// // Кто на самом деле был убит в результате операции в Ингушетии?

Кто на самом деле был убит в результате операции в Ингушетии?

432

Следствие в ударе

4
В разделе

В минувшую пятницу стало известно, что среди боевиков, уничтоженных в ходе спецоперации в Ингушетии, были опознаны «военно-полевая» жена Доку Умарова, его личный врач Хамзат Бютукаев, а также правая рука Умарова, 54-летний Супьян Абдуллаев, который, по данным силовиков, неотлучно находился при нём. Напомним, охота на Умарова началась в начале этого года. 28 марта действия вступили в решающую фазу. По территории высокогорной местности Сунженского района отработала авиация, были нанесены артиллерийские удары, и лишь после этого силовики провели наземную операцию. В результате было уничтожено 17 боевиков, и сейчас основная задача – опознать погибших. Уже в первые часы после окончания боя стала поступать информация о том, что большинство погибших были причастны к взрывам в московском метро и другим террористическим актам. Скептики поставили эту информацию под сомнение – по сути, события развернулись в годовщину трагедии на станциях «Парк Культуры» и «Лубянка». И всё же последние данные позволяют со всё большей уверенностью говорить о том, что «амир» был уничтожен. Точку в этом деле должна поставить генетическая экспертиза останков боевика, которые уже были доставлены в Москву. Другое дело, что по уже сложившейся традиции обвиняемые не дожили до суда и следствия.

Виктор Озеров, председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности:

– Надеюсь, что будут изменения в информационной политике. Особенно после того, как президент Медведев после нашумевшего скандала с прокурорами в Московской области жёстко сказал: прежде чем что-то выдавать СМИ и обществу, необходимы действительно тщательно проверенные и подтверждённые факты, с которыми можно идти в суд и доказать виновность того или иного лица. Если придерживаться этой точки зрения, то раз нам говорят – террористы разоблачены, значит, действительно следствие располагает неопровержимыми фактами причастности к этому делу обвиняемых лиц. И я не думаю, что обществу не следует этому доверять, так как все обвиняемые по этому делу уничтожены. Ещё живы обвиняемые по делу взрыва в московском аэропорту Домодедово, следствие по этому делу не закончено, и оно наверняка ещё сможет пролить свет и на взрывы в московском метро. Думаю, нам не следует по отдельности рассматривать эти два дела. Когда будут полностью закончены дела, всё будет расследовано, тогда мы сможем дать оценку, насколько объективно сегодня правоохранительные органы информируют население о расследовании тех или иных террористических преступлений. Но я хочу сказать, что сейчас не только и не столько важно, как изобличить террористов, хотя это немаловажно и такая информация показывает профессионализм наших спецслужб и правоохранительных органов. Сейчас главное другое: как работать на опережение, как не допустить впредь повторение таких трагедий? На прошлой неделе состоялось заседание межведомственной рабочей группы по обеспечению безопасности на общественном транспорте. Я участвовал в заседании группы и говорил именно о том, чтобы информировать своевременно население не только о том, что закуплено в рамках программы по обеспечению безопасности на транспорте, но и о том, что сумели предотвратить с помощью этих новшеств. Транспорт ввиду специфики своей работы сам по себе является источником повышенной опасности. Именно поэтому он привлекает к себе внимание террористов всех мастей. Это подтверждает и статистика – от 50 до 70% терактов связаны именно с транспортом. На заседании представители Московского, Санкт-Петербургского, Казанского метрополитенов, представители ФСБ и МВД говорили о том, какая современная аппаратура закупается, какая уже установлена, сколько выделено денег, но даже там не прозвучало главного – сколько правонарушений предотвращено. Это сейчас очень важно. Об этом надо говорить, только тогда общество будет полностью доверять своим спецслужбам и их отчётам.

Александр Гуров, председатель комиссии Госдумы по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики, член Комитета Госдумы по безопасности, бывший начальник ГУ МВД СССР по борьбе с оргпреступностью и коррупцией:

– В целом все расследования, связанные с последними террористическими актами, расцениваю позитивно. Что касается именно этого, то обществу пока ещё не всё досконально известно. Но у меня рука не поднимется бросить камень в следствие. Они всё правильно, грамотно и своевременно делают. Мало кто знает, но за прошлый год и за три месяца уже этого года было не просто раскрыто, а предотвращено 26 взрывов, которые собирались совершить террористы-смертники. Помимо этого задержаны сотни террористов, а более тысячи террористов-головорезов уничтожены. Конечно, многие могут сказать, что об этом они не знают, зато прекрасно помнят взрывы в Домодедове и другие террористические акты на территории России. К сожалению, террористы, действующие на наших территориях, постоянно пополняют свои ряды. У них как у Змея Горыныча: руби не руби – новые головы вновь вырастают. Но ведь это уже не проблема ФСБ – за такое перерождение они ответственности не несут. Это задача для исполнительной власти, она, и никто другой, способна с этим справиться. Но исполнительная власть не борется с первопричинами, порождающими терроризм и пополняющими ряды бандформирований. Именно из-за бездействия властей бандформирования постоянно пополняются, и минимальная численность их остаётся постоянной – независимо от успешных операций ФСБ порядка 800 штыков. У нас ведётся достаточно интенсивная агентурно-оперативная работа. Как я уже говорил, за последнее время были предотвращены десятки террористических актов, тысяча террористов уничтожена. При этом счёт погибших сотрудников ФСБ уже, к сожалению, идёт на сотни. За два последних года погибли порядка 800 сотрудников ФСБ, борющихся с терроризмом. Это очень серьёзные цифры, и у меня язык не повернётся упрекнуть их в чём-то. Я вижу количество потерянной крови в этих рядах. И я полностью верю в их работу и доверяю всем их рапортам.

По теме

Геннадий Селезнёв, председатель Госдумы второго и третьего созывов:

– Это преступление до конца не раскрыто. Слава богу, хоть один живой человек остался, хотя и где-то в бегах. Может, его сумеют найти и до конца выяснить обстоятельства этого дела. А вообще, работа наших спецслужб в последнее время у меня вызывает одни только вопросы. Почему расследования по делам, связанным с терроризмом, заканчиваются всегда только одним: все подозреваемые лица уничтожены. И это называется «следствие»? Безусловно, когда нет другой ситуации, кроме как уничтожить бандита, его надо уничтожать. Но ведь идёт следствие, на многие вопросы ещё просто нет ответов, поэтому, может, лучше в подобных ситуациях стрелять не в лоб, а куда-нибудь в плечо, для того чтобы взять бандита живым. Почему этого никогда нет? Почему в нашей стране никогда следственных действий не производят? Мы никогда ни по одному террористическому акту толком не знаем ни заказчиков, ни откуда поступили оружие и деньги, ничего не знаем. И всё потому, что допросить некого – всех убиваем. Хотелось бы, чтобы вместо гордых рапортов – все бандиты уничтожены – проходили открытые судебные процессы, на которых были бы озвучены имена исполнителей и заказчиков этих зверских преступлений. Что толку от бравых рапортов об уничтожении всех подозреваемых в громких преступлениях? Нам от этого жить спокойнее не становится. Тем более что бандитов всех уничтожают, а они всё возрождаются и возрождаются. Нельзя обрубать все концы, необходима хотя бы маленькая ниточка, чтобы распутать клубок. Но, боюсь, нынешним нашим спецслужбам это не под силу – они вечно всё списывают либо на горы, либо на «зелёнку» в горах, где легко прятаться, либо на какие-то неведомые силы. У них вечно: всё – отрапортовали, а потом, если что, – извинимся.

Опубликовано:
Отредактировано: 04.04.2011 12:32
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх