// // Нашумевшее дело об аресте «охранников Кадырова» оказалось частью коммерческой «разводки» столичных оперативников

Нашумевшее дело об аресте «охранников Кадырова» оказалось частью коммерческой «разводки» столичных оперативников

1526

В Казани играют «в бутылочку», в Москве предпочитают «бильярд»

3
В разделе

Апрельская публикация «Новой газеты» об аресте группы охранников главы Чеченской Республики так и не стала полноценной сенсацией. По законам жанра громкая тема требовала продолжения. Но следствие, задержав и допросив «силовиков», откровенно забуксовало на стадии сбора доказательств. Выяснилось, к примеру, что упомянутые в газетной статье сотрудники чеченского МВД физически не могли присутствовать на месте инкриминированного им преступления. А сам инцидент с похищением человека, центральный сюжет нашумевшей газетной публикации, оказался рядовым эпизодом рейдерского захвата крупного промышленного предприятия, организованного московскими и калининградскими бандитами при поддержке столичных оперативников. Существуют сведения об участниках и размере денежных средств, направленных в Москву для захвата и удержания в СИЗО совладельца завода.

Калининградского предпринимателя Ахмеда Дзамихова трудно назвать узником совести. В камеру следственного изолятора «Матросская тишина» он попал по обвинению в причастности к похищению человека, общеуголовном преступлении. Тем не менее в его деле прослеживается явная политическая составляющая. Впервые об этом заявила «Новая газета», накануне президентских выборов назвавшая Дзамихова одним из вооружённых чеченских полицейских, которые представляются «охраной Кадырова» и занимаются криминалом при полном попустительстве властей. Теперь, когда выдвинутое против него обвинение рассыпается под весом улик, расследование обстоятельств задержания Дзамихова может в полной мере подтвердить или опровергнуть отчёты МВД об успехе реформирования правоохранительных органов.

Зона рискованного виноделия

До недавнего времени экономист Ахмед Дзамихов не занимался предпринимательством. Зато коммерческие проекты его жены Лилии Бастене известны не только в России, но и на Западе. Самым амбициозным из них стал план создания в свободной экономической зоне «Янтарь» российского Калининграда крупного производственного комплекса, специализирующегося на изготовлении качественных алкогольных напитков. Бренд компании «ЛБ ИКАЛТО», составленный из инициалов Лилии Бастене и названия одного из исторических центров виноделия, грузинской Академии Икалто, объединял личное творческое начало и древнюю традицию. Идея формулировалась просто: обеспечить российских потребителей продуктом идеального качества по доступной цене. Для этого, будучи гражданкой Евросоюза, предпринимательница наладила партнёрские отношения с виноделами 21-й страны мира, заключив договоры о сотрудничестве с ведущими производителями так называемого «замкового» уровня из Старого и Нового Света.

Площадка под завод в Калининграде, бывшая база Военторга, была приобретена в начале нулевых годов на государственном аукционе, исключительно за счёт иностранных инвестиций. Оказалось, что часть этого советского военного объекта, два подземных хранилища с эффективной вентиляцией и постоянной температурой в 12 градусов идеально подходят для выдержки вин и коньяка. Прочие помещения пришлось возводить заново. Признаки неблагополучия Лилия Бастене заметила незадолго до окончания строительных работ. Вначале ей дали понять, что главный актив предприятия, 3 с лишним гектара земли в престижном районе, приглянулся неким «авторитетам». Потом владелице «ЛБ ИКАЛТО» доходчиво объяснили, что запуск крупного производства качественных спиртных напитков серьёзно затронет интересы региональной «водочной мафии», которая буквально залила Калининградскую область и прилегающие к ней независимые державы дешёвым северокавказским спиртом. Намёки «уважаемых людей» Лилия Бастене оставила без внимания. Тогда криминалитет перешёл от слов к делу. В Литве от рук наёмного убийцы погиб портфельный инвестор, один из соучредителей предприятия и владелец 40% акций «ЛБ ИКАЛТО», который должен был обеспечить завод оборотными средствами. Заботы по запуску завода и наладке системы продаж целиком легли на плечи Лилии Бастене. Вдова погибшего инвестора, оставшись с двумя детьми, заниматься бизнесом не умела и не могла.

По теме

Арии московского гостя

Встреча Лилии Бастене с человеком, который занял место погибшего стратегического партнёра, на первый взгляд выглядела случайной. Александр Романов, генеральный директор московского водочного завода «Кристалл», подошёл к ней сам на сельскохозяйственной выставке «Зелёная неделя» в Берлине. Московского управленца, по его же словам, крайне интересовали возможности международной компании «ЛБ ИКАЛТО» в части экспорта российской водки на Запад. В свою очередь, Романов предложил Бастене помощь в продвижении продукции «ЛБ ИКАЛТО» в России. Возможности для этого у главы предприятия, считавшегося одним из основных игроков на отечественном рынке алкоголя, имелись неограниченные. Кроме того, господин Романов пожелал лично способствовать становлению нового предприятия. Завод нуждался в оборотных средствах, поэтому предложение о сотрудничестве было сочтено взаимовыгодным. Договор-меморандум о совместной деятельности, долевом участии гендиректора «Кристалла» в финансировании «ЛБ ИКАЛТО» и выкупе доли у вдовы погибшего акционера был подписан в 2005 году. Сразу после этого на компанию обрушилась лавина серьёзных неприятностей.

По факту Романов успел выплатить только первый транш в 703 тыс. долларов. Дальнейшее финансирование завода он прекратил по вполне уважительным обстоятельствам, попав в тюрьму по 159-й статье УК за подделку векселей завода «Кристалл». Выполнить свою часть договора он поручил некоему Александру Викторову, главе компании «ИТКОЛ-сервеинг». В соответствии с подписанным меморандумом этот бизнесмен, профессионально занимающийся недвижимостью, должен был вместо Романова профинансировать предприятие на сумму в 8 млн долларов. Обеспечением сделки стало имущество предприятия на сумму около 20 млн долларов, включая землю и оборудование, так как тюремные перспективы Романова были неясны. На бумаге стороны ничем не рисковали: если Викторов, в силу непреодолимых обстоятельств, не сможет провести все три оговорённых транша финансирования, по договору он должен был освободить из-под залога часть активов завода. В жизни, как это часто бывает, всё сложилось иначе. Компания «ЛБ ИКАЛТО» все условия договора выполнила. Викторов, напротив, после первого же транша финансировать предприятие перестал и активы из-под залога не выпустил. Более того, вскоре предприятием вплотную занялись налоговики. Как оказалось, вышедший к тому времени из тюрьмы Романов выпустил от имени завода векселя на многомиллионную сумму и за спиной акционеров «просудил» так называемую «кредиторку». В результате, несмотря на особые условия свободной экономической зоны и наличие налоговой переплаты, предприятие начали готовить к банкротству.

Такое поведение вчерашних партнёров не вписывалось даже в рамки «дикого» российского капитализма. Поняв, что завод атакован рейдерами, Лилия Бастене навела справки о несостоявшемся партнёре Романове и чересчур предприимчивом инвесторе Викторове. Оказалось, что бывший гендиректор «Кристалла» в деловых кругах столицы известен своими связями с «таганскими». А ещё мог быть причастен к рейдерскому захвату универмага «Москва» на Ленинском проспекте (убийца юриста, защищавшего магазин, до сих пор не найден). Викторов, как специалист по недвижимости, в прямых контактах с бандитами замечен не был, зато, как мы считаем, обладал возможностями скорой реализации любых захваченных активов. Создавалось впечатление, что действовала эта пара по заранее разработанному плану. Самое главное правило для рейдеров – запустить процесс банкротства, обременив намеченное в жертвы предприятие искусственным долгом или кабальным договором. А потом, получив юридическую зацепку, «дожимать» владельцев административным ресурсом или криминально-ментовскими «наездами».

Заводская линия обороны

Отбить первый штурм не удалось. Приписав к требованию в 703 тыс. долларов «нарисованную» сумму векселей, Романов уступил право требования причитающихся ему денег некоему Юрию Исаеву. А тот, представляясь помощником и сотрудником одного из богатейших людей страны, бывшего владельца фирмы «Вилль Билль Данн» Гаврила Юшваева, переписал рукотворный «долг» вначале на Крымский консервный комбинат, а потом – на предприятие «Азоврыба». Позже на предприятии появился арбитражный управляющий, некий господин Проценко. Вслед за этим на завод пожаловали настоящие мародёры. По данным Лилии Бастене, одной только готовой продукции пропало на сумму более 150 млн рублей.

По теме

И это не считая потери сырья и части оборудования.

Разгромом предприятия руководили профессионалы. К примеру, действия вновь назначенного конкурсного управляющего Пасхина контролировал глава профильного СРО по городу Владимиру Колесников, ранее отметившийся в скандальном банкротстве государственного завода «Вагрон», который был продан украинской компании. Особую заинтересованность в судьбе завода проявлял нынешний зампред правительства Калининградской области Константин Суслов, в своё время учредивший водочный завод «Итар», работающий на спирте из северокавказских республик. Большим человеком стал непосредственный участник атаки на предприятие господин Исаев. Но больше всего тревожило вмешательство начальника местного УБОПа полковника Юрия Шогенова, которого публично обвиняли в организации заказных убийств, и лидера организованной преступной группировки «ростовские» Александра Сайко по кличке Гурон.

Вести переговоры с такими персонажами на равных женщина не могла. К тому же осенью 2011 года у Лилии Бастене заболела дочь. Спасением бизнеса, заручившись специальной доверенностью, пришлось заняться её мужу Ахмеду Дзамихову. Его, опытного экономиста, знали все европейские партнёры госпожи Бастене. К тому же в отличие от жены он имел российское гражданство, лучше разбирался в реалиях отечественного бизнеса и знал, как важно привлечь на свою защиту государство. Битву за предприятие Дзамихов вёл на два фронта, атакуя письмами правоохранительные органы и ведя бесконечные переговоры с рейдерами. Считаясь с риском, он знал, что смерть акционера завода в Литве была не случайна (а заинтересованные в деле «таганские» ассоциировались с погибшим за «Москву» адвокатом), и всегда приходил на деловые встречи с охраной. В последнее время его опекали ребята из охраны. Дзамихов мог твёрдо рассчитывать, что парни, которые привыкли гонять боевиков, при нападении не убегут в кусты, побросав табельные «стечкины».

Похищение длиной в полгода

Ясно, что стремительную развязку затянувшегося конфликта спровоцировала попытка Дзамихова найти общий язык с Романовым. В январе 2012 года партнёр прислал вместо себя на переговоры некоего Левана. Этот гражданин, характерно жестикулируя, заявил, что за Романовым «стоят авторитетные люди». И моментально ретировался, увидев в руках собеседника заранее подготовленное заявление в УБЭП. Через некоторое время встречу Дзамихову назначил другой представитель Романова. Сперва – в торговом центре «Москва», потом – на территории ТЦ «Времена года». Но туда вместо переговорщика рейдеры выслали спецназ, который и встретил Дзамихова… На этот раз люди, захватившие завод Лилии Бастене, отстрелом заниматься не стали, надеясь, что при соответствующих условиях в СИЗО хронически больной Дзамихов долго не протянет. 1 марта 2012 года, через месяц после первых заявлений Дзамихова в правоохранительные органы, его без особых затей бросили за решётку. Причём вместе с охраной. Как писала по этому поводу «Новая газета», речь шла о секретной операции московского ГУВД. Причём на нарах по мысли журналиста оказался не бизнесмен из Калининграда, а крайне опасный представитель банды, промышляющей в российской столице взятием заложников. Имя гражданина, в похищении которого сегодня обвиняют Ахмеда Дзамихова, газета не называет. По данным автора статьи, это профессиональный угонщик дорогих иномарок Ж., который выехал на переговоры с некоей криминальной «крышей» от лица своего коллеги Валеры Осетина и был через два дня обнаружен на улице в коматозном состоянии. Как утверждает издание, господина Ж. били железными прутами, а потом ещё и насиловали бильярдным кием. При этом, как пишет автор статьи, бандитов, так немилосердно обошедшихся с потерпевшим, «доблестные полицейские» нашли благодаря телефонным биллингам.

Материалы дела Дзамихова дают более точную картину происшедшего. Оказывается, за прозвищем Валера Осетин скрывается известный в криминальных кругах господин Хубулов, уроженец грузинского города Руставели. Осетина неплохо знали в 7 ОРЧ 24 отдела МУР. Можно предположить, что этот угонщик был агентом оперативников этого подразделения полиции. Потерпевший господин Ж. в материалах дела носит фамилию Майсурадзе, ранее судим за угоны, а также имеет все признаки полицейского агента. Сама же история его побоев напоминает сюжет трагикомедии. По данным Информационно-аналитического агентства «Сигма», сотрудники которого провели собственное расследование происшедшего, Майсурадзе отделали его же кураторы, причём поводом для побоев стала неудачная операция по сбыту очередного угнанного «Лексуса LX 570». Машину, как это часто бывает, крали под заказ. Но полицейский чин, в описании которого угадывается гроза столичного криминала Антон К, предложил продать автомобиль его же хозяину за половину цены. Хозяин оказался крутым и на встречу приехал в сопровождении полиции. Майсурадзе, уже знакомый с «зоной», предпочёл побои аресту. Машину, соответственно, отобрали. Продавать автомобиль он поехал 23 августа 2011 года в 22 часа. Нашли его прохожие утром на остановке общественного транспорта. Майсурадзе был в сознании, но чувствовал себя плохо. В больнице, куда его 24 августа привезла «скорая», врачи зафиксировали гематомы, оставленные, по словам больного, резиновыми дубинками, и полное отсутствие повреждений внутренних органов, включая прямую кишку. Разрывы в этом деликатном месте обнаружились только через несколько дней, после визита полицейских кураторов. Похоже, что Майсурадзе так и не смог объяснить им, где деньги, которые он должен был выручить за машину, за что и поплатился.

По теме

С официальными документами спорить трудно. 24 августа, как видно из материалов судмедэкспертизы, Майсурадзе избили дубинками. Избили несильно. А потом, через две недели, в больнице он впал в кому по причине повреждения внутренних органов. Конечно, можно предположить, что угонщика изнасиловали бильярдным кием его же соседи по палате или дежурный врач. Труднее объяснить другое. В больнице Майсурадзе находился с 24 августа по 7 октября 2011 года. По закону сразу после осмотра больного врачи должны были сообщить в полицию о криминальном характере травм. А полицейские, в свою очередь, были обязаны допросить Майсурадзе. Но уголовное дело по «факту избиения» было возбуждено только 15 февраля 2012-го, через месяц после того, как, по данным агентства «Сигма», в правоохранительные органы столицы пришёл «заказ» на Дзамихова. В деле, по словам адвоката Гаджи Алиева, и сейчас присутствует датированное 19 января заявление Майсурадзе без указания примет нападавших. Скорее всего в тот момент он просто не знал, на кого ему нужно указывать. Описание Ахмеда Дзамихова и сотрудников чеченской полиции появятся в деле после задержания «банды кадыровцев». Именно 2 марта 2011 года Майсурадзе с часу до пяти ночи будет диктовать свои показания следователю, периодически выходя к задержанным в сопровождении двух оперативников, которые, как можно предположить, были понятыми при досмотре Дзамихова, участниками его задержания и статистами на его опознании. Ошибиться, отмечает адвокат, потерпевший не мог: Дзамихов предстал перед Майсурадзе в наручниках, а на поясе двух рядом стоявших «подставных» красовались «макаровы». Свидетелями этого издевательства над Законом, как можно предположить, стали сотрудники ГСУ СК РФ по г. Москве. Это ли не повод для служебного расследования с соответствующими выводами?

Под защитой общества

«Подыгрывал» этому спектаклю адвокат Николай Играев. Майсурадзе «опознал» всех, включая двух человек с «железным» алиби. К примеру, господин Тагиров, задержанный юрист Дзамихова, 23 августа находился в одном из санаториев Пятигорска. Это подтверждает биллинг его телефонных переговоров и свидетельские показания обслуживающего персонала. Но его всё равно держали три месяца за решёткой. Есть алиби и у Ахмеда Дзамихова. Биллинг его мобильного телефона доказывает, что в момент избиения Майсурадзе он находился в совершенно другом районе города. Более того, с так называемой «преступной группировкой» Дзамихов познакомился в октябре, когда незадачливый угонщик уже выписался из больницы. Причём кроме показаний свидетелей этот факт доказывает детализация его телефонных переговоров. Впрочем, по мнению адвоката Гаджи Алиева, доказательства невиновности калининградского бизнесмена следователя не интересуют. Заказ был именно на Дзамихова и поэтому он будет сидеть. Как отмечает защитник, «…ещё до того, как предъявлено постановление о привлечении Дзамихова в качестве подозреваемого, было проведено следственное действие – опознание. И там уже значилось: «опознал подозреваемого такого-то». То есть задержанные изначально были подозреваемыми. Следователь очень торопился отработать задание…».

Зато теперь, «отработав» Майсурадзе, следствие никуда не спешит. Человека просто держат в СИЗО. Основная задача выполнена: Ахмед Дзамихов, муж Лилии Бастене, находится за решёткой на положении заложника. Трудно придумать более действенный рычаг для давления на деловых переговорах о судьбе многомиллионного предприятия. Недуг Дзамихова, болезнь Бехтерева, тяжёлое воспаление межпозвонковых суставов, становится орудием пытки. Сразу после задержания, 2 и 3 марта, Дзамихов находился в камере, где не было стёкол в окнах. Заболевание требует специального лечения и дорогих медикаментов. Но следователь, несмотря на просьбы родственников арестованного, категорически отказывает им в передаче медикаментов. По плану рейдеров Дзамихов просто обязан дожить за решёткой до полного разгрома семейного бизнеса. Если, конечно, это ему позволят. О том, как исполняется «заказ» в изоляторе, – тема для отдельного рассказа. Но уже сейчас положение Ахмеда Дзамихова даёт повод руководителям СК РФ и МВД РФ задуматься о том, чем занимаются их подчинённые. Игры казанских полицейских «в бутылочку» закончились скандалом всероссийского масштаба. «Бильярд» столичных стражей порядка может спровоцировать громкие отставки.

Источник информации:

информационное агентство

Inter right

Опубликовано:
Отредактировано: 29.10.2012 09:07
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх