли документ в первом чтении, указывают на необходимость его существенной доработки. Очевидно, что при создании регулирующего закона хотели как лучше, но похоже, что всё опять получится «по Черномырдину».

Впервые о необходимости ужесточения регулирования торговли заговорили ещё в 2006 году, тогда же по поручению правительства Федеральная антимонопольная служба (ФАС) даже провела специальное расследование касательно взаимодействия крупного ретейла и поставщиков. Результатом расследования явился список из 27 требований, предъявляемых ретейлерами к поставщикам, вызвавших наиболее серьёзную озабоченность у антимонопольщиков. В чёрном списке ФАС оказались такие правила работы с поставщиками, как необходимость предоставления гарантии маржинального дохода (оплата разницы при более низкой цене товара у конкурента), возмещение поставщиком убытков сети из-за воровства некоторых групп товаров, требование бонусов за размещение продукции на полках магазинов, «поборы» за ребрендинг, оплата промоакций и многое другое.

Ключевым моментом также стало и то, что ФАС заявила о необходимости пересмотра допустимого законом о конкуренции 35-процентного порога доминирования. Речь идёт о том, что согласно действующему законодательству применять какие-либо санкции в отношении ретейлеров антимонопольное ведомство может только в том случае, если первые занимают не менее 35% доли рынка. Причём согласно закону о конкуренции доля рынка исчисляется исходя из деятельности компании, которую та ведёт по всей стране. Между тем сегодня ситуация на рынке российского ретейла такова, что ни один даже самый крупный игрок не занимает необходимой для начала расследования 35-процентной доли.

Вскоре к разработке нового законодательства подключились Минсельхоз и несколько профессиональных объединений производителей, таких как, например, Российский зерновой союз. В идеале предполагалось, что новые правила торговли откроют дорогу на прилавки крупных сетевых магазинов отечественным производителям.

Законодательно наладить и без того непростые отношения поставщиков и ретейлеров помешал некстати нагрянувший рост цен в конце 2007 года. После провала политики «замораживания» в правительстве было принято решение о необходимости введения законодательного ограничения торговых наценок на социально значимые товары. Не было согласия у профильных министерств и относительно того, какой именно порог доминирования следует установить для крупного ретейла. Одно время всерьёз рассматривалось положение о том, что деятельность крупного игрока может стать интересна ФАС в том случае, если ретейлер занимает не менее 12% рынка в отдельно взятом муниципальном образовании. Всего за последние три года законопроект о торговле редактировался как минимум пять раз. Представленный на рассмотрение в Госдуму вариант казался наиболее компромиссным. Но в итоге нынешний вариант документа, с одной стороны, не удовлетворяет ни участников рынка, ни даже самих парламентариев, а с другой – оказывается фактически бесполезным в плане регулирования торговли.

По теме

Так и не сумев договориться о том, каким должен быть порог доминирования розничных сетей и как именно его стоит вычислять, норму о доминировании из законопроекта изъяли вовсе. Кроме того, в нынешнем варианте было решено отказаться и от законодательного регулирования торговой наценки. Зато в документе появились нормы, согласно которым поставщики не смогут создавать дискриминационных условий и навязывать друг другу условия, ограничивающие деятельность. Кроме того, законопроект предполагает облегчение процедуры выдачи разрешения на торговлю в регионах. Другое немаловажное добавление – введение конкретных сроков оплаты поставленной продукции: 10 дней с момента приёмки для товаров со сроком годности менее 10 дней, 30 дней – для продуктов со сроком годности до 30 дней, 45 дней – для остальных, за исключением алкоголя, табака, жевательной резинки и консервов, для которых предполагается установить срок оплаты 75 дней.

«Нашей задачей являются формирование эффективного правового поля, устанавливающего единые нормы и правила осуществления предпринимательской деятельности в торговой сфере, поддержка отечественных товаропроизводителей для обеспечения безопасности и удовлетворения нужд общества», – прокомментировал принятие законопроекта глава думского Комитета по экономполитике и предпринимательству Евгений Фёдоров.

Но вот как раз с «эффективным правовым полем» в законопроекте вышла большая накладка. Ключевым моментом новой редакции документа стало введение существенных ограничений для развития торговых сетей вообще. Видимо, отчаявшись договориться о предельно допустимом пороге доминирования для торговых сетей, ФАС настояла на введении ограничений возможности приобретения розничными сетями новых торговых объектов. Указанная норма фактически перечёркивает все возможные положительные моменты нынешней редакции документа.

Поясним: дело в том, что сегодня в России ретейл до сих пор весьма неразвит, и именно отсутствие конкуренции зачастую является чуть ли не главной причиной, по которой цены в магазинах нереально высоки. Запрет на строительство новых торговых точек даже теоретически уничтожает возможности для развития конкуренции.

«Тут есть две стороны: если вы запрещаете торговым сетям предлагать больше чем 25% товаров в данном регионе – это то же самое, что вы запрещаете покупателям данного региона покупать больше чем 25% в данном месте. Вы пытаетесь переиграть их выбор – они хотят купить больше, а вы им запрещаете», – рассуждает старший научный сотрудник Академии народного хозяйства при Президенте Российской Федерации Вадим Новиков.

По его словам, введение данной нормы можно сравнить с организацией внутренней таможни.

«Обычно квоты являются частью исключительно внешней торговли. Например, когда устанавливаются квоты на ввоз украинской сталепродукции или американского мяса птицы, это понятно. Это делается, чтобы ограничить конкуренцию в интересах отечественных производителей. В данном случае мы наблюдаем применение такого же рода норм, только таможня проходит по границам муниципалитета», – констатирует Новиков.

Не исключено, что авторы документа планировали поспособствовать развитию малого бизнеса в России. Косвенным подтверждением тому служит тот факт, что в законопроекте предусматривается наличие квоты не менее 50% в общем количестве мест, предназначенных для размещения нестационарных торговых объектов, для размещения торговых точек субъектами малого и среднего бизнеса. Впрочем, наличие данной квоты скорее всего так и останется на бумаге.

Например, в Москве сегодня стараются всё больше уходить от размещения отдельных нестационарных объектов – практически весь столичный малый бизнес в добровольно-принудительном порядке загоняют в торговые павильоны. В этом смысле наличие 50-процентной квоты оказывается делом практически бесполезным: очень немногие индивидуальные частные предприниматели могут позволить себе оплату аренды в крупном торговом центре.

Также в связи с последними новшествами уместно вспомнить недавнюю инициативу властей по введению квот на сельскохозяйственных рынках. Несколько лет назад волевым решением правительства с рынков было решено убрать всех «перекупщиков», освободив места для настоящих фермеров.

В результате большинство столичных рынков попросту опустели: понадобилось несколько месяцев, чтобы власти осознали, что у колхозников, работающих на земле, просто нет возможности отрываться «от производства», дабы заниматься торговлей.

Крупные представители торгового бизнеса уже дали понять, что готовы бороться за то, чтобы законопроект в очередной раз был существенно доработан ко второму чтению. В частности, гендиректор X5 Retail Group Лев Хасис заявил, что «законопроект отбрасывает индустрию назад», директор торгового дома «СемьЯ» Олег Пономарёв назвал документ «глубоко несовершенным», а президент «М.Видео» Александр Тынкован и вовсе считает, что закон о торговле «не нужен как таковой».

«Рабочей группой комитета будут рассмотрены все поправки, изучены замечания и предложения субъектов законодательной инициативы и участников торговой деятельности», – успокоил недовольных зампред думского Комитета по экономполитике и предпринимательству Андрей Голушко.

Очевидно, однако, что едва ли законопроект будет переделываться кардинально.

А это значит, что изъятие положения об ограничении крупного ретейла, по сути, ликвидирует всякое регулирование, сохранение же данной нормы скорее всего приведёт к расцвету коррупции.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.10.2009 12:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх