// // Во сколько оценят согласование перехода госчиновника в частный бизнес?

Во сколько оценят согласование перехода госчиновника в частный бизнес?

529

Государственное дело

Числиться на госслужбе – для многих лишь возможность выгодно перейти в бизнес
Фото: ИТАР-ТАСС
Числиться на госслужбе – для многих лишь возможность выгодно перейти в бизнес Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Высокопоставленные госслужащие смогут переходить на работу в бизнес-структуру только с согласия президиума Совета при президенте РФ по противодействию коррупции. Закон, по которому такой переход необходимо согласовывать, был принят ещё два года назад. Но только сейчас стало понятно, с кем это нужно делать. Прокремлёвские политологи говорят об очередном весомом шаге в борьбе с коррупцией, оппозиционные эксперты считают, что новая норма лишь поможет проводить по отношению к VIP-отставникам «политику кнута и пряника», поощряя разрешением тех, кто умеет держать язык за зубами, и наказывая запретом чересчур строптивых.

В 2008 году, сразу после своего вступления в должность, президент РФ Дмитрий Медведев внёс в Госдуму пакет из четырёх антикоррупционных законопроектов. Три из них увеличивали тюремные сроки и штрафы за взятки и злоупотребления служебными полномочиями, уточняли новый порядок конфискации. А главным законопроектом в рамках национального плана противодействия коррупции считался проект «О противодействии коррупции», который, в частности, впервые давал определение терминам «коррупция» и «конфликт интересов». Согласно статье 10 «конфликт интересов на государственной и муниципальной службе – это ситуация, при которой личная заинтересованность государственного или муниципального служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей». Дескать, при этом возникает противоречие между такой заинтересованностью служащего и «законными интересами граждан, организаций, общества или государства».

По статье 12 законопроекта для определённых категорий чиновных должностей вводилось обязательное требование – они в течение двух лет после отставки могли замещать должности в коммерческих и некоммерческих организациях только «с согласия соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих РФ и урегулированию конфликта интересов». Однако никакой конкретики об этой загадочной комиссии – кто в неё должен войти, кто должен возглавить – за два года так и не появилось. Первый зампред Комитета Госдумы по безопасности «единоросс» Михаил Гришанков говорил о создании специальной антикоррупционной структуры. По его словам, «Генпрокуратура сегодня координирует деятельность правоохранительных органов и спецслужб, а Счётная палата – исполнение бюджета, но ни одно из этих ведомств нельзя назвать ответственным за реализацию всего антикоррупционного плана». Однако вышло всё гораздо проще…

Разработкой пакета «антикоррупционных» законопроектов занималась рабочая группа под руководством главы администрации президента Сергея Нарышкина. Он же и возглавит комиссию, которая станет проверять чистоту намерений уходящего чиновника. Вернее сказать, президиум президентского совета. Половину его составляют сотрудники кремлёвской администрации. Кроме Нарышкина в состав президиума совета входят помощники президента РФ по правовым и экономическим вопросам Лариса Брычёва и Аркадий Дворкович, по кадрам и контролю – Олег Марков и Константин Чуйченко, глава управления администрации президента РФ по вопросам госслужбы и кадров Сергей Дубик. Ещё шестеро главных борцов с коррупцией – это министры юстиции, экономического развития и внутренних дел – Александр Коновалов, Эльвира Набиуллина и Рашид Нургалиев, директор ФСБ Александр Бортников, генпрокурор РФ Юрий Чайка и мэр Москвы Сергей Собянин.

По теме

На закрытом заседании президиума президентского совета действующий или бывший чиновник будет обязан проинформировать о своих функциях на будущей работе и размерах своей грядущей зарплаты. Далее большинством голосов принимается решение – разрешить это трудоустройство или отказать в этом.

Согласно президентскому указу проверку на конфликт интересов при желании уйти из власти в смежные по профилю структуры (коммерческие или некоммерческие) должны проходить только высокопоставленные чиновники – все члены федерального правительства, включая его председателя, – генеральный прокурор РФ, глава Следственного комитета РФ, секретарь Совета безопасности РФ, главы субъектов РФ. Подобное требование будет действовать для каждого отставника в течение двух лет после увольнения с госслужбы.

Случаев, когда самые высокопоставленные чиновники уходили в профильный бизнес, известно немало. В 1997 году экс-министр топлива и энергетики РФ Пётр Родионов стал зампредом правления «Газпрома». В 1999 году бывший министр финансов РФ Александр Лившиц возглавил правление банка «Российский кредит».

Продолжается этот «исход» и в наше время. В 2007 году бывший председатель Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин возглавил совет директоров МДМ-банка. В 2008 году бывший директор департамента электроэнергетики Министерства промышленности и энергетики РФ Вячеслав Кравченко стал директором ООО «РН-энерго». Можно вспомнить и экс-министра экономического развития и торговли Германа Грефа, возглавившего Сбербанк. А .

Запрет на уход в бизнес для чиновников не является российским ноу-хау. Он содержится в антикоррупционной конвенции ООН, которую подписали многие страны, в том числе и Россия. В большинстве стран существуют аналогичные ограничения. Например, в США два года назад была осуждена бывшая сотрудница министерства обороны за то, что она устроилась работать вице-президентом в компанию, которой до этого выделяла господряды. Снизит ли президентский указ уровень коррупции, покажет будущее. Пока борьба с ней проигрывается. По результатам соцопросов, 60% опрошенных считают, что коррумпированность элиты за 10 лет выросла.

По данным фонда «Общественное мнение», 42% опрошенных молодых россиян считают привлекательной государственную службу. Конкурс на бюджетное место на специальность «государственное управление» в некоторых регионах достигал 160 человек. Член Комитета Госдумы по делам молодёжи, лидер движения «Россия молодая», «единоросс» Максим Мищенко заявил, что «желание работать на государственной службе – это специфическая особенность нашего народа». Но член правления Института современного развития Евгений Гонтмахер уверен в том, что большинство молодых людей просто считают профессию чиновника возможностью хорошо устроиться в жизни, и даже предлагает ограничить приём студентов на эту специальность.

Горячо одобряющий президентский указ председатель Комиссии Госдумы по законодательному обеспечению противодействия коррупции, бывший начальник УВД Курской области, «единоросс» Алексей Волков считает: «Указ поставит заслон переходу недобросовестных чиновников, а часть из них обязательно задумается. Надеюсь, это принесёт нам пользу с точки зрения борьбы с коррупцией». Даже политики, представляющие оппозицию, поддержали президентскую инициативу. Так, Виктор Илюхин (КПРФ) отмечает, что это решение станет «маленьким барьерчиком для коррупционеров», и приветствует его как «любое движение, направленное на противодействие коррупции».

Об этом же говорит и заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме, член думской антикоррупционной комиссии Геннадий Гудков: «Часть нечистых на руку чиновников вовсю используют своё положение и оказывают протекцию различным структурам. Тем самым они стараются обеспечить некий задел на будущее. Указ президента способен остановить таких расчётливых служащих». А заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» Олег Шеин считает: «Готовится увольнение очень высокопоставленных служащих, потому что из-за начальника департамента в каком-нибудь регионе никто собирать президентский совет не будет. Надо ждать много интересного».

Впрочем, звучат и более скептические голоса. Так, бывший заместитель министра экономического развития и торговли Андрей Шаронов, позже управляющий директор группы «Тройка Диалог», считает, что неофициальное согласование перехода с госслужбы в бизнес существовало всегда, в том числе и в его случае, и сейчас этот процесс лишь формализуется. Не очень верит в действенность запрета и глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов: «Велика вероятность, что все решения комиссий будут зависеть от руководства госоргана. Таким образом, чиновнику для перехода на коммерческую службу придётся просто договариваться, и норма может дать новый коррупционный ручеёк. Вариант с двухлетним безусловным «карантином» был бы эффективнее, но он нужен трёхлетним, именно за такое время рушатся социальные связи».

А президент фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров вообще считает запрет весьма условным: «Всякий раз, когда вместо прямого запрета всплывает разрешение, в подтексте стоит, что нужно делиться».

Опубликовано:
Отредактировано: 14.03.2011 13:09
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх