// // Какую роль играет музыка в современном российском кинематографе

Какую роль играет музыка в современном российском кинематографе

1376

Музфильм

Какая музыка будет звучать в фильме, сегодня решают продюсеры. Иногда их требования, по признанию композиторов, выглядят абсурдно
Фото: ИТАР-ТАСС
Какая музыка будет звучать в фильме, сегодня решают продюсеры. Иногда их требования, по признанию композиторов, выглядят абсурдно Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Выход на экраны фильма «Тарас Бульба» был омрачён громким скандалом. Известный композитор Игорь Корнелюк остался недоволен тем, как обошёлся с его музыкой к ленте режиссёр Владимир Бортко. Как заверяет Корнелюк, он работал над саундтреком к картине больше года и был неприятно поражён тем, что Бортко перенёс фрагменты музыки, написанные для одной сцены, в другую часть фильма. Как работается композиторам в современном отечественном кинематографе и во сколько оценивается их труд, выяснял корреспондент «Нашей Версии».

Альфред Хичкок в одном из своих последних телеинтервью мрачно заметил: «Кино могло бы стать настоящим искусством, если бы актёры не заговорили. Для создания шедевра вполне достаточно музыки». Мэтр знал, о чём говорил – он умел находить композиторов, которым хватало нескольких секунд экранного времени, чтобы создать ощущение надвигающегося ужаса. Кстати, Хичкоку принадлежит ещё один афоризм: «Для того чтобы снять хороший фильм, мне нужны двое – блондинка и композитор». Что касается блондинок, то многие режиссёры вполне успешно обходятся без них. А вот без музыки – никак.

Понимали это ещё в эпоху «великого немого», когда владельцы кинотеатров нанимали тапёров, которые создавали фон для картинки с экрана. И уж тем более осознавали важность музыки классики «золотого века» кинематографии. Так, композитор Прокофьев написал для эйзенштейновских «Александра Невского» и «Ивана Грозного» музыку, без которой представить эти шедевры киноискусства уже нельзя. А Дэвид Селзник заставил Макса Стайнера трижды переписывать партитуру к «Унесённым ветром», прежде чем она зазвучала в фильме, а потом и на миллионах грампластинок.

Конкуренция в этом бизнесе очень острая. «Я очень хотел попасть в ряды композиторов, которые писали музыку для кино, но тогда, в 1960-х, пробиться туда было практически невозможно, – вспоминает композитор Евгений Крылатов. – Картин выходило не так много, да и режиссёры не хотели рисковать работать с неизвестным композитором. Но я продолжал искать ходы и наконец-то мне повезло: меня взял в пару Александр Зацепин. В 1968-м режиссёры-мультипликаторы Владимир Попов и Владимир Пекарь делали «Умку» и пригласили писать музыку. Попов и Пекарь так и не поняли, зачем Зацепину понадобился соавтор: в мультике всего восемь минут музыки, двум композиторам там делать нечего. Но Зацепин привёл меня, а сам пропал куда-то. Бедным режиссёрам некуда было деваться. Вот я и написал им «Колыбельную медведицы». Так началась моя кинокарьера».

Сейчас фильмов снимается гораздо больше, но у композиторов появились другие проблемы. И это касается не только упомянутого скандала вокруг «Тараса Бульбы». «Я очень тщательно работал, музыкально оформляя каждый жест на экране, каждое движение головы. Каково же было моё удивление, когда я в отснятом материале услышал совершенно новые мотивы?! Условно говоря, музыка, которая символизировала у меня красное, стала зелёной, и наоборот. У меня волосы дыбом встали, когда я это услышал, но, несмотря на моё возмущение, Бортко не стал менять композицию. Вся моя работа пошла насмарку», – сетует Игорь Корнелюк.

«Нынче мода на позитив, – говорит композитор музыки к сериалам «Евлампия Романова», «Формула» и фильму «Изображая жертву» Александр Маноцков. – Зачастую снимаются какие-нибудь истории про менеджеров среднего звена: как у них всё отлично, ну, разве что зарплата маленькая, а кокаин дорогой! Социальная функция таких фильмов – ретранслировать: всё хорошо. В результате получается полукино. Вроде бы и актёры хорошие, и режиссёр, и оператор. Но кино не завершено. Чего-то не хватает. И очень часто от композитора ждут, что он как раз всё и доделает. И тогда музыка пишется тем особенным позитивно-расплывчатым образом, чтобы она создавала некоторое ощущение лёгкости, необязательности и при этом лиричности, но желательно без карамели. То есть все стараются соблюсти хороший тон. Производство массового фильма сейчас напоминает производство хорошего глянцевого журнала».

По теме

Кроме того, композиторы жалуются, что во ВГИКе не преподают музыкальную культуру, поэтому режиссёры картин не очень разбираются в том, каким должно быть музыкальное оформление в их фильмах. Решения принимают продюсеры, просьбы которых иногда звучат и вовсе дико. «Звонит продюсер и требует, чтобы ему написали музыку «как у Кустурицы», – объясняет Маноцков. – При этом, как именно у Кустурицы, он не знает, но знает, что народу нравятся такие мелодии. Или «как у Тарантино» – тоже очень модное требование среди некоторых продюсеров. Но ведь что подходит одной картине, не всегда подходит другой».

Бывает и так, что композитор пишет музыку, из которой в фильм не попадает ни одной ноты. А за эскизы автору никто не платит. Между тем «Это базовая ставка, и основываясь на ней, можно торговаться. Бывает и дешевле, и гораздо дороже», – рассказывает музыкальный продюсер Олег Пшеничный.

Помимо гонорара по российскому законодательству композитор должен получать авторские отчисления с каждого кинопроката (3%) и телеэфира. Но если телебоссы платят более-менее аккуратно (хотя механизм их расчётов и непрозрачен – размер отчислений зависит, например, от времени выхода ленты в эфир), то прокатчики стараются не платить вообще. Подчас они даже заставляют производителей вносить в договоры строку: «Композитор отказывается от дальнейших выплат». Авторы, в свою очередь, боятся испортить отношения с производителями и не протестуют.

Тем не менее в 2005 году случился первый прецедент. Уральский филиал Российского авторского общества (РАО) подал в суд на владельцев кинозалов, чтобы они исполнили закон об авторских правах и заплатили композитору Юрию Потеенко деньги от проката фильма «Ночной дозор». А когда кинотеатры это делать отказались, Уральский филиал РАО подал в суд. В итоге суд распорядился взыскать с кинотеатров деньги и передать их автору музыки.

В несколько ином положении находятся звёзды. Так, один из самых популярных сегодня композиторов в кино Сергей Шнуров подобных проблем не испытывает. Напомним, именно он написал музыку к таким фильмам, как «Бумер», «Бумер-2», «Игры мотыльков», «2-АССА-2», «Ярик» и другие. «Я работаю над саундтреками так: выбираю фильмы, над которыми буду работать, пишу какой-нибудь набросок – всегда так договариваюсь, никогда не беру деньги вперёд, – и если он всех устраивает – работаю дальше, – рассказывает Сергей. – Если кому-то что-то как-то – я говорю: всё, пока. Но у тех композиторов, которые работают в кино постоянно, такой возможности нет. Мне же, если откажут, проще. Я пойду концерт отыграю и денег заработаю, так что могу ставить условия».

Шнуров также считает, что он является соавтором всех картин, где выступил в качестве композитора. «Иногда приходится перемонтировать фильм под музыку, – говорит Шнур. – Ну, например, картину «Бумер» где-то пришлось подгонять под музыку. Долгое время у нас не было финальной композиции, которая бы обуславливала весь трагизм ситуации. И я в конце концов придумал звонок, который потом выливается в такую мелодию. Так что постоянно звонящий мобильный появился в картине из-за меня».

Новая тенденция в отечественном кино – приглашать для записи саундтреков зарубежных композиторов и исполнителей. Одним из первых это сделал Юсуп Бахшиев, пригласив группы Red Snapper и Clawfinger для фильма «Антикиллер». Бахшиев и в своих последующих картинах старался воспользоваться услугами зарубежных исполнителей. Так, на фильм «Жесть» был приглашён Крис Корнер, вокалист группы Sneaker Pimps.

А в музыкальной «озвучке» боевика «Параграф 78» принимали участие британские музыканты Йен Браун из группы The Stone Roses и лидер группы Suede Бретт Андерсон. На российском релизе саундтрека Андерсон исполняет Scorpio Rising в дуэте с Ильёй Лагутенко.

Кстати, Бахшиев признаёт, что с каждым разом сумма, потраченная на музыку к картине, возрастает. Так, общий музыкальный бюджет «Параграфа» в итоге обошёлся в миллион долларов. В эту сумму вошли гонорары американского композитора Тобиаса Энхауса и обоих рокеров.

Но Бахшиев не единственный кинопродюсер, работающий с заграничными рокерами.

Например, в фильме Алексея Сидорова «Бой с тенью» финский виолончельный квартет Apocalyptica, известный «классическими» обработками тяжёлого рока, исполнял музыку композитора Алексея Шелыгина (кстати, автор главной темы сериала «Бригада»). А Павел Руминов заполучил в своих «Мёртвых дочерях» самого Трея Ганна – басиста и композитора, бывшего участника King Crimson.

Ещё одна модная тенденция – во время промоушена картины записывать специальные саундтреки или создавать клипы, имеющие весьма отдалённое отношение к музыке, звучащей в этом фильме. Так, предваряя выход на широкий экран ленты «Ночной дозор», группа «Ума Турман» спела песню про Антона Городецкого. А «Любэ» песней «Адмирал» раскручивала одноимённый фильм. Не стала исключением и уже упоминавшаяся картина «Тарас Бульба»: колыбельной «Небо, засыпай» певица МакSим и репер Лигалайз раскручивали эту ленту на канале «Россия».

В подготовке материала принимала участие Лариса Алексеенко

Опубликовано:
Отредактировано: 04.05.2009 12:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх