// // На карте Москвы нет 24 тысяч реально существующих объектов

На карте Москвы нет 24 тысяч реально существующих объектов

371

Адрес - не дом и не улица

Адресные проблемы начались с массовой застройки: что-то сносилось, что-то строилось, а нумерация пошла вразнос
lori.ru
Адресные проблемы начались с массовой застройки: что-то сносилось, что-то строилось, а нумерация пошла вразнос lori.ru
В разделе

Столичные власти планируют навести порядок с путаницей в адресах. В Москве действительно порой можно заблудиться: адреса домам нередко присваиваются вопреки существующим правилам. А порой и вопреки элементарной логике. Путаются приезжие, горожане, таксисты, «скорая помощь». Добавляет неразберихи до сих пор случающееся переименование улиц. И эта постоянная игра в смену вывесок, похоже, ещё не завершена.

Свою историю с блужданием по дворам может рассказать, наверное, любой москвич. Корреспондент «Нашей Версии» сам живёт в таком чудном месте – на пересечении улиц Гольяновская и Госпитальный Вал. В этом районе в 2000-х годах было снесено значительное количество ветхого жилья, на его месте выросли новые дома. Это ли вызвало путаницу, или и раньше здесь можно было заблудиться, не знаю, но сейчас даже местные жители далеко не всегда объяснят дорогу. Начнём с того, что у дома № 5 по Госпитальному Валу – 19 строений и корпусов, располагающихся в хаотическом порядке (например, рядом с домом № 5, стр.1 расположены дома № 5, стр. 5 и № 5, стр.7). Несколько домов с адресом по Госпитальному Валу в реальности идут вдоль Гольяновской улицы. В итоге получается, что с одной стороны Гольяновской – дома с нечётными номерами, с другой – сначала с чётными, как и положено, а потом с нечётными, вот только относятся последние к другой улице. И уже лет пять корреспонденту «Нашей Версии» приходят письма с угрозами отключить электричество абоненту, живущему в доме № 5, стр. 1 по Гольяновской улице. Нет такого дома! А вот адрес, вероятно, есть, раз энергетики упорно вбивают его в свои квитанции. И это, очевидно, не единственный пример. Такая же неразбериха и в соседних кварталах: люди часами блуждают в поисках конкретных домов на Семёновской набережной, путаются в многочисленных строениях и корпусах дома № 3 по Госпитальному Валу. Чуть ли не ежедневно приходится разводить руками в ответ на просьбу показать дорогу.

Казалось бы, есть чёткие правила нумерации. Градостроителям нужно просто следовать им, и всё будет в порядке. Начало улицы – её край, ближний к центру города. Чётные дома идут от начала улицы по правой стороне, нечётные – по левой. Здания во дворах – корпуса, строения и сооружения «основного» дома, фасад которого выходит на улицу. Новое здание между двумя нумерованными домами получает букву после номера. Однако исполнять эти правила не получается ну никак. Этому, конечно, есть и объективные причины. Одна из них – бурное строительство новых дорог и новых домов. Порой при массовой перестройке требуется сменить номера и в старых домах квартала, чтобы соответствовать правилам. Но это не нравится местным жителям, да и почтальонам сильно усложнит работу. Иногда перепланировка разбивает улицу на две части: например, Смольную улицу «режут» парк и промзона.

Однако путаница с улицами не всегда была связана в Москве со строительством. Не обошлось и без путаницы в мозгах начальства. Например, сразу после революции 1917 года районные власти бросились избавляться от наследия царизма. Но делали это децентрализованно, и в разных частях города тут же возникли одноимённые улицы: словарный запас революционеров оказался не очень-то разнообразным. Упорядочили эту историю только в 1921 году, однако через несколько десятков лет всё началось по-новому: столица стала расширяться за счёт поглощения окрестных деревень, что тоже привело к дублированию. Появилось, например, несколько Центральных улиц. В начале 1990-х годов улицы переименовывали уже для того, чтобы откреститься от коммунистического прошлого. На этот раз улиц-дублёров не появилось, однако само по себе массовое переименование вряд ли добавило комфорта горожанам. Например, депутат трёх созывов Мосгордумы Евгений Бунимович пожил в Большом Пионерском переулке, на улице Адама Мицкевича и в Большом Патриаршем переулке. И при этом не съезжал с места.

Случаются переименования и в последние годы. Например, Большая Коммунистическая в прошлом году превратилась в улицу Александра Солженицына, что вызвало протест не только левых партий, но и некоторых местных жителей, которым пришлось менять документы. Вполне возможно, что этим история не ограничится: из Мосгордумы регулярно звучат призывы избавиться от «неблагозвучных» названий вроде Магистрального переулка. А вот массовой смены номеров зданий (чтобы привести всё в соответствие с правилами) скорее всего не будет: это наверняка приведёт к ещё большей путанице, чем есть сейчас. Но чтобы как-то упорядочить городские адреса, власти ещё в 1990-х годах создали Cлужбу адресного реестра при Московском городском бюро технической инвентаризации и положение о едином порядке регистрации адресов зданий. В 2004 году мэрия приняла решение создать уже электронную базу данных по всем адресам. Вот только она ещё не полна: около 24 тыс. объектов пока не поместилось.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.12.2009 11:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх