// // Может ли защитить себя наша армия?

Может ли защитить себя наша армия?

646
5
В разделе

Строить систему обороны исходя из угроз национальной безопасности, которые были в прошлом веке, значит, следовать вчерашнему дню. Средства надо расходовать разумно, то есть нужно чётко представлять угрозы (в том числе и террористические), знать, как на них реагировать и устранить их и какие для этого нужны силы и средства. Тогда и будет понятен облик тех современных вооружённых сил, которые могут отвечать вызовам национальной безопасности в ХХI веке.

Эдуард ВОРОБЬЁВ, депутат Госдумы второго и третьего созывов (бывший зампред Комитета Госдумы по обороне), генерал-полковник:

– У нас в армии, как и вообще в стране, жизнь человека никогда не являлась ценностью, а если она не защищает своих солдат, то разве в состоянии защитить себя? Все достижения Петра I построены на костях людей, но этого никто не помнит. Во время Великой Отечественной войны тоже: «Мы за ценой не постоим», то есть люди как пушечное мясо. Это продолжается и в мирное время. Когда я был в Думе, то все мои попытки провести закон о безопасности военной службы закончились ничем. А ведь мы трактовали понятие «безопасность» очень широко, начиная с конструкции боевой техники и заканчивая соблюдением своих обязанностей должностным лицом. Скажем, руководитель стрельбы перед её началом обязан проинструктировать и выставить оцепление, а если дело происходит ночью, то ещё и установить указатели перед неровностями. Но однажды такой руководитель не сделал этого, и БМП опрокинулась в яму, а весь экипаж захлебнулся. Я тогда был командующим группой войск, и все мои попытки привлечь к ответственности этого руководителя так и не увенчались успехом.

И ещё наша армия сегодня, к сожалению, больна. Первое заболевание – это коррупция, превышение должностных полномочий, взяточничество и всё то, что с этим связано. Второе – неуважительно-неуставные отношения между военнослужащими, попирающие человеческое достоинство. Здесь и взаимоотношения между старшими и младшими офицерами, между офицерами и сержантами, между сержантами и солдатами. Но методы борьбы с этими болезнями нашей армии есть, и главный из них – аттестация офицерского состава. Поверьте, это огромное подспорье! И если к этому ещё и подключить офицерские собрания, то тогда взаимоотношения «я – начальник, ты – подчинённый» вообще будут недопустимы, потому что офицеры знают всё. Так что нужно улучшать социальную составляющую жизни офицеров и прапорщиков. Но самое главное, нужно немедленно заняться подготовкой сержантов-контрактников, давая основы в области воспитания, педагогики и психологии не ниже уровня младших офицеров.

Виктор ОЗЕРОВ, председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности:

– Строить систему обороны исходя из угроз национальной безопасности, которые были в прошлом веке, значит, следовать вчерашнему дню. Средства надо расходовать разумно, то есть нужно чётко представлять угрозы (в том числе и террористические), знать, как на них реагировать и устранить их и какие для этого нужны силы и средства. Тогда и будет понятен облик тех современных вооружённых сил, которые могут отвечать вызовам национальной безопасности в ХХI веке. Реформа в армии идёт тяжело, но что-то, безусловно, двигается. Скажем, количество воинских частей сейчас приведено в соответствие с перспективным обликом; мы уже определились с количеством вузов и с порядком подготовки сержантов; также сегодня большое количество офицеров уже получили сокращения и идёт процесс в плане подготовки служебного и постоянного жилья.

По теме

Минобороны понимает, что сегодня мы не выполним в полном объёме программу по переходу на контракт частей постоянной боевой готовности, потому что не хватает средств. Поэтому в ближайшие 10 лет мы будем иметь до 60% таких военнослужащих, которые будут проходить службу по призыву. Ведь на тех условиях, которые сейчас предлагаются контрактникам (в плане денежного обеспечения, соцпакета, жилья), мы не можем в достаточном количестве отбирать их на службу. Да и очередей в военкоматы что-то не видно. Так что реформа в армии идёт. Но что касается её качества, то здесь есть вопросы. Тем не менее как нельзя остановить совершенствование ВС, так и нельзя сказать, что именно в 2010 или в 2012 году мы сформируем новый облик нашей армии и больше ничего не будем делать. Мы будем совершенствовать военную технику и качество подготовки офицерского состава, будем наращивать решения социальных вопросов и так далее. Но у нас есть определённые рубежи, которые мы должны выполнить.

Леонид ИВАШОВ, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник:

– Наверное, скоро действительно потребуется некая общественная милиция для того, чтобы охранять воинские части. Но воинские части сегодня не могут защитить себя не только от террористов, но и от пожаров, потому что личный офицерский состав сократили, а технику просто выбросили из штатного расписания. Все мы помним недавние пожары, в которых сгорели по крайней мере две воинские части. Если раньше, скажем, в мотострелковых и танковых дивизиях были пожарные подразделения – сапёрно-пожарный батальон, рота инженерной техники с танковыми бульдозерами, рота водоснабжения, которая может бурить скважины, развёртывать рукава и трубопроводы, – то теперь всё это не вошло в бригады и выброшено на разграбление или на продажу! Сегодняшнее разрушение системы тылового и технического обеспечения нашей армии привязывает воинские части к конкретному гражданскому хлебокомбинату, гражданской медчасти, к частному гражданскому оборонсервису (предприятию, которое просто так не будет ремонтировать подбитые на поле боя танки). То есть бригадная система привязывает воинские части к конкретному району и делает их малоподвижными, а их радиус действия ограничивается дальностью до ближайшей заправки, ремонтного предприятия и т.п. Можно констатировать: армии как цельной военной организации сегодня в России нет. Есть остатки и осколки бывшей Советской и Российской армии, но как системной организации её просто нет. Наша армия деморализована перманентными 20-летними реформами, а её костяк, то есть офицерский корпус, на чём, собственно, и держится любая армия, полностью дискредитирован. Мало того, сегодня государство уже не хочет его ни обучать, ни воспитывать. Поэтому говорить о боеспособности остатков такой армии просто не приходится. То, что произошло в Буйнакске, к сожалению, говорит о том, что военная организация Российского государства настолько слаба, что действительно её надо уже охранять.

Владимир ВОЙНОВИЧ, писатель:

– Армия сама должна защищать и себя, и государство, а если она будет защищать только себя, то, наверное, нас защищать будет уже некому. А если кто и должен защищать нашу армию, так это политики. То есть они вообще должны защищать свою страну, а следовательно, и армию, применяя какие-то политические меры. Я имею в виду, что государство можно защитить не только военными, но и политическими способами. Но не знаю, как можно защититься от такого ползучего террора и того, что сегодня происходит на Кавказе. «Восток – дело тонкое» – так говорит главный герой кинокартины «Белое солнце пустыни». По аналогии с ним я сейчас могу сказать: Кавказ – это тоже тонкое дело. Я имею в виду, что в этом регионе надо прийти не только к военным решениям. К сожалению, армия беспомощна против террора, и с этим должна справляться милиция. Правда, и она в этом отношении тоже не всегда оказывается на высоте. Но поскольку идёт большая подрывная и подпольная деятельность, то с такими силами нужно продолжать бороться милиции и ФСБ, а политики должны быть мудрыми не только в центре, но и на местах. В Кавказском регионе должны быть созданы условия для мирной жизни, а сейчас там ещё далеко не всё сделано.

Не думаю, что в нашей армии до сих пор остался боевой победный дух. Ведь к ней нет уважения со стороны общества, и она сама себя не уважает. В ней процветает коррупция, а понятия об офицерской чести стали более чем расплывчаты. Раньше как было: если человек военный, то у него особое представление и о воинской чести, и о защите мундира, а теперь это далеко не так. В армии США для простого солдата и горячий шоколад, и апельсиновый сок и т.п., а наш более неприхотлив: съел краюху хлеба с кашей – и доволен. Но русский солдат так же неприхотливо, как его кормят, выполняет свои обязанности. Он не проявляет никакого энтузиазма и не знает, зачем и кому служит и что защищает. Государство, в котором существует человек, должно быть привлекательной силой. Да, у нас есть берёзки, речка… А ещё что?

Александр Саргин
Опубликовано:
Отредактировано: 15.09.2010 11:32
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх