// // Несовместимые цели Москвы и Эр-Рияда ведут их к конфликту

Несовместимые цели Москвы и Эр-Рияда ведут их к конфликту

1469

На грани открытого противостояния

Несовместимые цели Москвы и Эр-Рияда ведут их к конфликту
В разделе

Сегодня Ближний Восток является одним из тех регионов, которые определяют мировую политику. В то время как влияние Европы, с ее проблемами внутри ЕС, и Восточной Азии с бурлящими китайскими амбициями имеют длительный эффект, Ближний Восток является ареной насилия, сложной дипломатии и непрестанной череды событий с мировым значением.

Методы управления

Несмотря на осмотрительность, с которой действуют региональные игроки и мировые державы, непредвиденные события в любой момент могут полностью изменить стратегическую картину. Одной из наиболее знаменательных в текущий момент является динамика формирования отношений между Россией и Саудовской Аравией. Потенциал для полноценного противостояния между двумя странами накапливался в течение последних трех-пяти лет и, в случае обострения, существенно повлияет на несколько сфер международных отношений.

В настоящее время напряженность в отношениях между Москвой и Эр-Риядом обусловлена, в основном, двумя аспектами. Российские и саудовские позиции отличаются, во-первых, по основам глобальных энергетических отношений, а во-вторых, по борьбе с терроризмом.

ОПЕК превратилась в отвлекающий фактор в дискуссиях по глобальной энергетике. Подавляющее большинство аналитиков предполагает, что ярким проявлением разногласий между Россией и Саудовской Аравией по вопросу управления глобальными рынками нефти стал провал апрельских переговоров в Дохе. Согласно этой логике, Россия стремится к координации действий по заморозке добычи совместно с ОПЕК. Тем не менее, Саудовская Аравия не заинтересована, и ОПЕК не может поддержать заморозку из-за соперничества между Саудовской Аравией и Ираном. На самом деле, различия во взглядах Москвы и Эр-Рияда на методы управления мировым рынком нефти глубже, чем застопорившиеся переговоры.

Стеклянное здание глобальной энергетической системы

Тщательный анализ энергетической политики России обеспечивает гораздо более наглядную картину. Действительно, Россия стремится к бесперебойному функционированию мировых энергетических рынков, в том числе и нефтяного, а также к безопасности поставок и спроса. В официальных российских документах можно обнаружить детальную концепцию обеспечения глобальной энергетической безопасности, которая рассматривает Россию, как залог стабильных международных энергетических отношений. Такой подход предусматривает реализацию односторонней стратегии, которая наносит ущерб интересам других участников глобальных энергетических отношений. Причина этого проста: Россия не проповедует всеобщую дружбу и гуманное сосуществование, а рационально подчеркивает общую потребность стран-импортеров и потребителей в развитии сотрудничества. Поскольку агрессивные действия, без учета интересов других, равноценны бросанию камней в стеклянное здание глобальной энергетической системы.

В то же время Саудовская Аравия заинтересована в улучшении собственных позиций на рынке, в процессе реализации стратегии национального развития «Перспектива-2030», направленной на диверсификацию экономики, и в уходе от нефтяной зависимости.

В связи с этим едва живой ОПЕК является местом, где сталкиваются противоположные взгляды России и Саудовской Аравии. Российская национальная политика в области энергетической безопасности смешивает интересы как потребителей, так и производителей энергоресурсов. Кроме того, там имеется существенный дополнительный потенциал для транзита энергоносителей. Так как экономическое развитие РФ тесно связано с ситуацией на мировых энергетических рынках, Москва провела последнее десятилетие, содействуя развитию диалога между производителями и потребителями, а также между производителями, с целью улучшения функциональности мировых энергетических рынков. В последнее десятилетие, главным образом благодаря усилиям России, возник форум стран-экспортеров газа, который стал примером успешной международной энергетической организации, фундаментально отличающейся от ОПЕК. В то время как ОПЕК создавалась как картель, продвигающая интересы экспортеров, противопоставляя их интересам импортеров, ФСЭГ является отраслевой организацией, нацеленной на повышение эффективности мировой добычи газа за счет налаживания диалога между специалистами. Очень трудно утверждать, что такое повышение эффективности является неблагоприятным для интересов потребителей.

По теме

Эр-Рияд выбирает другой путь

ОПЕК в течение многих десятилетий, по существу, является приложением нефтяной промышленности Саудовской Аравии. ОПЕК сделали козлом отпущения, в то время как Саудовская Аравия продолжает добывать больше нефти, чтобы обойти своих конкурентов. Наследного принца Мохаммеда бин Салмана, демиурга нынешней политики и, вероятно, будущего короля Саудовской Аравии, не заботит, что будет с ценами на нефть в будущем. Он считает, что если они будут повышаться, то у страны будет больше денег для нефтяных инвестиций. Если же цены будут падать, то Саудовская Аравия, для которой себестоимость добычи является одной из самых низких в мире, сможет расширить свое присутствие на растущем азиатском рынке. Таким образом он фактически отрекся от многолетней саудовской доктрины, в которой Эр-Рияд выступает в роли лидера ОПЕК.

Это смелая ставка, но важно помнить, что окончательное решение в пользу этой позиции еще не принято. Король Салман и кронпринц Мохаммед бин Салман вольны принять любое решение, какое захотят, но сложно не заметить, что ряд пунктов саудовской стратегии развития до 2030 года являются довольно рискованными. В числе возникают вопросы: будет ли у королевства достаточно денег, даже после частичной приватизации в Aramco, чтобы оплатить все свои расходы, которые резко возрастут с увеличением издержек переходного периода? Будет ли четырнадцати лет достаточно для подготовки кадров для новой экономики, якобы свободной от нефтяной зависимости, а также для изменения образа мышления населения Саудовской Аравии, в том числе многочисленных членов королевской семьи? Позволят ли саудовские социальные, культурные и религиозные рамки провести эти реформы?

Дезориентирующее упрощение

Для понимания второго аспекта расхождений между Россией и Саудовской Аравией важно учитывать роль ислама в ближневосточной стране. Если проблемы ОПЕК отодвигают на второй план различия в российской и саудовской энергетических политиках, сирийский кризис делает то же самое по отношению к методам борьбы с терроризмом. Сосредотачиваться лишь на том, что Россия оказывает поддержку Башар аль-Асаду, а Саудовская Аравия поддерживает борьбу оппозиции за свободу, было бы дезориентирующим упрощением.

Начать следует с очевидного. Необходимо подчеркнуть, что среди многих групп, борющихся против режима Асада, исламистские являются наиболее мощными, а «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в РФ и ряде других стран) - наиболее известным. Тем не менее, в то время как ИГ стало врагом для всего мира из-за глобальных притязаний и смертоносных действий, другие исламистские формирования в Сирии могут соперничать с группировкой в религиозном рвении и жестокости. Возникает вопрос, прекратят ли эти группы боевые действия, если они выиграют в Сирии. Или это просто вопрос «конкуренции» между террористами - ИГ самая грозная группировка, а ее конкуренты стремятся «превзойти» эту организацию.

Следующее, что нужно учитывать при анализе различий в подходах Москвы и Эр - Рияда в борьбе с терроризмом, это поддержка джихадистских групп в Сирии Саудовской Аравией. Сейчас возникает впечатление, что Саудовская Аравия и Турция пытаются объединить джихадистские группировки в Сирии под единым командованием и названием - «Джейш аль-Фатх» (Армия завоевания). Кстати, лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири также призывает к такому объединению.

И последний фактор, который необходимо учитывать при анализе российских и саудовских различий в борьбе против террористических групп, заключается в том, что в Саудовской Аравии господствует ваххабитское направление ислама, а ваххабитские проповедники сотрудничают с террористическими группировками на Северном Кавказе и особенно в Дагестане. Эти факты помогают понять, почему Москва обеспокоена тем, что происходит в Сирии, и почему ее беспокоит поддержка, которую Саудовская Аравия оказывает различным радикальным группам.

За рамки двусторонних отношений

Вместе с вариантами решения глобальных энергетических проблем Россия предлагает наладить широкое международное сотрудничество в борьбе с джихадистами в Сирии и других местах. Например, она призывает Соединенные Штаты начать совместные удары в Сирии против «Джехбат аль-Нусра». Вашингтон пока отказывается от сотрудничества, несмотря на тот факт, что эта группировка признана в Соединенных Штатах террористической в 2012 году, и американские ВВС самостоятельно уже наносили удары по ее позициям. Саудовская Аравия, считающаяся американским партнером и союзником, также признала «Джебхат ан-Нусру» террористической группировкой, однако этот фронт, который часто называют «Аль-Каидой в Сирии», входит в состав коалиции «Джейш аль-Фатх». Отношения саудовцев с силами джихадистов беспокоят многих иностранных аналитиков, и усиливают подозрительность России к политике Эр-Рияда. Понятно, что между двумя странами имеются разногласия в представлениях о том, что такое радикальный и опасный исламизм.

В условиях, когда мир все больше беспокоят вопросы глобальной энергетической безопасности и радикального ислама, различия в подходах России и Саудовской Аравии по этим вопросам будут иметь резонанс, выходящий за рамки двусторонних отношений. Несмотря на то, что две страны по-прежнему старательно уходят от конфронтационной и враждебной риторики, их несовместимые цели на энергетических рынках и в ближневосточной политике уже очевидны. Будущее покажет, как эта конкуренция повлияет на международные отношения.

Опубликовано:
Отредактировано: 31.05.2016 12:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх