// // Глава СК РФ взял на контроль дело Дмитрия Аршанского

Глава СК РФ взял на контроль дело Дмитрия Аршанского

2016

Бастрыкин слышит, Бастрыкин знает

2
В разделе

28 мая у Мещанского суда Москвы полиция разогнала стихийный митинг. В этот день в суде продлили срок пребывания под стражей питерскому предпринимателю Дмитрию Аршанскому, обвиняемому по «экономической» статье. Сегодня его поддерживают более 50 тыс. человек, часть из которых вышли на улицы города с плакатами: «Бастрыкин – sos», «Свободу Дмитрию Аршанскому!».

О деле Аршанского мы уже коротко писали в № 19 от 25 мая текущего года. Как известно, «Наша Версия» – газета журналистских расследований, предметом которых являются и уголовные дела, которые могут иметь заказной характер, порождающие несправедливость и вызывающие человеческие трагедии. Вот почему мы решили обратить на дело Аршанского особое внимание, поскольку в его истории, на наш взгляд, всё это присутствует с лихвой.

Обратить внимание на ситуацию нас заставило ещё одно обстоятельство. За последние годы случалось немало громких уголовных дел в отношении предпринимателей, однако с трудом можно припомнить, когда ещё в защиту бизнесмена выступали бы сразу тысячи людей. Причём – и это важнее всего – выступали, не испугавшись задержаний и полицейских дубинок. Для этого нужно быть абсолютно уверенным, что дело, которое ты поддерживаешь, справедливо и Аршанский действительно не виновен. А раз так, разобраться в его деле стоит внимательнее.

50-летний кандидат технических наук, генеральный директор научно-производственного предприятия «Фортэкс» Дмитрий Аршанский был арестован в декабре прошлого года после допроса в московском межрегиональном следственном управлении СКР на транспорте. Как решили следователи, глава питерской инжиниринговой компании завысил почти на полмиллиарда рублей стоимость работ по разработке плана реконструкции объектов инфраструктуры канала имени Москвы. В середине 2011 года Федеральное агентство морского и речного транспорта, ФГУП «Канал имени Москвы» и ООО «Проектно-изыскательский институт «Облстройпроект» заключили между собой госконтракт № 39-1 на выполнение означенных проектных работ общей стоимостью 690,8 млн рублей. При этом агентство выступило в качестве заказчика проектных работ, ФГУП – застройщиком, а институт – генпроектировщиком.

Поскольку масштаб строительства предполагался серьёзный, «Облстройпроект» привлёк субподрядчиков – одним из них стал «Фортэкс». Теперь следствие полагает: готовя проект, Аршанский на 70% завысил сметную стоимость работ, что позволило ему незаконно получить из бюджета 457 млн руб­лей.

Следователь против правительства?

Вообще-то, даже этой короткой фабулы достаточно для того, чтобы сам собой родился вопрос: а при чём тут, собственно, Дмитрий Аршанский? Ведь если миллионы на самом деле пропали, то спрашивать надо прежде всего с заказчика, который деньги платил, и застройщика, которые их получал, а затем передавал своим субподрядчикам. Однако все претензии адресуются именно Аршанскому и его «Фортэксу». При этом прочие обстоятельства описываются в материалах дела так: «Неустановленные лица… в неустановленное следствием время вступили в преступный сговор с Аршанским Д.М… Таким образом Аршанский Д.М… похитил денежные средства федерального бюджета». Ага, вот так взял и в «неустановленное время» запустил руку в бюджет. Убедительно – нет слов.

По теме

после публикации в «Нашей Версии» генерал Бастрыкин затребовал для изучения материалы дела. Это свидетельствует о том, что в СК со вниманием относятся к фактам возможного нарушения законности

И всё же самое интересно даже не это. Похоже, что в своём желании посадить хоть кого-нибудь транспортные следователи заигрались настолько, что не просто перестали видеть очевидное, но не замечают даже, как сами посадили себя в лужу по самые плечи.

Дело в том, что реконструкция канала имени Москвы – не какая-то рядовая стройка. Проект являлся частью федеральной целевой программы «Развитие транспортной системы России на 2010–2015 годы». В связи с этим бюджет работ подробно рассматривался, составлялся и утверждался на самом высоком государственном уровне с участием министров и депутатов. А утверждал его лично глава правительства РФ.

Для чего на этом стоит остановить внимание? Потому что именно здесь кроется ключевой момент всей истории. Итак, как считает следствие, Аршанский завысил смету на 70%, изначально желая похитить государственные деньги. Но он, как мы это уже выяснили, был всего лишь субподрядчиком. Сам же подряд достался «Облстройпроекту» по результатам тендера, сколько именно денег выделяется из бюджета на выполнение проектных работ, было известно заранее: сумма согласовывалась на самых вершинах власти. То есть, если следовать образу мышления транспортных следователей, смета должна была быть завышена ещё на этапе её согласования при подготовке ФЦП. Хочется спросить следователя Владимира Вяткина, ведущего это скандальное дело: он на самом деле считает, что хищение было произведено с участием депутатов, министров и самого премьер-министра? Или кто-то заставляет его так считать?

Казус Аршанского

Всё это было бы очень смешно, если бы не было страшно. Ведь в распоряжении следствия имеются железобетонные документы, на основании которых уголовное дело надо моментально прекращать. Один из них – заключение государственной экспертизы, которая определила: стоимость выполненных работ полностью соответствует стандартам.

Действительно, согласно принятым нормам стоимость проектных работ не должна превышать 10% от общей стоимости объекта. На реконструкцию канала правительство согласилось выделить 12 млрд рублей. Таким образом, цена на проектные работы могла составлять 1,2 миллиарда. В нашем случае она обошлась государству в 690 млн рублей – почти в два раза дешевле.

Однако заключение экспертов – инженеров и сметчиков – следствию, похоже, не интересны. Оно, видимо, опирается на заключение ревизора из полиции, который настаивает, что деньги всё-таки были похищены.

Картина получается совершенно кафкианская. Потому не стоит удивляться, что тысячи людей, выступающих в поддержку Аршанского, заметили весь этот абсурд. Поражает другое – почему его не видят следователи? Или, может быть, не хотят видеть?

Догадаться в принципе несложно. Возбудив уголовное дело, следователи сами запустили машину, остановить которую они уже не могут. Иначе придётся отвечать собственными должностями и погонами за то, что человек с кучей заболеваний восемь месяцев ни за что сидит в камере. Вот и приходится, похоже, дожимать Аршанского, требуя, чтобы он дал на себя показания. Тем более что суд поддерживает инициативы следствия, продлевая предпринимателю срок.

Активную роль в деле, похоже, мог играть патрон следователя Вяткина, заместитель начальника 2-го отдела управления «Т» СЭБ ФСБ России подполковник А.В. Ларин, который осуществлял непосредственное оперативное сопровождение по делу. Исследуя документы дела, у меня сложилось мнение, что Аршанского, возможно, принуждали к даче показаний. А когда принципиальный бизнесмен не стал оговаривать себя, то оказался в камере. Вот только зачем это было нужно? Из интересов службы? У куратора водного транспорта был какой-то особый интерес?

P.S. Впервые рассказывая о деле Дмитрия Аршанского, мы предположили, что вся эта ситуация является лишь эксцессом рядовых исполнителей на уровне межрегионального управления на транспорте и что руководство СК РФ вряд ли находится в курсе событий. А потому главе Следственного комитета Александру Бастрыкину наверняка стоит обратить внимание на это резонансное дело, из-за поведения некоторых его подчинённых бросающее тень на всё ведомство.

И теперь, как удалось выяснить, Александр Бастрыкин затребовал для изучения материалы дела. Это свидетельствует, что в СК с вниманием относятся к фактам возможного нарушения законности. Нам остаётся поблагодарить Александра Ивановича за участие и выразить надежду на его принципиальность, поддержку и помощь.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Чем дальше, тем крепче становится мнение, что в случае с Дмитрием Аршанским правоохранители руководствовались, видимо, совсем не интересами закона.

С самого начала родственникам Аршанского начали поступать прямые предложения о том, что за определённое вознаграждение дело может быть улажено. Не желая торговать свободой и добрым именем близкого человека, они обратились в ФСБ. В итоге при получении первой части взятки в размере 200 тыс. долларов США был арестован посредник.

Или вот ещё один звонок. Две недели назад следователи задержали ряд сотрудников московского СИЗО «Матросская Тишина». Как сообщалось, в изоляторе был налажен целый конвейер по вымогательству денег у находящихся там предпринимателей. Одним из них оказался как раз Дмитрий Аршанский.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.06.2015 11:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх