// // Наблюдатель «Нашей Версии» стал свидетелем поражения «Единой России» на своём участке

Наблюдатель «Нашей Версии» стал свидетелем поражения «Единой России» на своём участке

443

Низкая избирательность

4
В разделе

Итоги выборов-2011 для нашей газеты таковы. Оба штатных фотографа провели по три часа в полиции. А обозреватель Игорь Дмитриев – ночь на избирательном участке в ожидании подсчёта голосов. Опечатанные урны вскрыли под утро, отчаявшись взять комиссию измором. Результат таков, что вызывает некоторые сомнения в точности итогов по другим, даже соседним, участкам. Впрочем, может быть, это аномалия. Равно как было бы логично допустить, что фотограф Сергей Тетерин был задержан из-за «карусели», которая «крутилась» в районе Хорошёво-Мнёвники.

На момент написания этого текста ЕР получила 49,3% голосов избирателей. Однако в трети субъектов РФ за партию власти, даже по официальным данным, проголосовали меньше 40% избирателей. Стоит напомнить, что четыре года назад самый низкий результат ЕР был зафиксирован в Ненецком автономном округе – 48%. Сейчас же в Ярославской, Костромской, Архангельской, Мурманской, Свердловской, Вологодской, Ленинградской, Московской областях, Республике Карелия, Приморском крае ЕР получила всего лишь от 29 до 33% голосов! На этом фоне её официальный результат в Москве – 46,5% – выглядит просто странным. Неужели москвичи, где высок процент образованной, социально активной публики, отслеживающей политические новости не по ТВ, а по Интернету, любят партию власти гораздо больше, чем жители окрестных областей, в том числе Подмосковья?

В принципе ничего нового на минувших выборах с точки зрения механизмов фальсификации не было. Всё те же проверенные годами технологии в пользу ЕР. Главная разница состояла в том, что гораздо больше народа решило воспротивиться этому привычному жульничеству и стать наблюдателями на выборах – впервые в жизни! И я в их числе. Можно было оформиться наблюдателем от «Нашей Версии», но я решил замахнуться на большее. Ведь чем выше статус, тем больше возможностей всерьёз повлиять на официальные итоги выборов. Поэтому я пришёл в штаб «Справедливой России» и сказал, что готов стать от них членом участковой избирательной комиссии (УИК) с совещательным голосом. Ближайшая к моему дому вакансия оказалась на участке № 425, в здании ОАО «ВНИИнефть» близ станции метро «Дмитровская».

Кроме меня такими же добровольцами на этом участке, как оказалось, стали ещё трое молодых людей примерно 22–23 лет. Андрей был оформлен наблюдателем от «Новой газеты», Олег и Ольга – соответственно наблюдателем и членом УИК с совещательным голосом от «Яблока», хотя потом я узнал от них, что никакого отношения все трое ни к газете, ни к партии не имеют. Просто они, как и я, беспартийные энтузиасты, которые хотели, чтобы выборы наконец-то прошли честно. Мы с ними и скооперировались, что в итоге помогло нам победить... Кроме нас, на участке были женщины из ЕР и КПРФ, которые со скучающим видом сидели в отведённом им углу. Мы же вчетвером стали бдеть по-настоящему, около урн, считая все опущенные туда бюллетени (явка, кстати, была необычно высокой в этот раз – под 60%). Андрей взял с собой сразу два механических счётчика, и мы успешно подстраховывали друг друга…

Как и следовало ожидать, руководству УИК наша добросовестность сразу не понравилась – особенно зампреду УИК, отставному полковнику в должности главного специалиста по безопасности ВНИИнефти. Подходящая квалификация для специалиста по выборам от власти! Практически сразу у нас отобрали стулья и заявили, что для нас, наблюдателей, приготовлен комфортный диван… в противоположном конце зала, откуда невозможно контролировать ситуацию у урн: слишком далеко. Именно там и сидели «наблюдатели» от ЕР и КПРФ, причём последняя вообще исчезла в середине дня – так, для галочки, приходила. Я написал официальную жалобу на то, что руководство УИК не обеспечило нас нормальными рабочими местами, на что получил классический в своём канцелярите официальный ответ: «Помещение оборудовано таким образом, чтобы места выдачи избирательных бюллетеней, кабины для голосования и стационарные ящики находились в поле зрения членов УИК и наблюдателей, а также исключали возможность нарушения избирательного процесса, сохраняли персональную информацию, вносимую в книгу, а также исключали нарушение тайны голосования. Комиссия решила: признать заявление Дмитриева И.Ю. необоснованным».

По теме

Если руководство УИК думало, что мы сдадимся, то оно жестоко просчиталось. Мы простояли на ногах вблизи урн, следя за тем, чтобы не было вбросов, все 12 часов! Впрочем, с середины дня, конечно, когда усталость уже настойчиво давала о себе знать, установили дежурство, поочерёдно отдыхая на диване... В какую-то минуту, потеряв терпение, глава УИК стала возмущаться, что мы «нарушаем тайну голосования», поскольку слишком пристально смотрим, как опускают бюллетени, и можем, дескать, увидеть, за кого поставлена галочка! Но мы были вооружены инструкциями для наблюдателей, составленными ассоциацией «Голос», и с законом в руках доказали, что имеем полное право следить за тем, сколько именно бюллетеней опускается в урну.

Забегая вперёд, скажу, что руководство УИК обращалось с нами просто гуманно по сравнению со многими другими участками, где строптивых наблюдателей зачастую просто выгоняли без какого-либо внятного повода. Например, мой товарищ – член УИК с решающим голосом! – был изгнан за «долгое отсутствие на рабочем месте» и «сговор с одним из наблюдателей». А женщину-наблюдателя в школе на улице Мосфильмовской, отказавшуюся участвовать в фальсификации итогов голосования, по её словам, за это «избили председатель УИК с мужем и сантехник школы, и если бы не студенты-наблюдатели, то забили бы ногами».

Пожалуй, виной «мягкосердечия» главы нашего УИК стало то, что сразу двое из нас заявили, что связаны с известными федеральными газетами. В итоге нам дали возможность отстоять всю полусуточную вахту у урн, в ходе которой мы стали свидетелями поразительного бардака со списками избирателей. С одной стороны, из этого списка выпал целый корпус одного из домов. Более того, как поведала нам глава УИК, жильцы этого корпуса и на предыдущих выборах оказались «вне зоны доступа» голосования. За прошедшие с тех пор четыре года районное руководство так и не удосужилось исправить эту ошибку.

С другой стороны, в списке избирателей почему-то оказались и солдат-«срочник», который 4 декабря, как сказала нам его мама, проголосовал по месту службы, и студент французского вуза, который уже получил в той стране вид на жительство… А одна из пожилых избирательниц, к которой «по её просьбе» привезли на дом избирательную урну, громко возмущалась: «Чего вы мне всё время её привозите?! Не хочу я голосовать!» Развлекали нас время от времени своими репликами и другие избиратели. Один из них вопрошал: «К кому мне здесь обратиться, если у меня крыша течёт?» Другой интересовался: «А где здесь оформляют подписку на «Комсомольскую правду»?» Апогеем же можно считать вопрос, с чистой душой заданный некоей бабулькой у урны: «А в бюллетене отмечать что-то надо?»

Но самое интересное началось после окончания голосования в 20 часов. Мы придирчиво, как и положено, проверили число неиспользованных бюллетеней, после чего председатель УИК – молодая, симпатичная начальница юридического отдела ВНИИнефти – села подводить общую сводку по количеству избирателей. И делала это... 7 (!) часов. Представляете? Просто сложить цифры избирателей по домам, на что должно уйти полчаса, ну максимум час! Избирательные урны всё это время даже ещё не вскрывались, конечно, как и положено по закону. Вначале мы поочерёдно подходили к главе УИК и слышали в ответ: вот ещё одну цифру проверю… Но к полуночи стало ясно, что нас решили взять измором. Мол, или мы уснём, или плюнем и уедем. И тогда они вскроют урны и посчитают голоса, как удобно начальству – то есть привычное подавляющее большинство за ЕР.

Мы – я и двое молодых ребят, – конечно, не поддавались (наша коллега всё же уснула на диванчике)... Демонстративно уселись напротив председателя УИК, не подавая признаков усталости, и наша выдержка победила. В 4 часа ночи она объявила, что наконец-то верно «сосчитала» избирателей. Комиссия перешла к самому главному – подведению итогов голосования. Урны были вскрыты (Ольгу мы, конечно, разбудили), бюллетени разложены по отдельным партиям. Заявив, что «и так уже все устали, очень поздно», глава УИК предложила, чтобы каждый из членов комиссии быстро подсчитал по одной из кучек, и всё. Но мы опять воспротивились и потребовали, чтобы считали по закону – то есть все кучки по очереди и медленно, перекладывая каждый бюллетень из пачки в пачку. Нам повезло, что на нашей стороне оказался и один из членов УИК с решающим голосом.

В итоге подсчёт голосов был честным, и его результаты превзошли все ожидания. Победили: КПРФ — 26,2%, «Яблоко» — 21,5%, «Справедливая Россия» — 20,8%! На нашем участке ЕР заняла лишь 4-е (!) место с 17,3% голосов! Именно такие цифры значатся и сейчас на сайте Центризбиркома РФ, резко контрастируя с данными всех прочих УИК по этому Тимирязевскому району – от 44 до 70% (!) за ЕР.

Мы получили на руки копии протокола в 7.30 утра, усталые, но удовлетворённые – провели целые сутки на избирательном участке и добились на нём мирной революции... Наблюдатель Ольга сказала, что её парень был в эту ночь наблюдателем на другом участке, тоже добился там честных выборов, и результат был примерно таким же.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.12.2011 15:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх