// // Газовый монополист встал перед необходимостью разработки новой стратегии

Газовый монополист встал перед необходимостью разработки новой стратегии

520

Бедный «Газпром»

Для Алексея Миллера настали сложные времена
Фото: ИТАР-ТАСС
Для Алексея Миллера настали сложные времена Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Алексей Миллер может уже в этом году покинуть пост руководителя «Газпрома». В качестве причин возможной отставки источники в правительстве называют, в частности, ослабление позиций газового монополиста на рынках России, СНГ и ЕС. Кроме того, из-за так называемых газовых войн имидж «Газпрома» в глазах зарубежных партнёров сегодня, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Почему так вышло и кто в этом виноват, разбиралась «Наша Версия».

«Газпром» традиционно воспринимается как одна из наиболее стабильно работающих на внешнем рынке компаний. Стабильность эта обусловлена во многом самой системой формирования цен на газ на международном рынке. Однако долгосрочные контракты, дававшие российскому газовому монополисту необходимые для разведки и разработки новых месторождений средства, постепенно стали уступать контрактам краткосрочным, так называемым спотовым. Начиная с 60-х годов прошлого века цена газа традиционно была привязана к цене нефти, однако сейчас в подобной привязке уже нет логики: в условиях, когда газ можно сжижать и транспортировать морем практически в любую страну мира, покупатели предпочитают избегать обязательств по закупкам, рассчитанным на много лет вперёд, да к тому же по фиксированным ценам.

Спотовый процесс необратим

Вынужденный идти на уступки своим европейским партнёрам, «Газпром» в прошлом году предоставил скидки на голубое топливо таким компаниям, как французская GDF Suez, немецкие Wingas, E.ON и RWE, и другим. Китай также добивается от «Газпрома» перехода на спотовый принцип формирования цен. В 2010 году «Газпром» согласился под давлением европейцев включить в формулу цены так называемую спотовую составляющую, однако объём её до сих пор не превысил 8%. Однако в ситуации со спотовым ценообразованием есть и свои плюсы: в прошлом месяце сильные холода в Европе подняли цены на спотовом рынке, что немедленно отразилось и на рынке долгосрочных контрактов – к вящей радости российской монополии. Сегодня процесс перехода от долгосрочных контрактов к спотовому рынку представляется необратимым. Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин утверждает: европейские страны уверены, что у России есть возможность воздействия на нефтяные котировки. «Пожалуй, европейцы видят, что у России много возможностей для влияния на нефтяные цены. Например, путём «подогрева» ситуации на Ближнем Востоке, – поясняет эксперт. – Европейцы хотят, чтобы цена на газ зависела от спроса и предложения (и от погоды), а не от поставок российского оружия на Ближний Восток». Но и там, где о спотовых контрактах речь пока не идёт, позиции «Газпрома» ослабевают – в результате концерн может лишиться положения монополиста и в ближнем зарубежье.

Деньги в обмен на добрососедство

Наиболее остро проблемы цен на газ, оплаты и объёма поставок традиционно стоят в отношениях «Газпрома» с украинскими партнёрами. От прямого давления на Украину после «газовых войн» в Москве отказались – имиджевые потери монополиста в Европе превышали возможные убытки от необязательности украинских контрагентов. Начались попытки поиска взаимоприемлемой цены, увенчавшиеся в 2010 году подписанием Харьковских соглашений, получивших название «газ в обмен на флот» – в соответствии с документом Киев получал 100-долларовую скидку на газ, а Москва сохраняла право пользования военно-морской базой в Севастополе до 2042 года. Однако «Нафтогаз Украины» продолжал накапливать долги «Газпрому», поскольку даже с учётом скидки цена превышала 400 долларов за 1000 кубических метров. В конце прошлого года «Газпром» был вынужден пойти на ещё более значительные уступки – сейчас цена для Украины составляет 268,5 доллара за 1000 кубических метров.

По теме

Украинское направление так долго было основной головной болью газпромовских менеджеров, что фактическая сдача позиций в Средней Азии прошла почти незамеченной. Между тем Турк­менистан и Узбекистан, 10 лет назад продававшие весь свой газ «Газпрому», начиная с 2009 года начали переориентироваться на Китай, который активно кредитует среднеазиатские страны под газовые контракты, стремясь не допустить возвращения на этот рынок «Газпрома» как основного покупателя. По данным самого «Газпрома», закупки туркменского газа упали с 42,3 млрд кубических метров в 2008 году до 10,7 млрд в 2013-м. Аналогичная ситуация и с Узбекистаном. «Газпром» предполагал использовать среднеазиатский газ в том числе для наполнения «Южного потока». Однако Ташкент, объясняя фактическое свёртывание поставок техническими проблемами, в реальности, судя по всему, хочет дистанцироваться от этого амбициозного проекта «Газпрома», направленного на снабжение газом Балкан и Южной Европы.

Газовые невозвращенцы

В Закавказье ситуация для российского газового монополиста характеризуется в первую очередь позицией Азербайджана, который отказывается поставлять в Россию 100% добываемого газа. С 2012 года поставки азербайджанского газа падали и в нынешнем году прекратились вовсе. Причиной, как и в случае со странами Средней Азии, стало нежелание Баку поставлять газ для наполнения «Южного потока». Вдобавок Азербайджан фактически исключил возвращение в число клиентов «Газпрома» Грузии, которой Баку поставляет газ по льготной цене 200 долларов за 1000 кубических метров. На этом фоне отношения российского газового монополиста с Арменией выглядят почти идеальными, но объём поставок там невелик (менее 2 млрд кубических метров), да и цена после заявления Еревана о присоединении к Таможенному союзу была снижена с 270 до 180 долларов за 1000 кубических метров.

Прибалтика стала полем столкновения интересов «Газпрома» и ЕС. Поскольку так называемый третий энергопакет, внедряемый чиновниками Евросоюза с 1998 года, требует разделения функций производителя и поставщика, что предполагает доступ к транспортным мощностям также сторонних игроков, Литва намерена в соответствии с этими правилами разделить национальную газовую компанию Lietuvos dujos. «Газпром», для которого это означало необходимость продать свою долю (37%) в литовском газовом концерне, предложил Литве 20-процентную скидку, однако в Вильнюсе считают, что она не покроет убытков страны: на сегодня Литва платит за российский газ едва ли не дороже всех остальных стран – около 500 долларов за 1000 кубических метров, что за последние четыре года составило фантастическую для небольшой страны цифру в миллиард долларов. Сходные цены действуют для Латвии и Эстонии.

Единственный по-настоящему беспроблемный контрагент «Газпрома» на постсоветском пространстве – это Белоруссия. Удивляться тут нечему: газотранспортная система страны целиком принадлежит «Газпрому», а цена для самого близкого партнёра Москвы установлена льготная – 167 долларов за 1000 кубических метров.

Придётся подешеветь

Ещё одна , – полагает эксперт. И хотя пока «сланцевая революция» серьёзно повлияла на рынок газа лишь в США, где привела к значительному (вплоть до двукратного) снижению цен на газ, её эхо отозвалось и на позициях «Газпрома». В частности, Китай, настаивающий на спотовом принципе формирования закупочной цены, считает справедливым взять за основу котировки именно американского, а не европейского газового рынка. Идея разработки собственных месторождений сланцевого газа получила большую популярность в Польше и на Украине, правда, пока соответствующие проекты находятся в стадии разработки. Тем не менее Киев в конце прошлого года, уже получив очередную скидку от «Газпрома», устами экс-премьера Николая Азарова озвучил тезис о безальтернативности подобных разработок – мол, для отказа от соответствующих планов цена на российский газ для Украины должна быть такой же, как и для Белоруссии.

Снижение доли на рынках СНГ, бюрократическая война с ЕС из-за «третьего энергопакета», регулярные скидки для европейских компаний, требующих перехода на спотовые принципы, и, наконец, неготовность концерна к «сланцевой революции» – вот основные причины, которые могут привести к отставке нынешнего главы «Газпрома» Алексея Миллера. Сменить же его, по слухам, может нынешний глава Сбербанка России Герман Греф. Но что он сможет противопоставить обозначенным тенденциям?

Опубликовано:
Отредактировано: 03.03.2014 16:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх