// // Леонид Парфёнов: ТВ и само знает, что гонит пропаганду и трэш

Леонид Парфёнов: ТВ и само знает, что гонит пропаганду и трэш

902
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Он делает только то, что хочет. Хочет и везёт вместе с Маратом Гельманом выставку «Новые деньги» по России или исполняет рэп с Васей Обломовым и Ксенией Собчак. Его «Намедни», новости с человеческим лицом, ушли с экрана, зато превратились в увесистые, щедро иллюстрированные тома. На днях вышел том под номером шесть. С него разговор и начался.

– Надо уточнить: в этот том вошли совсем свежие годы – 2006–2010-е. Их не было в программе «Намедни», поскольку сама программа в эти годы уже не существовала. Опять же на обложке нет телевизора (если вы помните, начинали мы с чёрно-белого советского «Рекорда»). С годами модели телевизоров менялись, и в конце концов всё пришло к продукции Apple. Героями 2000-х оказались хипстеры, а этот временной период стал этапом новой стабильности. Поэтому на обложке собраны все предметы эпохи: блокноты Moleskine, наушники, кофе из известной кофейни, длинный зонтик и прочие «свидетели» эпохи. Принцип выбора тем такой же, как и в предыдущих сборниках: «События. Люди. Явления». Только их на год приходится гораздо больше. В 2010 году их уже 40 вместо обычных 25. И ещё одна главная особенность этого тома – он более яркий по иллюстрациям. Тут и московские пожары 2010 года, и футболист Аршавин – в его самый звёздный час во время победы «Зенита» на экране стадиона с суфлёром слов из гимна «Россия – священная наша держава» на чемпионате Европы. Затем обрушение дома в Санкт-Петербурге на перекрёстке площади Восстания и Невского проспекта, а здесь футбольные фанаты на Манежной. Год от года аудитория становится всё более изощрённой, она давно уже готова считывать информацию с фотографии. Тем более мы ведь живём в эпоху Instagram, и все всё понимают уже без слов.

– Как вы выбираете события?

– Главное понять, в чём его новизна. Если ты это можешь легко сформулировать, то это – событие.

– Что дальше?

– А дальше скорее это будут 1946–1960-е. Не хочется делить послевоенную эпоху на время при Сталине и без него. Мне кажется, здесь важен сам процесс, сначала всевозможного закручивания гаек, передовицы о недостатках оперы «Великая дружба», работы Сталина «Вопросы языкознания», которая, кстати, вдохновила Юза Алешковского на строки «Товарищ Сталин – вы большой учёный, в языкознании вы просто корифей». А после смерти вождя всех народов – иной процесс. Сколько событий предшествовало появлению Никиты Хрущёва? Это время обладало ещё и уникальным видеорядом. Роскошные габардиновые пальто, фикусы, абажуры с бахромой, кокетливое жеманство Клавдии Ивановны Шульженко... Оттаивание замороженной страны шло постепенно, до оттепели 1964 года происходило много событий.

– 24 марта вышел ваш новый проект на канале «Дождь».

– Это тележурнал о событиях недели, с репортажами, командировками и без всяких бла-бла-бла.

– Работа с Познером в совместной программе на этом канале как-то повлияла на вас?

– Нет. Это совсем другой формат.

– А что вас побудило принять участие в вокальном трио с Обломовым и Собчак?

– Моё любопытство. Сейчас вспомню, как там было...

«Сохраняя стабильность и чувство меры,

Обломов, Парфёнов и Ксения Собчак

По теме

Пресвятой Богородице посылают знак.

Дорогая Богородица, обратите внимание,

Какие у нас происходят страдания.

Всю зиму страна боролась с внешним

врагом,

Были митинги, протесты, а потом

Группа особо опасных девушек в храме

Кричала и топала ногами,

Требовала кого-то срочно прогнать.

Нам всё это нужно, Святая мать?»

Всё это витало в воздухе и в итоге перешло на бумагу.

– А кто написал эти строки?

– Это Вася Обломов. Я могу создать только «Королева, ступай налево». Правда, от меня в тексте «Единым целым для нас являются православие, чекизм, народность и самодержавие» появилось слово «чекизм». Но эта запись про Богородицу была третьей. Всё началось с другой. Первой стала следующая:

«Дмитрий Анатольевич, нам вас жалко, за олигарха вступилась Пугачёва Алка, Ваших сторонников след простыл».

Мне дали этот текст и попросили посоветовать, кто бы смог с Васей это исполнить. На что я ответил: если получается у меня, как проба, то и я готов поучаствовать. И приехал на запись в студию. И вот – получилось. Со временем стало ясно, что общественной дискуссии на выборах не будет, и от этого было так грустно, что даже и смешно. Это и совпало с общим настроением.

– Сложно ли называть вещи своими именами? Это цитата из вашей речи, которая вызвала скандал на вручении «ТЭФИ» в 2010 году.

– Нет, совсем несложно. Зачитаю из своей книги. «Оказывается, ТВ и само знает, что гонит пропаганду и трэш, и даже способно на это намекнуть. Одна новая программа Первого канала смело пародирует всё неполитическое вещание, другая осторожно проходится по новостям, предлагая повестку дня поинтереснее официоза. С ними в эфир приходит поколение телеюмора, не связанного с эстрадой». И далее объяснение про «Большую разницу» и «Прожекторперисхилтон». Всё равно, даже если тема и шутейная, об этом нужно писать журналистику, а не просто припрыжки и ужимки. «Большая разница» действительно бешено троллила своих коллег, особенно досталось каналу «Россия», всякому раскрашиванию им «Семнадцати мгновений...» и прочее, а Нонна Гришаева в образе Тины Канделаки – это вообще большое произведение телевизионного искусства. Если «разница» приложила всё неполитическое вещание, то «Прожекторперисхилтон» показал, что и к новостям можно относиться не с такой серьёзностью зубного скрежета.

– Какая роль социальных сетей в нашей жизни?

– Безусловно, она огромна. Неспроста мы на втором после Америки месте по числу блогеров. Причём по численности населения мы и в десятку не входим, а по проникновению Интернета и в двадцатку, наверное. Почему это происходит? Значит, недорабатывают традиционные СМИ – информации, идущей через них, не верят. А второе, в нашей стране нет реальной общественно-политической жизни. А единомышленников проще найти в социальных сетях, нежели организовать какое-то партийное объединение.

– Этот процесс объединения в сетях был стихийным?

– Несомненно. Когда в «Одноклассниках» и «В контакте» и тем более в Facebook больше 100 млн в каждой сети, кто же их может организовать? Это или нужно людям, или нет.

– А почему вас там нет?

– Да и запала у меня нет, у меня не срабатывает, что я могу под фотографию написать крошечную заметочку.

– Почему волнения, которые происходили в Москве, практически не затронули другие города нашей страны?

– Скажу больше, жители всех регионов считают, что москвичи бесятся с жиру. Что же случилось с Москвой? Она наелась за 10 лет потребительского бума и теперь захотела ещё чего-то, а именно гражданских свобод. А за пределами столицы этап моллов и гипермоллов пока не пройден. Чуть отъедешь от Москвы – уже оказываешься в другой стране. Я сам из Вологодской области и когда приезжаю в Череповец – райцентр, где наша деревня, я там вижу «изысканную рекламу»: «Сладкие дрёмы – эксклюзивное постельное бельё ведущих стран Западной Европы». И всё это в таких сиреневато-розоватых тонах. Да, можно над этим и посмеяться, но ведь понятно, что люди только что дорвались до этого постельного белья, им очень хочется себя уважать, и этот комплект для них больше, чем просто пододеяльник и наволочки.

– Как вы думаете, какое будущее ждёт нашу страну?

– Не знаю. Это зависит от всех нас. В нашей стране всё так непредсказуемо. В той же Восточной Европе, ставшей уже на какие-то рельсы, понятно дальнейшее движение, это одно. А у нас 20 лет прошло, но мы так и не заимели новой армии, пенсионного обеспечения, здравоохранения, не реформировали образования и прочее. Если крошечная Эстония решила эти вопросы лет 10 назад, какие могут быть прогнозы?

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 08.04.2013 15:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх