// // Генералы стали сами продавать военную землю. Государственные триллионы уходят в неизвестном направлении

Генералы стали сами продавать военную землю. Государственные триллионы уходят в неизвестном направлении

430

Ни пяди врагу!

2
В разделе

Пять лет назад Счётная палата РФ опубликовала отчёт об использовании военного имущества. В нём были озвучены такие цифры: за Минобороны закреплено 199 881 здание общей площадью 143 562 тыс. квадратных метров и стоимостью 356 936 тыс. рублей. Сведения же о площади и стоимости земельных участков в отчёт не попали. Видимо, подсчитать военные гектары не смогли даже аудиторы. До сих пор ни в одном федеральном ведомстве не могут точно сказать, какие участки и где именно закреплены за Минобороны. И это неудивительно: с 90-х годов армию регулярно и кардинально реформируют, при этом в массовом порядке в авральном режиме меняются места дислокации частей, расформировываются целые военные округа, корпуса и армии. Земля в этой неразберихе часто никак юридически не оформлялась. И на этом фоне Министерство обороны затеяло грандиозную распродажу своих земель. Как осваивают военные вроде бы несвойственный армии риелторский бизнес, выяснял корреспондент «Нашей Версии».

Пять лет назад Счётная палата РФ опубликовала отчёт об использовании военного имущества. В нём были озвучены такие цифры: за Минобороны закреплено 199 881 здание общей площадью 143 562 тыс. квадратных метров и стоимостью 356 936 тыс. рублей. Сведения же о площади и стоимости земельных участков в отчёт не попали. Видимо, подсчитать военные гектары не смогли даже аудиторы. До сих пор ни в одном федеральном ведомстве не могут точно сказать, какие участки и где именно закреплены за Минобороны. И это неудивительно: с 90-х годов армию регулярно и кардинально реформируют, при этом в массовом порядке в авральном режиме меняются места дислокации частей, расформировываются целые военные округа, корпуса и армии. Земля в этой неразберихе часто никак юридически не оформлялась. И на этом фоне Министерство обороны затеяло грандиозную распродажу своих земель. Как сообщается, для того, чтобы вырученные деньги потратить на закупку квартир для увольняемых офицеров. Цена вопроса огромная – по самым приблизительным подсчётам, военному ведомству принадлежат площади, сравнимые по территории с Бельгией или Нидерландами. Как осваивают военные вроде бы несвойственный армии риелторский бизнес, выяснял корреспондент «Нашей Версии».

В2007 году с приходом нового министра обороны Сердюкова началась проверка эффективности использования земельных ресурсов, принадлежащих Вооружённым силам России. В ходе масштабного расследования, в котором приняли участие прокуратуры военных округов и флотов совместно с прокуратурами субъектов Федерации, было выявлено более 2 тыс. нарушений закона. Военная прокуратура уличила 59 армейских чиновников в подпольной торговле землями Минобороны. Прокуроры также выяснили, что, воспользовавшись неопределённым юридическим статусом земель, коммерсанты в погонах начали втихую сдавать закрытые оборонные территории в аренду. Некоторые офицеры пошли ещё дальше – включили эти земли в реестр на инвестиционную деятельность. Нашлись и такие, кто предлагал военные участки под строительство гражданских объектов. Так, Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области было признано незаконным проектирование и строительство многоэтажного гаража на земельном участке, принадлежащем морской инженерной службе военно-морской базы. Впрочем, в каждом регионе освоение военных земель проходило с местным колоритом.

В Северо-Кавказском военном округе земельная коммерция развернулась с учётом благоприятных климатических условий. Здесь армейские гектары сдавались под выращивание бахчевых. В Подмосковье на территориях закрытых военных объектов вырастали дачные посёлки. В сибирской тайге на полигонах организовывали частные фермерские хозяйства и охотничьи угодья. По итогам этой проверки военные прокуроры возвратили государству свыше 1380 гектаров земли. После чего в мае 2007 года новый министр обороны Сердюков в срочном порядке приостановил все коммерческие операции с недвижимым военным имуществом.

По теме

Напомним, что раньше Минобороны могло реализовывать только движимое имущество. Недвижимость же реализовывалась через Российский фонд федерального имущества (РФФИ). Все попытки военных делать это самостоятельно натыкались на преграды. Руководство РФФИ резонно заявляло, что Минобороны должно заниматься боевой подготовкой, а не торговать. Долгое время эти две организации бились за право продавать военные земли.

Ситуация изменилась с приходом Сердюкова, который сумел убедить президента передать эту доходную функцию военному ведомству. 29 декабря 2008 года были изданы постановления Правительства РФ № 1053 и 1054, закрепившие полномочия собственника в отношении имущества Вооружённых сил РФ за Министерством обороны. Реализацией имущества было поручено заниматься федеральному государственному учреждению «Центральное управление материальных ресурсов и внешнеэкономических связей Министерства обороны Российской Федерации» (ЦУМР). Эта организация сразу же изменила принципы продажи военной недвижимости. Прежде РФФИ сбывал всё, кроме земельного участка, потом этот участок победитель торгов правдами и неправдами оформлял в собственность или выкупал по кадастровой стоимости. В итоге основная сумма от продаж выносилась за скобки госбюджета. Военные начали продавать всё одним лотом: здания, сооружения и земельные участки – для покупателя выходило несравнимо дороже, но зато он сразу получал неоспоримое право собственности.

По утверждению представителей Минобороны, за 10 лет управление реализации военного имущества РФФИ выручило 5,6 млрд. рублей, продав 2200 объектов. Цифра, возможно, кого и впечатлит, но на самом деле это всего в полтора раза больше суммы, которую получило Минобороны собственными силами лишь за продажу одного военного городка вблизи Рублёвского шоссе. Хотя эта сделка наделала много шума, вызвала немало вопросов и была воспринята общественностью и представителями бизнеса весьма неоднозначно. Поскольку торги должны были доказать, что Минобороны способно успешно продавать свои земли, их явно попытались сделать образцово-показательными. Для этого были выбраны самые лакомые куски земли, а стартовая цена объектов завышена. Отчасти этим и объяснялось отсутствие на аукционе какой-либо зрелищной борьбы.

Надо добавить, что первоначальную дату аукциона пришлось перенести – не было конкуренции. Но в конечном итоге покупатели всё же нашлись. Аукцион прошёл 27 мая 2008 года. Первый лот содержал три земельных участка на Рублёвском шоссе площадью 2,3, 1,2 и 8,5 гектара. На аукцион участки выставили по цене 2,596 млрд. рублей, а купили за 2,606 млрд. рублей. Второй лот, состоящий из участка площадью 2,8 гектара на улице Левобережной, был продан за 1,145 млрд. рублей при начальной стоимости 1,14 млрд. рублей. Что представляют собой купившие эти земли фирмы и какие у них источники финансирования, так и осталось неизвестным. Зато эксперты из риелторских компаний сразу обратили внимание на то, что армейские сотки на Рублёвке обошлись покупателю в 90 тыс. долларов, в то время как по соседству участки реализовывались из расчёта 150 тыс. долларов за сотку. Минобороны тут же заявило, что продавались большие площади, а это своего рода опт. Дескать, потому и дешевле. Кроме того, речь шла об участках, на которых располагались склады с проблемной инфраструктурой: при строительстве там возможны ограничения в этажности и т.д.

Также коммерсанты в погонах объявили, что деньги от реализации как движимого, так и недвижимого имущества зачисляются в бюджет, а затем направляются в военное ведомство для расходования по целевой программе – на жильё для военнослужащих. При этом в Минобороны подчёркивают, что времена инвестконтрактов и бартеров, когда земли просто передавались городу в обмен на квартиры, закончились. И теперь они намерены реализовывать высвобождаемые объекты за адекватную рыночную цену. Теперь на очереди армейские объекты в Кирове, Краснодаре, Вологде и Санкт-Петербурге.

Однако порой складывается впечатление, что Министерство обороны, как начинающий бизнесмен, который ощутил вкус к наживе, хочет всё сделать как можно быстрее и скрытно, чтобы, не дай бог, не ударили по рукам. И вот Минобороны уже собирается продать более 40 тыс. объектов на общую сумму в несколько триллионов рублей. В перечне объектов под продажу – здание Главного штаба ВМФ (его вопреки требованиям общественности переводят в Петербург), Военно-воздушная инженерная академия имени профессора Н.Е. Жуковского, которую отправили в подмосковное Монино и объединили с Военно-воздушной академией имени Гагарина. Периодически появляется информация, что военный аэродром в Кубинке будет продан частному лицу, а на его базе будет создан первый в России аэропорт для бизнес-авиации. Источники «Нашей Версии» в Минобороны сообщают, что уже принято решение о полном выводе к 2011 году всех дислоцированных в Москве воинских частей. Большинство частей московского гарнизона будут выведены уже к 1 декабря нынешнего года, остальные покинут столицу в течение 2010 года. Это около 50 воинских частей. Освободившиеся земли ведомство планирует пустить с молотка.

По теме

В числе лишних оказались территории Командования специального назначения (улица Мясницкая), штаб Дальней (стратегической) авиации (Хользунов переулок), штаб Военно-транспортной авиации (улица Матросская Тишина), а также расположенные неподалёку штаб Воздушно-десантных войск и батальон отдельного разведывательного полка ВДВ.

Есть данные, что под угрозой продажи находится даже здание академии Генерального штаба, что, впрочем, неудивительно, если учесть, что в академию в этом году набрано всего 18 генералов.

По всей видимости, следующим этапом армейского бизнеса станет распродажа сокращённых в результате реформы военного образования военных училищ. Готовится законодательная база для распродажи земли под ними без вмешательства местных властей. Сегодня этому мешает закон о высшем и послевузовском профессиональном образовании. В нём зафиксировано требование: если в регионе создаётся учебное учреждение федерального подчинения или открывается его филиал, необходимо согласие региональных и местных властей, то же самое требуется и при ликвидациях этих организаций.

Правительство предлагает отстранить региональные власти от определения участи расположенных на их территориях военных училищ. Любопытно, что на рассмотрение правительства в конце августа эти поправки представила Федеральная служба безопасности. Однако ФСБ не сообщала о планах закрытия какого-либо своего высшего учебного заведения. Как известно, из всех силовых структур закрывает училища лишь одно ведомство – Министерство обороны.

Законопроект уже внесён в Госдуму, в пояснительной записке к документу указывается, что поправки в закон о высшем образовании необходимы, поскольку при реализации его отдельных статей «возникли проблемы», влияющие на безопасность страны.

Между тем ситуация усугубляется и в связи с кризисом на рынке недвижимости. Ещё год назад Вооружённые силы могли бы выручить за свои участки хорошие деньги, но сегодня земля дешевеет с каждым днём, девелоперы сворачивают начатые проекты и отказываются от новых. Покупателей на военные участки сегодня немного. На сайте Минобороны опубликованы итоги аукционов: почти половина из них признаны несостоявшимися в связи с отсутствием заявок на участие.

Земли удалось продать только в Москве и в Санкт-Петербурге, в престижном месте на берегу Финского залива. Каким спросом будет пользоваться, к примеру, выставленная недавно на торги в центре Краснодара территория бывшей ремонтной автобазы с нагрузкой в виде штабов, складов, убежищ и уборных, трудно предположить. Очевидно, что военные решили продавать землю в самый неподходящий момент, когда её стоимость находится на самом низком уровне. Как ясно и то, что всегда найдутся заинтересованные в демпинговой цене.

Но в Министерстве обороны ждать у моря погоды не собираются. Как объясняют в армейском руководстве, в первую очередь потому, чтобы решить квартирный вопрос тех, кого в ходе военной реформы необходимо отправить в запас. А это почти 100 тыс. человек. Кроме того, президент Медведев обещал решить проблему жилья для военных. Так что в этом году перед Минобороны стоит задача обеспечить собственными квартирами хотя бы 45 тыс. отставников.

Заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности, депутат от «Справедливой России» Геннадий Гудков рассказал «Нашей Версии», что, по его мнению, вопрос, продавать армейские земли или нет, не стоит. «Военная инфраструктура рассчитывалась на огромную советскую армию численностью около 4,5 млн. человек. Теперь, когда численность армии уменьшилась более чем в четыре раза, неиспользуемая земля легла на военное ведомство тяжёлым бременем. За землю необходимо платить налоги, нужно содержать и обслуживать сооружения, коммуникации и объекты, которые находятся на этих землях, или их демонтировать». Однако, продолжает депутат: «…ни для кого не секрет, что наше Министерство обороны, как и многие другие властные структуры, заражено коррупцией. Некоторые должностные лица Минобороны, ответственные за продажу земель, пытаются сделать это чисто. Но, насколько мне известно, уже есть факты, свидетельствующие о нарушениях при продаже земель. В результате «откаты» составляют половину и даже две трети стоимости продаваемой недвижимости. По моему мнению, главная задача – сделать процесс продажи максимально прозрачным, открытым и гласным, необходимо проводить его под жёстким государственным контролем. Но пока здесь больше вопросов, чем ответов».

Торговля военными землями сопровождается не только коррупционными скандалами. Зачастую сделки между генералами и коммерсантами оборачиваются продолжительными баталиями в судах. Генералы тоже могут «кидать» своих партнёров – и таких случаев предостаточно. «Важно провести тщательный юридический анализ перспективных сделок с Минобороны, – говорит адвокат Московской коллегии адвокатов «Аннэксус» Сергей Жорин, – добросовестность или недобросовестность одной из сторон, по нашему мнению, зависит от того, насколько сам приобретатель способен грамотно отстаивать свои интересы».

Эксперты с большим скепсисом относятся к планам руководителей Минобороны по продаже недвижимости и земельных участков. В первую очередь из-за организации этого процесса. На этот счёт никто общественности сведений не представил и представлять, похоже, не собирается. Также непонятно, кто определяет нужность или ненужность того или иного участка земли. И за счёт каких ресурсов будут строиться и покупаться квартиры после того, как все ненужные земли и объекты будут распроданы?

Всё это накладывается на происходящую сегодня в войсках неразбериху, связанную с военной реформой и возрастающим уровнем коррупции в военном ведомстве. Даже по официальным данным, ущерб от экономических преступлений в Вооружённых силах в 2008 году составил 2,2 млрд. рублей. А это почти 5% средств, выделенных в прошлом году на закупку жилья для военнослужащих.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.11.2009 11:45
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх