// // Молоко, мясо и вино стали важной политической валютой

Молоко, мясо и вино стали важной политической валютой

937

Торговые войны

2
В разделе

Сегодня Россия, пожалуй, как никогда, активна в торговых войнах. Не успели санврачи раскритиковать украинские конфеты да найти очередные пестициды в молдавском вине, как тут же подоспело «прокисшее» литовское молоко. На прошлой неделе появилась новая мишень – молочная продукция из Нидерландов тоже вот-вот может быть объявлена некачественной. Очевидно, что торговые войны, как, например, и энергетические, есть прямое продолжение международной политической борьбы. Вопрос, однако, том, насколько эффективно той или иной стране удаётся использовать торговые санкции в своих интересах.

По мнению экспертов, одной из причин нарастающей активности нашей страны в торговых войнах можно считать факт присоединения России к ВТО. Многие годы наша страна пыталась стать членом этого альянса, однако на поверку оказывается, что некогда желанное присоединение к ВТО нам не так уж и выгодно. «Это организация, которая существует уже достаточно долго с уже сформировавшимися лидерами и правилами, по которым функционирует эта система. Появление нового члена – России – рассматривается ими как возможность получить от нашей экономики выгоды, не предоставляя их в ответ со свой стороны. В итоге Россия вынуждена защищать свои права и интересы, вступая в торговые войны. В противном случае её ожидали бы все сложности, которые испытывает любой новичок в любом новом коллективе», – констатирует председатель правового комитета Ассоциации молодых предпринимателей России Сергей Варламов. По словам эксперта, одной из главных проблем членства России в ВТО оказывается тот факт, что за рубежом сегодня не готовы воспринимать всерьёз товары, сделанные в России. Наша страна – традиционный поставщик сырьевых ресурсов. Ни на каких других рынках нас, к сожалению, не готовы воспринимать серьёзно. «Наши товары абсолютно неконкурентоспособны на внешнем рынке. Надпись «сделано в России» отталкивает зарубежного потребителя, потому что в его глазах сложился соответствующий политический образ РФ. Из-за этого российскому товару затруднительно пробиться на зарубежные рынки. И поэтому российской стороне приходится показывать зубы, чтобы добиться сотрудничества с организацией на максимально выгодных условиях», – продолжает Сергей Варламов.

Инцидент с дипломатом и «фантомные боли по утраченной империи»

Впрочем, причины торговых войн, как правило, редко лежат чисто в экономической плоскости. Обычно война торговая есть либо прямое следствие войны политической, либо предвестник оной. В этой связи весьма показателен недавний дипломатический скандал России и Нидерландов. Напомним, что в ночь на 6 октября в дом российского дипломата Дмитрия Бородина ворвались вооружённые люди, избили его, после чего на него были надеты наручники, и россиянин был доставлен в участок. Президент Владимир Путин заявил, что виновные в нападении на нашего дипломата должны быть наказаны. Кроме того, российская сторона потребовала официальных извинений от Нидерландов. Однако зачинщики конфликта вначале заявили, что готовы будут извиниться только в том случае, если по результатам проводимого ныне расследования вскроются нарушения Венской конвенции о дипломатических сношениях. Чуть позже извинения всё же прозвучали. Результат инцидента на момент подписания этого номера газеты в печать – со стороны России в ход было пущено «торговое оружие». Руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт выразил серьёзные сомнения в качестве молочной продукции из Нидерландов, пригрозив введением запрета на её поставки. «Как оказалось, ветслужба этой страны подписывает документы, не видя продукции… С другой стороны, при мин-

По теме

экономики Нидерландов есть служба, которая проверяет качество молока. Получается, что ветеринары проверяют молоко меньше, а мы принимаем гарантии не ветслужбы, а другой структуры – мы этого не понимаем», – за-

явил чиновник, пока что только пригрозив голландцам более тщательными проверками поставляемой продукции.

Очевидно, однако, что в данном случае рассчитывать на то, что торговая война сможет оказать решающее воздействие на исход политического инцидента, было бы явным преувеличением: Россия не является основным рынком сбыта молочной продукции для Нидерландов, так что в данном случае возможный запрет на молочную продукцию больше походит на попытку сделать обиженный вид. Другое дело торговые санкции против бывших республик СССР. Здесь у России позиции, как правило, более сильные. Пример, ставший классическим, – запрет 2006 года всей винной продукции из Молдавии, который фактически заставил молдаван перестроить всю свою винную отрасль и переориентироваться на другие рынки. Кстати, несмотря на снятие запрета, вернуть былые объёмы рынка в России молдаванам так и не удалось. «Это абсолютно нерациональные и, я бы даже сказал, эмоциональные действия, в основе которых лежат фантомные боли по утраченной империи. Чем скорее Россия преодолеет эти фантомные боли, тем быстрее мы начнём решать реальные проблемы, например с замедлением экономического роста, стагнацией, маячащей рецессией», – убеждён профессор РАНХиГС Иван Стариков.

Справедливости ради стоит отметить, что если в винных скандалах России и не вполне удалось добиться своего в политической плоскости, то в торговых отношениях Россия явно выиграла. По признанию участников алкогольного рынка, та часть молдавского вина, которая вернулась в Россию после снятия запрета, действительно стала более качественной.

Не исключено, что нынешний торговый конфликт с Литвой, связанный с запретом молочной продукции, но также замешенный на политике, тоже в итоге окажется полезным как минимум для качества продукции. Например, в СМИ уже было обнародовано заявление гендиректора АО Pieno Zvaigzdes (продукция под брендом Svalia) Александра Смагина о том, что «претензии Роспотребнадзора к литовской молочной продукции вполне могут быть обоснованными».

Что же касается успехов на чисто политическом поприще, то торговые войны, очевидно, помогли России несколько раз если не насолить американцам, то хотя бы сдвинуть зашедшие в тупик отношения в результате «куриных скандалов» середины 90-х и начала 2000-х годов, а также последние «мясные санкции», ставшие ответом на принятие «акта Магнитского». Весьма эффективным инструментом воздействия на поляков было введение запрета на поставки мяса в 2005 году.

«Куриные бои» с Америкой

Знаменитые «ножки Буша», прилетевшие в Россию в голодные 90-е годы, на самом деле лишь первые два года играли исключительно питательную роль. В 1990 году главы двух стран – Михаил Горбачёв и Джордж Буш-старший – подписали соглашение о поставках в Россию замороженных американских окорочков. Изначально они поставлялись к нам чуть ли не в виде гуманитарной помощи – по цене транспортировки, однако впоследствии оказалось, что американцы попросту перехитрили российского лидера. После того как собственное производство птицы в нашей стране сократилось на 70%, американцы тут же взвинтили цены на свои окорочка, начав поставлять их по вполне рыночной стоимости. При этом благодаря «гуманитарной помощи» место себе на нашем рынке они застолбили достаточно прочно. Для Америки возможность поставок «ножек Буша» в Россию всегда представляла весьма важный экономический интерес: 1 млн тонн поставляемых в те годы окорочков составлял большую часть всего американского импорта птицы.

Впервые открыто в политическую валюту окорочка превратились в 1995 году. Тогда президент США Билл Клинтон пригрозил России, что не приедет на празднование 50-летней годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Таким образом американский лидер планировал выразить своё отношение к ведущейся тогда военной кампании в Чечне. Однако в Москве Клинтону намекнули на то, что в «ножках Буша» вполне могут найти опасные для жизни химикаты и дорога курице на российский рынок будет заказана. Учитывая, что именно в те годы в России начало возрождаться собственное производство птицы, американцы уже не могли так вольготно чувствовать себя на нашем рынке, как в начале 90-х. Поэтому Билл Клинтон тогда быстро перестал беспокоиться о судьбе демократии на Кавказе.

По теме

Здесь стоит сделать важное пояснение: в самих США фермеры получают огромные субсидии из бюджета на производство и реализацию своей продукции. Соответственно продажа окорочков на внутреннем рынке большого дохода государству не приносит – более того, чем больше курицы будет продано внутри страны, тем большей становится нагрузка на бюджет. Вот почему куриный импорт для США всегда играл важную роль.

Впоследствии курятина ещё не один раз выходила на первый, именно политический план. В 2002 году Россия попыталась избавиться от избыточного американского импорта с помощью санитарных норм, обнаружив в ножках бактерии сальмонеллы. США тогда пригрозили заблокировать процесс нашего присоединения к ВТО и не отменять поправку Джексона – Вэника. В 2005, а потом в 2008 году Россия и США подписывали соглашения по импорту курятины, пытаясь гармонизировать рынок.

Сегодня торговые войны между нашими странами переместились в «мясную» плоскость. В прошлом году в ответ на принятие «акта Магнитского», который, кстати, опять же был увязан с отменой пресловутой поправки Джексона – Вэника, Россия ввела запрет на поставки американского мяса с содержанием рактопамина. Официально озвученная причина: рактопамин, вещество, используемое для того, чтобы сделать мясо менее жирным, опасно для здоровья потребителей. Надо сказать, что определённая доля истины в этом есть: к примеру, использование рактопамина действительно запрещено в России, Китае и странах Евросоюза. Другое дело, что до принятия «акта Магнитского» Россию не очень-то беспокоил факт наличия рактопамина в американском мясе. Впрочем, пока что Россия очевидно выигрывает в этом «мясном конфликте». По крайней мере чисто с формальной точки зрения позиции нашей страны выглядят более сильными, в то время как американская сторона не устаёт заявлять о том, что мы, дескать, нарушаем правила ВТО. «Американцы не оставляют мысли добиться своего через продолжающееся политическое и административное давление, не имеющее отношения к сути проблемы. Пока США на правовой площадке разговор по данной проблеме не ведут», –

констатировал глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко.

Впрочем, переход от правовой стороны дела к стороне политической и обратно – всегда было отличительной чертой торговых войн.

А как у них?

Драка на бананах

Одной из самых длительных торговых войн, пожалуй, можно считать «банановую войну» между странами ЕС и Латинской Америкой и США, продлившуюся более 18 лет.

Всё дело в том, что торговля бананами – один из самых выгодных бизнесов для супермаркетов. Это один из тех товаров, на которых ретейлеры получают наибольшую прибыль. При этом ЕС освободил от пошлин поставщиков бананов из своих бывших колоний в Африке и на Карибах, но обложил дополнительными пошлинами бананы, поставляемые из Америки. Большую часть мирового бананового бизнеса делят межу собой пять компаний: американские Dole, Chiquita, Del Monte, ирландская Fyffes и эквадорская Noboa.

Вплоть до 2009 года ВТО неустанно предупреждала европейцев о необходимости снизить таможенную пошлину для бананов, импортируемых из Латинской Америки и США, но всё безрезультатно. Только в 2009 году была достигнута договорённость о подписании соответствующего соглашения при условии, что Европа выделит своим бывшим колониям 190 млн евро, дабы помочь им преодолеть наступающий трудный период на банановом рынке. Однако подписание соглашения между ЕС и 11 латино-

американскими странами состоялось только в ноябре 2012 года. Паскаль Лами, возглавлявший тогда ВТО, прямо сказал, что подписание данного соглашения состоялось только «после многих лет сложных политических дебатов».

Опубликовано:
Отредактировано: 14.10.2013 15:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх