Версия // Власть // Кто покинет правительство после президентских выборов?

Кто покинет правительство после президентских выборов?

18243

Игра в выбывание

Кто покинет правительство после президентских выборов? (коллаж: рисунок - Темур Козаев, фото Юрий Машков/ИТАР ТАСС)
В разделе

Конституция РФ обязывает правительство полным составом уйти в отставку после выборов президента. В теории все министры могут вернуться в насиженные кресла после инаугурации главы государства, но таких прецедентов ещё не было. Более того, уже появились слухи, что Владимир Путин намерен сильно обновить состав правительства. Кто же рискует потерять портфель, а кто, напротив, может приобрести?

Окончательно состав кабмина может быть сформирован ближе к концу апреля. Понятно, что такие назначения в один момент не производятся, так что можно предположить, что битва за министерские кресла в самом разгаре. Сейчас уже можно выделить тех, кто потерял за последнее время много очков и претендует на звание аутсайдера.

Министр энергетики Николай Шульгинов

О проблемах в энергетике «Наша Версия» в последнее время писала не раз. Особенно непросто складывается ситуация на топливном рынке, где Минэнерго вынуждено действовать в пожарном порядке. Так, прошлой осенью был введён запрет на экспорт бензина, потом его сняли, теперь снова ввели. Кроме того, до начала СВО Минэнерго смогло убедить всех, что создало эффективный механизм регулирования рынка – так называемый обратный демпфер. Но, как теперь выясняется, без ручного управления он не работает.

Впрочем, вопросы по нефтегазу в правительстве зачастую решались на уровне вице-премьера Александра Новака, а в самом Минэнерго сектор курировал доставшийся Николаю Шульгинову «в наследство» первый зам Павел Сорокин. Сам Шульгинов – выходец из «электриков», потому в 2020 году при назначении на пост министра звучали надежды, что он решит застарелые проблемы в электроэнергетике. Но этого не произошло. Более того, обозначились новые болевые точки.

Достаточно вспомнить, как в прошлом году над страной нависла реальная угроза дефицита электроэнергии. Также были резко сокращены объёмы поставок электричества на экспорт. Тогда Минэнерго фактически расписалось в беспомощности, прописав в своих долгосрочных планах дефицит энергии. Планируется, что к 2029 году в Сибири недостаток должен составить не менее 1,2 ГВт, на востоке – 3 ГВт, на юге – не менее 857 МВт с возможностью увеличения до 1,286 ГВт. И это при запланированном вводе в эксплуатацию новых мощностей на 15,7 ГВт! Отдельная беда – повальное банкротство сбытовых компаний, за которым подчас проглядываются мутные схемы по выводу миллиардов в офшоры (подробнее об этом мы рассказывали в № 10).

По теме

К тому же аппаратный вес 72-летнего Николая Шульгинова мог уменьшиться после отъезда из России Анатолия Чубайса. Трудно судить о личных связях этих двух функционеров, но со стороны Шульгинов определённо выглядит как человек из клана Чубайса. Именно под руководством «отца приватизации» Шульгинов в начале нулевых стал занимать высокие должности в РАО ЕЭС. Карьерным трамплином перед министерским креслом для Шульгинова стала должность главы госкорпорации «РусГидро», которую он получил в 2015 году. Известно, что там он порезал сотрудникам премии, но себя при этом, судя по всему, не обидел. По сведениям из официальной декларации, он имел годовой доход более 200 млн рублей, что позволило обзавестись недвижимостью в Испании (на посту министра Николай Шульгинов, кстати, стал зарабатывать примерно вдвое меньше).

По слухам, выйдя из команды Чубайса, Николай Шульгинов так и не смог прибиться к какому-то бюрократическому или олигархическому клану. Для нефтегазовых компаний он так и остался чужим. А главы электроэнергетических корпораций – «Росатома», «РусГидро», «Россетей» и «Интер РАО» – обладают едва ли не большим весом, чем Николай Шульгинов. Возможно, они смогут пролоббировать кандидатуру нового министра, если нефтегазовый сектор по-прежнему будет курироваться на уровне вице-премьера.

Министр природных ресурсов и экологии Александр Козлов

Вся карьера Александра Козлова указывает на то, что он принадлежит к влиятельному бюрократическому клану. Свой трудовой путь он начал в 2007 году с должности юрисконсульта в компании «Русский уголь», где быстро продвинулся на топовые позиции. Во власть Козлов попал в 2014 году, заняв пост мэра Благовещенска Амурской области. Дальше его карьера развивалась ещё более стремительно: 2015–2018 годы – губернатор Амурской области, 2018–2020 годы – министр по развитию Дальнего Востока и Арктики, с 2020-го – министр природных ресурсов и экологии.

Конечно, такой взлёт вряд ли мог произойти без поддержки полпреда президента в ДФО и вице-премьера Юрия Трутнева. На посту главы Минприроды Александр Козлов сохранил огромное влияние на работу добывающих компаний, которые ведут деятельность в зоне ответственности Трутнева. Именно структуры Минприроды выдают лицензии на использование недр. Закавыка в том, что помимо недропользования Минприроды отвечает ещё за ряд направлений, причём весьма проблемных. Это и мелеющие реки, и вечно горящие леса (кстати, для предотвращения лесных пожаров Минприроды предложило просто вырубить леса близ населённых пунктов!), и мусорная проблема. По каждому из этих направлений к министру природных ресурсов и экологии можно составить длинный список претензий.

В пользу отставки Александра Козлова с поста главы Минприроды играет ещё один фактор. Глава подведомственного Минприроды Росприроднадзора Светлана Радионова, похоже, развернула активную кампанию по продвижению своей персоны вверх по карьерной лестнице. По крайней мере в медийном поле она выглядит гораздо ярче своего нынешнего босса. И с крупнейшими сырьевыми корпорациями у главы Росприроднадзора контакт давно налажен – об этом она прямо рассказывала на последней публичной встрече с президентом. Потому продвижение Светланы Радионовой на пост министра природных ресурсов и экологии вместо Александра Козлова выглядит вполне логичным. При этом 43-летний Александр Козлов, конечно, может претендовать на другие не менее важные посты. Тем более можно предположить, что засиживаться в кресле главы Минприроды вовсе не в интересах чиновника, который мечтает о карьерных перспективах. Какой-то особенно масштабный лесной пожар или крах мусорного инвестпроекта может стать несмываемым пятном в его послужном списке.

Министр культуры Ольга Любимова

По теме

В прошлом году Минкультуры часто фигурировало в новостях в негативном ключе. Причиной тому были, в частности, аферы вокруг «Пушкинской карты». Из-за этого попала под следствие и была арестована экс-замминистра Ольга Ярилова. Она обвиняется в том, что способствовала Музею мороженого, открытого в «Москва-Сити», получать деньги по программе «Пушкинская карта» за обслуживание фиктивных посетителей. Правда, ходили слухи, что Ярилова якобы лишилась должности как раз потому, что не вписалась в команду Ольги Любимовой, и будто бы сама Любимова и подняла шум по поводу махинаций вокруг «Пушкинской карты». Но факт остаётся фактом: бюджетные деньги не один год утекали жуликам.

Впрочем, к Минкультуры можно предъявить и претензии системного характера. Прежде всего по поводу доступа россиян к культурным ценностям. Яркой иллюстрацией этой проблемы являются предновогодние очереди за билетами в Большой театр, растягивающиеся на недели. Театры и филармонии прячутся от жаждущих приобщиться к культуре россиян за фактически запредельными ценниками. Другой важный вопрос – поддержка талантливой молодёжи. Ещё в 2006 году для этой цели был учреждён конкурс «Молодые дарования России» с премиями для победителей в символические 10–20 тыс. рублей. А теперь вопрос: знаете ли вы хоть одного виртуоза-музыканта или художника, взобравшегося с тех пор на олимп славы через горнило этого конкурса?

Тем временем большие деньги в Минкультуры крутятся вокруг совсем другой темы – субсидий на производство кинофильмов. Ежегодно министерство распределяет на эти цели несколько миллиардов рублей. При назначении Ольги Любимовой на пост министра ходили упорные слухи, что она будет лоббировать интересы кинобизнеса Никиты Михалкова – студии «ТриТэ» (он, если верить слухам, приходится чиновнице крёстным отцом). Но в действительности вышло так, что основной поток государственных денег идёт в киноиндустрию через Фонд кино, который получает финансирование от правительства через голову Минкультуры. В совете фонда уже много лет председательствует Леонид Верещагин, гендиректор студии «ТриТэ». Последняя работа «ТриТэ» «Бременские музыканты», кстати, получала финансовую поддержку Фонда кино. Так что роль Минкультуры в господдержке кинобизнеса Никиты Михалкова не такая уж существенная.

Однако здесь нужно учесть вот ещё что. В последние годы в работе «ТриТэ» наблюдается нечто похожее на творческий кризис. Фильмов становится всё меньше, а прибыль компании стремится к нулю. И это неудивительно на фоне того, что гендиректор компании Леонид Верещагин занят работой в Фонде кино, а идейный вдохновитель Никита Михалков увлёкся своим видеоблогом. И если допустить факт, что Ольга Любимова в своё время получила пост благодаря протекции Никиты Михалкова, то нужно признать, что сейчас целесообразность подобной схемы утрачена.

Тем временем Любимову атакуют со всех сторон. Для одной части общественности она недостаточно либеральна, для другой – недостаточно патриотична. Последние претензии явно имеют под собой основание: уже не раз говорилось, что культура очень вяло реагирует на тему СВО и вообще будто нарочито остаётся в стороне. По нынешним меркам это достаточно серьёзный аргумент, чтобы принять кадровое решение.

Министр науки и высшего образования Валерий Фальков

По теме

Тревожный эпизод, связанный с министром, произошёл в конце февраля в Госдуме. Депутат от КПРФ Сергей Обухов начал жаловаться, что не может записаться к Фалькову на приём. Недовольство парламентария от оппозиции вдруг подхватил спикер ГД Вячеслав Володин. «Когда речь идёт о депутатах Госдумы, правильно было бы, чтобы министры откликались. Других коммуникаций у министров нет с гражданами, только как через депутатов. У нас легче дозвониться до президента, чем до министров», – сказал Вячеслав Володин, а затем перешёл на личности. По мнению спикера, именно Валерий Фальков может поставить рекорд как «самый недоступный, закрытый министр». Вячеслав Володин предложил ещё раз обсудить проблему недостаточности диалога на предстоящем отчёте правительства, который состоится в апреле, и погрозил: «Либо будем просить председателя правительства, чтобы повлиял и сделал министра открытым, доступным для диалога».

Такие выпады накануне перестановок в правительстве вполне могут свидетельствовать о том, что на кресло министра появились некие интересанты. Есть ли кому защитить министра? Фальков известен тем, что был самым молодым ректором в России, когда возглавлял Тюменский госуниверситет. По слухам, его назначению на федеральный пост могли способствовать влиятельные земляки. Тюменские политологи включали Валерия Фалькова в один бюрократический клан с курирующим стройку вице-премьером Маратом Хуснуллиным и министром экономического развития Максимом Решетниковым (он начинал карьеру в Перми). Их, предположительно, объединяет фигура полпреда в УрФО Владимира Якушева, который ранее был федеральным министром строительства и губернатором Тюменской области.

Примечательно, что Владимир Путин назначение Валерия Фалькова на пост федерального министра прямо называл «стажировкой в Москве». Потому есть немалая вероятность, что карьерная траектория госменеджера дальше будет пролегать в сторону регионов.

Что касается претензий по существу работы, то и к Валерию Фалькову могут найтись вопросы. Например, «Наша Версия» обращала внимание на явные просчёты в количестве бюджетных мест на определённые специальности, в частности стране катастрофически не хватает высококвалифицированных психологов и психотерапевтов.

Тем временем

Прозвучавшая на прошлой неделе похвала президента в адрес правительства («В целом правительство работает, как мы видим, результаты же очевидные, это объективные данные, работает вполне удовлетворительно») как бы недвусмысленно намекает, что менять пристяжных, которые «тянут воз», на переправе нет смысла. А вот появление ещё одного «первого вице» (в лице Юрия Трутнева, к примеру, в пару к Андрею Белоусову) – отчего бы и нет? Вместе с тем некоторые кадровые изменения назревают. Касаются они в основном не силового блока. И если в свежих публикациях, к примеру, о министре здравоохранения Михаиле Мурашко слишком назойливо упоминают, что по основной профессии он врач-гинеколог, не исключено, что это неспроста. Аналитики «Царьграда» «проводили» Мурашко ещё в феврале. Называли даже его вероятных сменщиков – главврача 52-й московской больницы Марьяну Лысенко и Владимира Зеленского, но не того, о ком вы могли подумать, а первого замминистра.

Судачат и об отставке министра цифрового развития Максута Шадаева – особенно после того, как он публично посоветовал российским «цифровизаторам» брать пример с «продвинутых» среднеазиатских коллег. Не менее настойчиво «провожают» министра спорта Олега Матыцина – особенно в свете скандала с отказом от участия в парижской Олимпиаде Федерации спортивной гимнастики «под белым флагом» и «допинговых разборок» вокруг фигуристки Камилы Валиевой с участием прославленных тренеров Этери Тутберидзе и Татьяны Тарасовой. Матыцину пеняют на то, что он не смог удержать скандальную ситуацию «под ковром», явив управленческую слабость.

Давно поговаривают о замене главы Минюста Константина Чуйченко – теперь эти слухи актуализировались, не в последнюю очередь в связи с освободившимся креслом главы Верховного суда. Ну и о главе Минпросвещения Сергее Кравцове заговорили как о вероятном «отставнике» – слух тянется из коридоров Счётной палаты.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 18.03.2024 19:42
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх