// // Министр обороны Израиля Моше Яалон вступился за коллегу, но не выдержал политической атаки

Министр обороны Израиля Моше Яалон вступился за коллегу, но не выдержал политической атаки

1040

За что уволили министра?

Министр обороны Израиля Моше Яалон вступился за коллегу, но не выдержал политической атаки
В разделе

Принятое премьер-министром Биньямином Нетаньяху решение отправить в отставку министра обороны Моше Яалона продолжает порождать споры в израильском обществе. Все началось со стрельбы и убийства уже нейтрализованного палестинского террориста одним из членов сил обороны Израиля. Яалон, который последовательно выступает за высокие этические стандарты в ЦАХАЛе, осудил произошедшее.

Хотя видео инцидента, выложенное в Интернете, казалось бы, доказывало неправоту солдата (хотя некоторые утверждали, что оно как раз оправдывает его действия), высшее руководство страны осудило Моше Яалона за поддержку террориста, а не военнослужащего армии Израиля.

Видео, однако, обеспечило Яалону твердую почву, как в моральном, так и в юридическом плане. Если бы спор на этом закончился, то он все еще мог бы быть министром обороны. Но всего несколько недель спустя он пришел к замначальнику штаба ЦАХАЛ, генерал-майору Яиру Голану, и ситуация еще больше усложнилась.

В день памяти жертв Холокоста (когда жизнь в Израиле замирает, а по всей стране звучат сигналы воздушной тревоги) Голан также говорил о важности нравственности в ЦАХАЛе, но пошел дальше: «Если в воспоминаниях о Холокосте есть что-то, что заставляет меня бояться, то это возмутительные процессы, произошедшие в Европе в целом, и, особенно, в Германии – 70, 80 и 90 лет назад – и, похоже, то же самое происходит у нас сейчас».

Уподобление произошедшего в Израиле событиям в гитлеровской Германии нарушило фундаментальное социальное и культурное табу в Израиле. Не удивительно, что возмущенные голоса зазвучали незамедлительно и отовсюду. В ярости Биньямин Нетаньяху потребовал от Яалона объяснений. Премьер-министр наверняка, ожидал, что Яалон, по меньшей мере, сделает выговор своему заместителю, но действия министра обороны были прямо противоположны ожиданиям главы правительства – он поддержал право Голана выразить свое мнение.

Затем Яалон пошел еще дальше, использовав шумиху, чтобы осудить политическую ситуацию в Израиле. Нападки, в которых «преднамеренно искажался» комментарий Голана стали «очередной попыткой нанести удал по ЦАХАЛу и его должностным лицам», – заявил Яалон.

Несмотря на то, что Голан позже отказался от своей аналогии и извинился, слова положили начало публичному противостоянию между армией и правительством. Отставка Яалона была практически неизбежной, и последовала несколько недель спустя.

Израиль имеет долгую историю общественной критики собственной армии, но прежде за критические высказывания людей редко увольняли; скорее, они часто приобретали национальную известность. В 1949 году, например, Самех Изхар (псевдоним Изхар Смилянский), написал эпопею «Дни Цаклега», в которой раскритиковал действия солдат ЦАХАЛа в некоторых арабских деревнях, захваченных и разрушенных во время войны за независимость. Даже несмотря на признание израильтянами того факта, что война была борьбой за выживание, критический анализ был встречен с одобрением. Произведение было включено в учебную программу средней школы Израиля, и Самех Изхар несколько раз избирался в кнессет.

Самокритика занимает центральное место в этосе Израиля, с момента основания страны. Так почему же на этот раз к критике отнеслись столь враждебно? Похоже, этому способствовала совокупность факторов. Во-первых, Голан не был неправ. Более догматичное правое крыло наращивает популярность в Израиле. Оно менее склонно к принятию в свой адрес критических замечаний. Желчность нападений на Голана может быть связана с тем, что часть израильского общества сознает, что он сказал правду.

По теме

Во-вторых, убийство 6 миллионов евреев во время Холокоста до сих пор имеет первостепенное культурное, историческое и даже религиозное значение в Израиле, и любые попытки приравнять действия нацистской Германии к действиям Израиля безапелляционно воспринимаются многими, как ересь. Слова Голана попали в цель, но риторика была выбрана неудачно.

И, наконец, Нетаньяху не впервые предпринимает попытку определить пределы национального дискурса. Только в прошлом году романист Давид Гроссман, вошедший в список номинантов на получение национальной литературной премии, отказался от участия в конкурсе, желая тем самым выразить протест вмешательству Нетаньяху в процесс отбора кандидатов. Судьи также подали в отставку, указывая на вмешательство премьер-министра в процесс, который должен был быть полностью аполитичным.

Тогда Нетаньяху переоценил себя, и может сделать это снова. Яалон был весьма уважаемым министром обороны (а ранее – начальником Генштаба), и многие израильтяне гордились тем, что он встал за верховенство закона в случае Хеврона, и за свободу слова в деле Голана.

Действия же Нетаньяху в отношении Яалона оказались крайне непопулярны, и вскоре они могут возыметь последствия. «Израильтянам повезло иметь последние несколько лет Яалона в качестве министра обороны, и это везение теперь, похоже, закончилось,– говорит уважаемый политик и писатель Моше Аренс. – Политическое землетрясение не за горами».

Если Нетаньяху, который известен как мастер политической тактики, осознает, что действительно перегнул палку, уход Ялона из политики может быть временным. В противном случае может оказаться, что премьер-министр ускорил свой собственный уход.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.06.2016 18:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх