// // Кто избил журналистов РЕН-ТВ в Ингушетии?

Кто избил журналистов РЕН-ТВ в Ингушетии?

474
3
В разделе

Дело о похищении и избиении журналистов Рен ТВ и председателя совета правозащитного центра «Мемориал» Олега Орлова в Ингушетии может обернуться большим политическим скандалом. Представители правозащитных организаций уже обратились к Генпрокурору Юрию Чайке с просьбой разобраться в ситуации. Кто мог быть заинтересован в избиении журналистов? На этот счет есть три версии.

Съёмочная бригада телекомпании «Рен ТВ», в которую входили корреспондент Артём Высоцкий, оператор Карен Сахинов и ассистент оператора Станислав Горячев, приехала в Ингушетию готовить репортаж об акции протеста 24 ноября. В ночь на 24 ноября, в 23:30, в номер, где жила бригада телевизионщиков, постучались. Некая женщина, представившись администратором гостиницы, попросила открыть дверь. Как только один из тележурналистов, Артём Высоцкий, приоткрыл дверь, в комнату ворвались трое неизвестных в масках и камуфляже. «Они приказали нам лечь на пол лицом вниз. Я присел на корточки, но мне заехали ботинком в бок и повторили приказ», – рассказывает Станислав Горячих.

После этого неизвестные надели журналистам на головы принесённые с собой чёрные полиэтиленовые пакеты и, не дав одеться, вывели, толкая оружием в спину, на улицу и посадили в белый микроавтобус «Газель». Как позже выяснилось, в салоне уже сидел правозащитник из «Мемориала» Олег Орлов с мешком на голове, который так же, как и журналисты, приехал в Ингушетию на митинг оппозиции. Господину Орлову люди в камуфляжной форме представились «сотрудниками антитеррористического центра», а из номера его выманили под предлогом эвакуации в связи с угрозой взрыва.

Больше часа «Газель» петляла по дорогам, после чего остановилась в чистом поле. По словам Станислава Горячих, журналистам приказали выйти и начали избивать. «Били молча. После этого один из них сказал, что нас сейчас расстреляют. Но затем со смешком добавил: «Жаль, глушителей не взяли». И они уехали, предупредив напоследок, что нам не стоит больше приезжать в Ингушетию».

Злоключения журналистов Рен ТВ на этом не закончились. В субботу 24 ноября им всё же удалось снять материал о митингах, но они были задержаны на блокпосту при выезде из Ингушетии. Простодушный солдатик так и сказал: «На вас ориентировка на задержание». Они искали кассеты с сюжетом. Но журналисты предполагали такое развитие событий и переправили отснятый материал в Москву по другим каналам.

По факту нападения на журналистов возбуждено уголовное дело по статье 144 (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов), статье 139 (неприкосновенность жилища) и статье 161 УК РФ (грабёж).

«Напрашивается неутешительный вывод: или республиканское руководство не контролирует ситуацию в Ингушетии, или эта противоправная акция проводилась с ведома определённых должностных лиц… Прошу Вас, уважаемый Юрий Яковлевич, сделать всё возможное для установления истины» – с такими словами к генпрокурору обратилась Элла Памфилова, председатель совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.

Кроме неё под письмом Чайке подписались руководители 14 правозащитных организаций. Причём их бурную реакцию вызывает не только то, что произошло с нашими коллегами, но и как реагируют на это правоохранительные органы Ингушетии. «Я думаю, статьи облегчённые потому, что к этим безобразным действиям причастны должностные лица, которые делали это не по собственной инициативе, а по указанию сверху. В таких случаях обычно стараются отвести обвинение от тех, кто его заслуживает», – считает председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

По теме

«Люди, которые их похитили, – это исполнители, тупо исполняющие чью-то волю, – заявил советник Президента РФ Асламбек Аслаханов. – Если раньше убивали всех, кого захватывали, а сейчас только избили, то это показательное задержание, чтобы другим журналистам неповадно было давать объективные материалы по Ингушетии. Такой вариант вполне возможен».

Версия первая: спецслужбы

Журналисты рассказывают, что неизвестные в масках вели себя предельно спокойно. По их мнению, «никто, кроме сотрудников спецслужб, так себя не ведёт». Кстати, почти все громкие убийства в Ингушетии в последнее время совершались людьми в масках. Только глушители они не забывали. В таком случае журналистов запугивали с одной единственной целью: воспрепятствовать профессиональной деятельности. «Убивать бы их не стали, – заявил нам на условиях анонимности сотрудник Назранского ОВД. – Слишком большой был бы общественный резонанс. Не в пользу республиканских властей».

О том, что в Ингушетии большинство нашумевших преступлений имеют след спецслужб, говорят не только местные журналисты. Это подтверждают и правозащитники. «Я могу утверждать, что 95% похищений в республике совершены сотрудниками спецслужб, в частности ФСБ, – заявил руководитель правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов. – Многие из них были задержаны нашей милицией и во время преступления, и при перевозке похищенных. Все они прикрывались документами сотрудников Регионального оперативного штаба (РОШ)». Кстати, из его рассказов понятно, что во время задержания у похищенных на голове были полиэтиленовые мешки. Так же, как у журналистов Рен ТВ и правозащитника Олега Орлова.

Версия вторая: оппозиция

Когда в Ингушетии случается что-то подобное, у президента республики Мурата Зязикова есть одна отговорка: ситуацию дестабилизируют некая третья сила. Несмотря на то что господин Зязиков – в прошлом сотрудник спецслужб, он, к сожалению, не может назвать конкретных «дестабилизаторов». И лишь иногда намекает на депутатов Госдумы Башира Кодзоева и Мухарбека Аушева. Мол, они объединились в тандем против него.

Справедливости ради надо сказать, что у Мурата Зязикова нет оппозиции. А Кодзоев и Аушев сводят с ним старые счёты. Много лет назад в Ингушетии не последним человеком был Башир Кодзоев – успешный иркутский бизнесмен. «Признаюсь, мне хотелось сменить в республике власть, – заявил «Нашей Версии» Башир Кодзоев. – Я решил поддержать на президентских выборах Зязикова, но при одном условии: что он уменьшит коррупцию и решит вопрос с беженцами из Пригородного района». За пять лет Мурат Зязиков не выполнил ни одного из этих обещаний. Теперь Кодзоев вставляет ему палки в колёса. Однако максимум, что он делает – это пишет президенту письма с докладом о реальной обстановке в Республике Ингушетия. С конкретными цифрами и фактами.

Второй депутат – Мухарбек Аушев – ведёт с ингушским президентом информационную войну. По сведениям, именно он финансирует оппозиционный сайт «Ингушетия.Ру». Но в то, что Кодзоев или Аушев могут нанять сотрудников спецслужб, которые изобьют московских журналистов, верится с трудом. Тем более что журналисты приехали снимать оппозиционный митинг в Назрани, организатором которого, кстати, был именно сайт «Ингушетия.Ру».

Версия третья: Мурат Зязиков

Куда больше верится в то, что нападение на журналистов и правозащитника дело рук самого президента. Во-первых, гостиница «Асса» считается самой безопасной в Ингушетии, и в 1990-е годы ни один бандит не мог проникнуть туда. Она круглосуточно охраняется сотрудниками вневедомственной охраны.

Во-вторых, приказ о снятии вооружённой охраны с гостиницы «Асса» за несколько минут до нападения дал заместитель министра внутренних дел РИ Апти Халухаев. Об этом нам сообщили источники в Следственном управлении СК при Прокуратуре РФ по Ингушетии. При этом администратор гостиницы, когда охрана разговаривала с Халухаевым, брала трубку и переспрашивала у замминистра, знает ли о данном решении другой заместитель министра внутренних дел Ингушетии Сергей Селивестров, проживающий в гостинице «Асса». (Полковник Сергей Селивестров, недавно назначенный первым заместителем министра внутренних дел РИ, из-за отсутствия жилья проживает в гостинице «Асса».) Халухаев ответил, что тот в курсе. Администратор гостиницы связалась с Селивестровым и сообщила ему, что с гостиницы снята охрана. Замминистра ответил, что он в курсе и для беспокойства нет никаких оснований.

В-третьих, в уголовном деле никак не отражено незаконное задержание журналистов Рен ТВ в ОВД Назрани, где они давали показания. Потерпевшие фактически оказались на правах задержанных, к ним даже не пускали врачей. Журналистов отпустили только после разгона митинга, освещать который они и приехали.

Эмилия Казумова
Опубликовано:
Отредактировано: 03.12.2007 12:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх