Версия // Власть // Немецкие националисты удвоили ставку на экстремизм

Немецкие националисты удвоили ставку на экстремизм

2641

Меркель может радоваться

В разделе

В то время как внимание всего мира было приковано к выборам президента Франции и успехам экстремального лидера националистов Марин Ле Пен (стала второй в первом туре), ее идейные братья в Германии занялись общественным самоанализом. Партия «Альтернатива для Германии» (АдГ) решила отказаться от движения в сторону мейнстрима и расширить свой электорат на предстоящих всеобщих выборах за счет ультраправых.

В минувшие выходные в Кельне прошла партийная конференция АдГ. Около 15 тысяч демонстрантов собрались у отеля «Маритим», где проходило мероприятие, пообещав превратить город в ад для антииммигрантов и противников Европейского союза. В расположенной по соседству с отелем пивоварне выразили свой протест «нацистам», отказавшись продавать им свою продукцию. К концу конференции у руководства отеля сформировалось такое же мнение.

От этого «багажа» хотела избавиться сопредседатель партии Фраюк Петри. На конференции он выступила с предложением рассмотреть возможность участия в коалиции. Впрочем, члены партии ее не поддержали, заявив, что «реальная политическая стратегия может привести к успеху в более короткий промежуток времени».

Другие партии не хотят вступать в коалицию с АдГ из-за ее «токсичности»: в партию входят множество известных фанатиков, взгляды которых оскорбляют большинство немецких избирателей. Хорошо зная об этой проблеме, Петри пыталась исключить двух из них. Бьорн Хок, член законодательного органа в восточной Тюрингии, прославился произнесенной в январе речью, в которой он выступил против мемориала Холокоста в Берлине. «Мы, немцы, единственная нация в мире, которая поместила мемориал стыда в центре своей столицы», - сказал он.

Вольфганг Гедеон, член местного парламента в западном Баден-Вюртемберг, в свою очередь назвал евреев «внутренними врагами» христианской страны (а затем? оправдываясь, отмечал, что его слова касались с древней истории и таким образом не являются антисемитскими).

Петри, которая считает двух этих представителей АдГ обузой для партии и начала официальное разбирательство об их исключении, знала, что ее ждет непростая конференция, когда местная ячейка Хоеке подавляющим большинством выбрала его делегатом на партийную конференцию. При этом участие в конференции ему было заказано: «Маритим» официально запретил ему вход в здание из помещения. Гедеон, однако, на конференцию попал и мог воочию наблюдать за падением Петри.

«Мы не сдадим Германию», - заявил ее сопредседатель Йорг Мойтен в ответ на предложение Петри стать более гибкими. Конференция не стала даже голосовать за ее «реальную политику». Члены партии также отказались выдвинуть ее в качестве единого кандидата на сентябрьских выборах. Партия вместо этого выбрала дуэт. Первый, Александер Голенд, сооснователь партии от восточного Бранденбурга, известен нападками на национального героя, звезды футбола Жерома Боатенга, имеющего ганское происхождение. Второй кандидат - Элис Вейдел, рассматривается как умеренный представитель партии, потому что она не скрывает своей нетрадиционной сексуальной ориентации и поддержала изгнание Хоека, но при этом придерживается резкой антиисламской риторики в публичных выступлениях.

Предвыборная программа партии, принятая на конференции, также пропитана антимусульманскими настроениями. В ней говорится, что «ислам чужд Германии» и призывает к запрету минаретов, призывам к молитве, мусульманских головных уборов и даже халяльного мяса (описывая данный процесс забоя как негуманный). Мусульманское население Германии, а это 5 млн. человек, называется «большой угрозой для государства, общества и ценностей». Тем самым партия шагнула еще дальше своей общей программы, гласящей: «ислам, который не принимает наши законы, не принадлежит Германии».

По теме

Несмотря на отказ от относительно умеренных идей, и явного крена вправо, а не к центру, Петри не покинула со своего поста в руководстве партии и намерена бороться дальше. Но, по крайней мере, в нынешнем избирательном цикле, АдГ больше не будет извиняться за какие-то радикальные националистические заявления или делать вид, что хочет быть одной из основных политических или гражданских сил. Она хочет быть свободной, чтобы проповедовать националистическое Евангелие, которое недавно позволило партии расширить свою поддержку и получить места в 11 из 16 законодательных собраний земель.

Продвижение ультранационализма в Германии является рискованным делом. Заняв более умеренную позицию, АдГ могла бы надеяться привлечь членов партии Христианско-демократического союза канцлера Ангелы Меркель. Она также могла стать более привлекательной для некоторых наиболее нетерпеливых молодых активистов, надеющихся на более быструю карьеру и место в центральном офисе.

Ле Пен, будучи лидером более опытной политической силы, понимала необходимость смягчения риторики Национального фронта, и ради этого даже исключила из партии собственного отца, Жан-Мари Ле Пена, который позволил себе высказывания не более оскорбительные, чем те, что прозвучали из уст Хоека и Гедеона. Это позволило ей получить поддержку еще 20% французских избирателей – о чем АдГ может только мечтать. Отказываясь идти в этом направлении, АдГ рискует доказать бесполезность своего существования и превратиться в крошечную точку на политическом радаре после нескольких относительно успешных лет.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.04.2017 11:47
Комментарии 0
Наверх