// // Герман Греф признался в неэффективном освоении миллиарда долларов на информационные технологии Сбербанка

Герман Греф признался в неэффективном освоении миллиарда долларов на информационные технологии Сбербанка

3093

Обличитель за государственный счет

Герман Греф признался в неэффективном освоении миллиарда долларов на информационные технологии Сбербанка
В разделе

Одним из самых запоминающихся спикеров недавно прошедшего в Москве Гайдаровского форума оказался глава Сбербанка России Герман Греф. В своем выступлении в рамках авторитетного мероприятия он заявил, в частности, что Россия оказалась в списке стран-дауншифтеров, не сумев адаптировать экономику к новой реальности, и проиграла социальную и технологическую революцию. Нефтяной век, по его мнению, остался в прошлом и окончательно подойдет к завершению, как только будет развернута вся необходимая инфраструктура для электромобилей.

Кроме того, глава самого большого госбанка страны раскритиковал российскую модель образования, сказав, что в России пытаются воспроизводить «советскую абсолютно негодную систему образования, напихивая в детей огромное количество знаний», а также назвал «самым страшным экспортом» безвозвратную утечку мозгов.

Право на мнение

Заявления главы крупнейшего госбанка страны Германа Грефа стали предметом горячих дискуссий в самых разных слоях общества. Так, вице-спикер Госдумы Николай Левичев, являющийся представителем партии «Справедливая Россия», полагает, что глава Сбербанка Герман Греф должен уйти в отставку после своего пассажа, в котором он причислил Россию к странам-дауншифтерам. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя случившееся, подчеркнул, что Герман Греф не является членом кабинета министров и имеет право на собственное мнение. Но при этом следовало бы помнить, что он возглавляет крупнейшую финансовую структуру в стране и его основная задача – защищать интересы акционеров, а главным акционером Сбербанка пока является государство.

Все согласны с тем, что в условиях демократии каждый эксперт может иметь свою точку зрения. Особенно ценно, когда он в состоянии ее подтвердить, а проблемы России в технологической и социальной сферах давно известны. Однако некоторые факты из биографии Германа Грефа свидетельствуют, что он не находился в стороне от происходящего и имел достаточно власти, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону.

В 2000 году было образовано Министерство экономического развития и торговли РФ. С момента основания и до сентября 2007 года главой этого ведомства был Герман Греф. В этот докризисный период начала нулевых цена на нефть постоянно росла, и Россия имела те самые возможности перестроиться на новый технологический уклад, адаптировать экономику и социальную сферу к новым требованиям реальности, которые теперь глава Сбербанка называет упущенными. Какое же наследие осталось от Германа Грефа в Минэкономразвития после 7 лет его пребывания во главе этого ведомства? Некоторые эксперты вспоминают федеральную целевую программу «Электронная Россия», утвержденную в 2002 году, на которую с начала реализации до 2010 года было потрачено 26.964,21 млн рублей (в ценах соответствующих лет). Однако оценка эффективности ее работы – тема отдельного разговора со специалистами. Во всяком случае к успешным инициативам данную программу отнести сложно.

Миллиарды на прогресс

С 2007 года Герман Греф возглавляет Сбербанк России. Несмотря на почти десятилетнее правление, он открыто признает просчеты в управленческой сфере. В частности, Греф назвал неконкурентоспособной ИТ-инфраструктуру Сбербанка, централизация которой была завершена в сентябре 2015 года. Об этом он заявил в рамках того же Гайдаровского форума. «Централизация 2.0», в результате которой был построен супер дата-центр, началась в 2011 году и была объявлена самым крупным и быстрым проектом централизации ИТ-инфраструктуры в мире. По состоянию на сентябрь 2013 года ее бюджет превышал $1 млрд. Программа централизации длилась четыре года и, согласно утверждениям пресс-службы банка, приносила прибыль. Но несмотря на все вложенные силы и средства Сбербанк, по мнению своего руководителя, продолжает проигрывать в конкурентной борьбе, правда не банкам, а ИТ-компаниям, стремящимся отобрать у кредитных учреждений часть бизнеса.

«В прошлом году мы сделали 40 тысяч изменений нашей системы. Если посмотреть на другие банки, мы в шоколаде. Но если смотреть на Amazon, Google, мы ужасно отстаем. Amazon делает 10 тысяч изменений своей системы в день. И ключевая задача, которая стоит перед Сбербанком в этом году, — это увеличивать скорость. Мы опаздываем», — пояснил Герман Греф.
По теме

Для успешной конкуренции с ИТ-компаниями время от разработки продукта до его внедрения должно занимать часы, а не месяцы. В результате было принято решение инвестировать в создание новой платформы, которая будет дешевле существующей и позволит сократить участие людей при проведении операций клиентов, а новые продукты могут быть доступны потребителям в течении нескольких часов. Для построения новой системы Сбербанк будет использовать технологии российско-американской компании GridGain, продукты которой позволяют уменьшить ИТ-издержки в ряде случае в 20 раз. Решениями этой компании уже пользуются такие известные ИТ-гиганты как Apple, Canon, Sony, Moody’s и др. Герман Греф также сообщил, что Сбербанк покупает акции GridGain. По данным РБК, расходы Сбербанка на информационные технологии в 2014 году составили около 65 млрд рублей, в прошлом году они выросли еще на 25-30%. По данным портала госзакупок, в прошлом году Сбербанк уже заплатил GridGain $5,6 млн.

Вопросы без ответа

Де-факто Сбербанк является крупнейшей ИТ-компанией в стране: из 450 тыс. российских программистов 22 тыс. специалистов работают в его структурах. Стремление Сбербанка обойти в конкурентной борьбе таких гигантов как Amazon и Google весьма похвально, однако в связи с неудачами при проведении предыдущих ИТ-усовершенствований, возникает несколько вопросов о судьбе проекта. К примеру, Сбер находится под санкциями со стороны США с 2014 года. Как это отразится на сотрудничестве Сбербанка с частично американской компанией GridGain? Что будет с проектом в случае ухудшения геополитической обстановки и ужесточении санкций со стороны США в отношении финансового сектора России? Можно ли доверять построение платформы такого важного для страны банка де-факто одному поставщику? Были ли попытки найти ИТ-партнеров в Азии, скажем, в Китае, некоторые банки которого сопоставимы по размеру со Сбербанком и наверняка ставят пред собой аналогичные задачи в бизнесе? Почему структура, в которой работают 22 тыс. программистов, не способна создать собственную гибкую платформу или удовлетворяющее бизнес-задачам решение? Остается надеяться, что Герман Греф, занимающий шестую строчку в рейтинге самых дорогих руководителей компаний (оценка вознаграждения — $13,5 млн), сможет ответить и на эти вопросы.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.01.2016 18:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх