Версия // Конфликт // Миллиардера Вадима Мошковича могут записать в иноагенты и лишить бизнеса

Миллиардера Вадима Мошковича могут записать в иноагенты и лишить бизнеса

2897

Политика отжима

Миллиардера Вадима Мошковича могут записать в иноагенты и лишить бизнеса (фото: Максим Стулов/ТАСС)
В разделе

«Русагро» – один из крупнейших российских агрохолдингов – по итогам прошлого года получил гигантскую прибыль в 49 млрд рублей. Однако основатель бизнеса Вадим Мошкович вряд ли может порадоваться этому в полной мере: несколько депутатов Госдумы ополчились против него и требуют признать иноагентом. По нынешним законам это автоматически повлечёт потерю активов.

На первый взгляд активность депутатов может объясняться банальным популизмом и желанием засветиться в СМИ за счёт нападок на миллиардера. Однако за атакой на Мошковича могут стоять куда более влиятельные персоны. Серьёзность угрозы, которая нависла над «Русагро», подтверждается уголовным делом. Сам Мошкович в нём пока не фигурирует, но один из его менеджеров уже угодил под домашний арест.

Офшоры и риторика

Обращение в Минюст с просьбой проверить Вадима Мошковича на иноагентство направили сразу четыре депутата – Анатолий Грешневиков, Михаил Делягин, Елена Драпеко и Олег Нилов. Все они входят во фракцию СРЗП, при этом Олег Нилов занимает в ней должность первого заместителя руководителя, а потому наверняка имеет рычаги, чтобы активизировать коллег по фракции. Суть претензий к Мошковичу заключается в следующем: дескать, миллиардер контролирует российский бизнес через офшор. У людей, понимающих, как работает российский бизнес, такое обвинение может вызвать улыбку: вплоть до недавнего времени через офшоры работали даже близкие к государству компании, причём не факт, что все они их покинули. Потому упрёк в причастности к офшорам может звучать примерно как укор в наличии валютного счёта. Но по нынешним временам любая связь с заграницей не просто выглядит как компромат, а может стать основанием для весьма серьёзных выводов. Примечательно также и то, что в первых числах апреля менеджеры «Русагро» нарочито громко рассказали о начале процедуры редомициляции компании с Кипра на остров Русский (специальная экономическая зона в Приморье). Пока эта процедура не закончена, повод упрекнуть Вадима Мошковича в использовании офшорных схем остаётся. Но кажется, что депутаты пытаются запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда.

Ещё один возможный повод для вопросов к Вадиму Мошковичу – деятельность его адвокатов в Европе, которые пытаются вывести его из-под санкций. Они так яро старались обелить своего клиента перед еврофемидой, что явно перестарались – теперь Мошкович предстаёт едва ли не в имидже оппозиционера. И хотя в Европе этот трюк не сработал, в России такая риторика вполне могла вызвать раздражение. Опять-таки, справедливости ради нужно сказать, что адвокаты российских бизнесменов на процессах по оспариванию санкций говорят примерно одно и то же: дескать, их клиент просто занимается бизнесом и прямо не поддерживает политику российских властей. Но вот депутатского письма в Минюст из всех участников списка «Форбс» удостоился пока только Вадим Мошкович. Это может быть сигналом о том, что тучи над ним и «Русагро» сгущаются всё больше.

Первые потери

По теме

Долгие годы Вадим Мошкович чувствовал себя на родине как сыр в масле. Первые большие деньги он заработал в 90-е на импорте в Россию украинского сахара и американской водки «Белый орёл». В агросекторе выходец из хорошей московской семьи и выпускник математической школы смог закрепиться благодаря тому, что нашёл подход к двум губернаторам – белгородскому Евгению Савченко и кубанскому Николаю Кондратенко. В итоге на Белгородщине структуры Мошковича заполучили несколько сахарных заводов, а на Кубани – масложировых. С этого и начала расти бизнес-империя «Русагро», принявшаяся успешно кормиться на поставках продуктов для армейского резерва. Кстати, именно Евгений Савченко сделал Вадима Мошковича сенатором от Белгородской области. В сенате он проработал с 2006 по 2014 год, пока его бизнес прирастал активами по всей стране.

Однако, взобравшись на бизнес-олимп, Вадим Мошкович не мог не столкнуться со столь же влиятельными и абмициозными конкурентами, которые не хуже него умеют пользоваться властным ресурсом в борьбе за активы. Первым фиаско стала потеря девелоперского бизнеса. В 2014 году в России был принят закон, запрещающий чиновникам иметь активы и счета за рубежом. Это вызвало исход из сената бизнесменов, среди которых оказался и Мошкович. Потеряв властный ресурс, он тут же столкнулся с проблемами в бизнесе. Его строительные компании, скупившие землю под застройку в Подмосковье, перестали получать согласования от властей. В итоге Мошкович вынужден был продать свой строительный бизнес за 700 млн долларов, хотя несколько лет назад оценивал его в 7 млрд долларов.

Вероятно, именно тогда Мошкович начал искать запасной «аэродром» за рубежом. В 2017 году он стал обладателем «золотого паспорта» Кипра (это не афишировалось до весны 2022 года, когда власти Кипра устроили гонения на подсанкционных олигархов). Тем временем в России «Русагро» продолжал жёсткую борьбу за активы. Среди прочего холдинг в результате сложной многоходовки заполучил на Кубани лакомый кусок – земли и активы компании «Разгуляй». Таким образом Вадим Машкович зашёл в вотчину другого крупного агромагната – Александра Ткачёва, который в то время как раз стал министром сельского хозяйства.

Депутаты против миллиардера

Другая смелая сделка произошла в 2018 году. Тогда «Русагро» с помощью подковёрной офшорной схемы завладел активами холдинга «Солнечные продукты» в Саратовской области, оставив с носом многочисленных его российских кредиторов. Сооснователем «Солнечных продуктов» являлся спикер Госдумы Вячеслав Володин. В 2007 году он вышел из бизнеса, но понятно, что связи могли остаться. Неизвестно, жаловались ли обставленные Мошковичем банкиры и бизнесмены Володину или кому-то другому, но за посягательство на саратовские активы спустя несколько лет прилетела «ответка»: в январе 2022 года суд арестовал имущество «Русагро» и лично Вадима Мошковича общей стоимостью на 22 млрд рублей. Это при том, что сумма иска обиженного кредитора «Солнечных продуктов» – малоизвестной региональной компании «Синко Трейд» – составляла всего около 200 млн рублей. Тогда Вадиму Мошковичу удалось быстро разблокировать своё имущество, однако многие увидели, что он явно не входит в число неприкасаемых бизнесменов.

В начале весны появились очередные новости об имеющихся у «Русагро» проблемах с законом. В конце апреля Заволжский районный суд заключил под домашний арест гендиректора ООО «Молочные продукты «Русагро» Жанну Кистайкину. Согласно утечкам, менеджера обвиняют в коммерческом подкупе в особо крупном размере. В офисе предприятия прошли обыски. Всё это произошло синхронно с появлением письма депутатов в Минюст, в котором основного владельца «Русагро» требуют признать иноагентом.

При этом серьёзность атаки на Мошковича сложно недооценить. Конечно, можно говорить, что обвинения звучат абсурдно, но не исключено, что Мошковича и правда может ждать судьба иноагента – учитывая критерии присвоения этого звания, записать в список лиц, находящихся под иностранных влиянием, можно почти что кого угодно. А в дальнейшем и других участников списка «Форбс», чьи активы приглянутся кому-то, имеющему возможность организовать похожую процедуру. Ведь если есть такой удобный инструмент, почему его не использовать.

Справка

«Форбс» оценивает состояние Вадима Мошковича в 2,7 млрд долларов. Деловая пресса утверждает, что Вадим Мошкович через офшорные структуры контролирует 49% акций «Русагро» (его доля стала менее 50% после попадания в санкционные списки). Прошлым летом холдинг получил контроль над Нижегородским масложировым комбинатом (НМЖК), крупным производителем майонезов и соусов, выкупив доли иностранных акционеров. Эта сделка вывела «Русагро» в лидеры масложировой отрасли России. По итогам 2023 года выручка «Русагро» выросла на 15% – до 277 млрд рублей, чистая прибыль увеличилась в 7 раз – до 49 млрд рублей.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 14.05.2024 11:07
Комментарии 0
Наверх