// // Методы Москоммерцбанка вызывают оторопь у клиентов, должны ставить в тупик ЦБ, но, похоже, безразличны Казкоммерцбанку

Методы Москоммерцбанка вызывают оторопь у клиентов, должны ставить в тупик ЦБ, но, похоже, безразличны Казкоммерцбанку

3158

Москоммерцбеспредел

5
В разделе

В своём расследовании, посвящённом Москоммерцбанку, известный журналист Марат Хайруллин приводит вопиющие факты – странные исполнительные листы, «нарисованные» долги, с помощью которых банк, похоже, пытается загнать своих клиентов в пожизненное долговое рабство.

Беженка из Абхазии Ирма Абурджания тяжело больна онкологическим заболеванием. В своё время Ирма купила квартиру в Москве. Половину суммы семья Ирмы заплатила из своих денег, другую половину взяли в кредит в Москоммерцбанке. В 2007 году Ирма не смогла выплачивать деньги по займу, поэтому Москоммерцбанк через суд решил отобрать квартиру в счёт долга. Суд банк, само собой, выиграл, и в том же 2007 году получил исполнительные листы. Квартира стоит больших денег, реализуйте её – возвращайте свой кредит и проценты. А разницу верните Ирме. На тот момент, по расчётам самой Ирмы, ей должны были вернуть 8 млн рублей. Но, видимо, такая арифметика банкиров не устраивала, и, получив исполнительные листы, они до поры до времени их в дело не пускали, держа до лучших времён.

Это время настало в мае прошлого года, когда к Ирме пришли судебные приставы и предъявили те самые исполнительные листы от 2007 года. Как оказалось, банк передал закладную некоему ЗАО «Ипотечный брокер», и думается, что это само по себе сомнительно, так как эта фирма не является кредитной организацией и, следовательно, не имеет права работать с заёмными средствами. Однако «Ипотечный брокер» сумел за это время посудиться – само собой, без участия Ирмы, отчего штрафные санкции за пять лет выросли до 16 млн рублей. То есть несчастная женщина теряла не только квартиру, но ещё и оказывалась должна кучу денег.

Вы только вдумайтесь, как это, прошу прощения, подло: если бы банк просто честно вёл дела и сразу взыскал квартиру, все в любом случае остались бы если не в выигрыше, то уж точно не внакладе. Но банку, видимо, этого было мало, и с больной женщины-инвалида они решили содрать, что называется, три шкуры. Ну даже здесь можно понять – ладно, сдирайте, вы же, в концов концов, капиталисты, то есть по определению люди безжалостные, когда речь идёт о деньгах, но почему несчастную больную женщину даже в суд не позвали? Может быть, потому, что тогда у банка не было никаких шансов выиграть процесс – а здесь и отвечать-то некому? Не слишком-то честная игра!

Но вот что интересно в этой истории: пока банкиры ждали подходящего момента, прошёл срок исполнительного производства – по закону если в течение трёх лет не изъяли имущество, то исполнительный лист теряет силу. А здесь прошло пять лет. Если сейчас вновь идти в суд, банк обязательно спросят: а почему вы не забрали своё имущество в срок? Может быть, потому, что оно не слишком было вам нужно? И, думаю, именно поэтому на исполнительных листах появляется интересная запись – пометка о том, что лист предъявлялся в Федеральную службу судебных приставов и там якобы прервали действие исполнительного листа до 2012 года.

Очень неловкие приставы

По теме

В принципе это разрешено законом, но такая процедура довольно сложна. Банк в данном случае должен обосновать свои действия – ну, например, если бы должник прятался и поэтому невозможно было по закону изъять квартиру. Тем не менее такая пометка появляется, но вот беда – заинтересованные люди, видимо, окончательно заврались и потому вместо печати ФССП приложили печать Специального межрайонного отдела по исполнению особо важных исполнительных листов. Причём Московской области, тогда как квартира в Москве. То есть особо не заморачивались – похоже, что называется, где получилось, там и поставили.

Ирма обратилась к адвокату. Тот оказался человеком внимательным и сразу обратил внимание на этот ляп. А дальше как в плохом детективе: пристав Преображенского районного отдела судебных приставов извинился и развёл руками – мол, не знаю что к чему – и ретировался. Но когда на следующее утро адвокат явился в Преображенский РОСП, чтобы разобраться, в чём дело, ему показали эти исполнительные листы. (фото на стр. 16) Но – только не смейтесь – один из них уже с кофейным пятном как раз на месте сомнительной записи! То есть какие неловкие приставы в Преображенском районе!

Понятно, что кофейное пятно адвоката не удовлетворило, и он послал в Федеральную службу судебных приставов запрос: действительны или не действительны эти исполнительные листы? И получил официальный ответ, что никакого исполнительного производства в отношении Ирмы у них не значится. То есть получается, что официальный сотрудник банка в сопровождении официального пристава пришёл с непонятным документом изымать имущество. С моей, сугубо личной, точки зрения, это тянет на мошенничество в особо крупных размерах. И ещё вопрос: кто вообще мог бы состряпать такой документ? Варианта только два – либо это мог быть сотрудник банка, либо сотрудник Службы судебных приставов. Потому что с момента получения документа в суде он мог находиться только в этих двух инстанциях. Но опять же, с моей личной точки зрения, начинать нужно в любом случае с банка – потому что, согласитесь, зачем приставу без всякого личного интереса вдруг ни с того ни с сего совершать действия, которые могут сказаться в дальнейшем на его репутации?

Заслуженный конструктор умер, не дождавшись квартиры

Проблема с Москоммерцбанком заключается в том, что это далеко не единичный случай, когда банк, мягко говоря, не совсем добросовестно ведёт себя со своими клиентами.

В 2012 году заслуженный машиностроитель России Валерий Николаевич Лушин купил на публичном аукционе Росимущества квартиру, которую Москоммерцбанк выставил на торги, изъяв у своего должника. Заплатил за неё 7 млн рублей.

«Указанная сумма по установленной российским законодательством процедуре, через счета Росимущества и судебных приставов, была перечислена на счёт в Мос-

коммерцбанке, – писал Лушин в своём заявлении. – Весь январь, февраль и март 2013 года я связывался с рядом сотрудников банка с просьбой выдать мне закладную для регистрации права собственности на приобретённую квартиру. К апрелю 2013 года, устав от бесконечных просьб «подождать ещё», таких же невнятных комментариев, что «есть устные указания Пензова В.В. о том, что документы вам пока не выдавать, вопрос будет решаться неформально», я письменно обратился к председателю правления банка Мангазбаевой С.К. с той же простой просьбой – чтобы банк наконец-таки выполнил свои законные обязательства и выдал документы, необходимые для оформления права собственности.

24 апреля 2013 года Мангазбаева Светлана Кайсановна фактически открестилась от моей сделки, мол, «я не я, и лошадь не моя», цитирую выдержку из официального ответа банка (исх. № 21-03/3378): «30.06.2009 г. банк уступил право требования по кредитному обязательству, обеспеченному залогом. С момента перехода прав и по настоящее время банк не является залогодержателем по указанному объекту».

По теме

Вся переписка находится в распоряжении редакции. И вот здесь вопрос к правоохранительным органам. Если квартира была передана некоей третьей фирме ещё в 2009 году, то как в 2012 году Москоммерцбанк выставил её на продажу? Или речь может идти о мошенничестве? Получается, банк мог продать на публичных торгах то, что ему официально уже не принадлежит? Я подчеркну, что сделку гарантирует Рос-

имущество, которое передало эти деньги непосредственно Москоммерцбанку. И банк эти деньги взял. Сейчас на дворе 2015 год, и банк до сих пор как-то не собирается их отдавать, хотя все суды выиграны. Но нарушенное право до сих пор не восстановлено.

Впрочем, самое ужасное, что заслуженный пенсионер так и не дождался торжества справедливости, скончавшись в прошлом году.

Что за люди работают в этом банке?..

Суть вопроса

Москоммерцбанк вообще очень непонятное учреждение. Находясь сейчас (согласно рейтингу Банки.ру) на 758-й позиции по России, а по размеру активов – на 161-й позиции, этот банк имеет очень крупный объём просроченной кредиторской задолженности в кредитном портфеле– более 2,5 млрд, занимая по этому показателю 68-е место в рейтинге по России. То есть, учитывая общий объём капитала, это один из худших показателей в нашей банковской системе.

Я задался вопросом – как это возможно? Представляете, какое качество заёмщиков у этого банка, если у него столько невозвратных кредитов. То есть, грубо говоря, похоже на то, что банк выдаёт кредиты чуть ли не кому попало. Если исходить из истории Ирмы, получается, что этот банк живёт не за счёт кредитов, а за счёт вот таких сомнительных судов и непонятных сделок. Например, банк считает, что сможет взыскать с тысяч таких, как Ирма, сумму, которая превышает реальный долг в несколько раз. И указывает её в отчётности. В реальности же банк выигрывает, предположим, только половину судов, потому что у ответчика есть куча аргументов в свою защиту. Вот вам и убыток. Поэтому в реальности в бюджете Москоммерцбанка, как я думаю, зияет огромная финансовая дыра, если там действительно занимаются такими сомнительными сделками. И более того, судя по всему, сейчас пришёл час расплаты за такое вольное обращение с финансами.

Буквально на днях вышел рейтинг Фитч за 2014 год для российских банков. Для Москоммерцбанка был подтверждён долгосрочный рейтинг дефолта эмитента в иностранной валюте на уровне «CCC», тогда как рейтинг по национальной шкале составлял всего лишь B(rus). B(rus) – расшифровывается как значительно слабая кредитоспособность относительно других эмитентов или выпусков обязательств в РФ. На данный момент финансовые обязательства выполняются, однако сохраняется ограниченная «подушка безопасности», и способность продолжать своевременные выплаты зависит от устойчивой и благоприятной деловой и экономической конъюнктуры. Это означает, что для этого банка существует возможная угроза дефолта. При этом в анализе написано следующее: «Чистая прибыль банка является высоко волатильной и в значительной степени зависит от разовых доходов от продажи взысканного залогового обеспечения…»

То есть Фитч написал ровно то же, что и я: удалось просудить долг у таких, как Ирма, – банк в прибыли. Не удалось – банк в убытках. Заниматься такими делами под носом ЦБ Москоммерцбанку удавалось, пока требования регулятора к отчётности банков были не такими жёсткими. Но в марте ЦБ объявил об ужесточении требований к отчётности банков. В частности, за апрель 2015-го банки обязаны уже предоставлять ежемесячную отчётность по новой форме. Так, в апреле Москоммерцбанк впервые показал убыток в 139 млн 218 тыс. рублей. А в мае эта цифра уже возросла до 313 млн 377 тыс. рублей. И это при объёме собственного капитала 4 млрд 621млн руб-

лей. При этом всего за один месяц собственный капитал банка уменьшился на 384 млн рублей! То есть читатель может сам предположить, когда же можно ожидать тот самый реальный дефолт для этого банка.

На самом же деле, я считаю, эти убытки, видимо, были и раньше, но банку, похоже, удавалось маскировать их за счёт того, что ЦБ не требовал раскрывать структуру прибыли и сделок. И вот теперь эта райская жизнь за счёт несчастных инвалидов вроде Ирмы кончилась. Судя по всему, с прошлого года, когда Верховный суд России потребовал от судов в обязательном порядке присутствия ответчиков по делам о взыскании долга, для банка начались тяжёлые времена. А новые требования ЦБ лишь усугубили ситуацию. Всё начало выплывать наружу. И не только махинации вокруг Ирмы и Лушина. Есть ещё много другой любопытной информации. Как на таких сомнительных сделках наживались руководящие сотрудники этого банка. Как становились владельцами дорогущих квартир. Куда и как ездили отдыхать за счёт банка. И здесь мне очень интересно узнать: настоящие владельцы Москоммерцбанка в лице акционеров Казкоммерцбанка знают о проделках своего наёмного менеджмента в России? И даже больше, я считаю, что существование такого банка в России наносит очень серьёзный ущерб межгосударственным отношениям. Поэтому я буду пытаться достучаться до президента Казахстана Назарбаева, чтобы узнать: он имел в виду такой казахский бизнес в нашей стране, когда говорил о братских экономических связях двух стран?

Напоследок

В конце своего повествования я хочу немного сказать о Валерии Николаевиче Лушине. Этот человек всю жизнь конструировал ракетное оружие нашей страны. И деньги, которые он вложил в квартиру, – это деньги, которые заплатило ему государство за блестящую работу. Ещё раз подчеркну: он их не наторговал на рынке, не отжал у акционеров, а получил в виде премий за то, что в самые трудные для страны 90-е не сбежал на Запад, а верил в свою страну и работал в нищенских условиях, чтобы наша страна вновь поднялась с колен. А когда пришла награда за доблестный труд, Лушин умирает, так и не попользовавшись плодами своего труда.

Знаете, у меня просто нет слов. Посмотрите, с кем работает этот банк: несчастная онкобольная Ирма, заслуженный конструктор Лушин. А в моём редакционном портфеле ещё десятки историй на эту же тему о страданиях героев, на которых нынче без слёз смотреть нельзя, потому что люди в буквальном смысле последнее отнесли в этот банк. Так что продолжение следует.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.06.2015 12:42
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх