// // Фёдор Конюхов: Хочу найти следы Всемирного потопа

Фёдор Конюхов: Хочу найти следы Всемирного потопа

556
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Фёдору Конюхову 60 лет. Легендарный российский путешественник, как водится, встретил юбилей опять не дома. А в Эфиопии, на пути к горной вершине Гудже, высота которой 4200 метров. Не самая для него крутая. Ведь по жизни своей поднимался он на Эверест и ещё на семь высочайших вершин мира, в том числе в Антарктиде. В одиночку. Тем самым стал первым россиянином, выполнившим международную программу «Большой шлем». Совершив пять десятков экспедиций по всем континентам планеты, прошёл также 100 тыс. морских миль под парусом. А это 1500 суток в одиночном плавании.

Он вспоминает: три раза переворачивался на яхте посреди океана. Спасала сила духа, уверенность в себе и святые силы, так как с детства истово верит в Бога.

Однажды примерно в 500 милях от побережья США его яхта попала под ураган Даниэль. В течение трёх суток судно лежало на правом борту, порывы ветра достигали невероятной силы, даже без парусов яхта под его напором двигалась со скоростью 10–12 узлов. Едва не погиб.

В другой раз в не менее жестокий шторм обычно сильный телом путешественник заболел – температура, жар, потеря сознания. Тогда он в минуты просветления обратился к Богу, и, не поверите, ветер вдруг стих, и к вечеру болезни как не бывало.

И если уж вспоминать, однажды перед гонкой французские яхтсмены его предупредили: твои паруса сшиты известной фирмой, но вместо двух швов по краю прострочен только один – кто-то схалтурил. Хотел отвезти их в мастерскую, да поленился. И снова шторм, крен, паруса под воду, конец. Но тут на глазах у Фёдора шов рвётся, вода стекает в щель, яхта выравнивается. А было бы два шва – кто знает, встало бы судно на киль? И всё это возле Антарктиды, в 1200 милях от Тасмании. Правда, на Пасху.

В третий раз чуть не пропал вместе с женой и сыном. Тогда судно начало ломаться из-за неправильной конструкции, подвёл собственный замысел построить яхту рекордной длины – 25 метров, хотя для одиночки она рассчитывается на 18. Оказалось, что мачта длинна и хрупка – в шторм она от качки начала гнуться и по корпусу пошли трещины. Если бы в тот момент отвалился киль, ушли бы на дно. Ведь место проходили проклятое – там, где погиб «Титаник». Вокруг холод, лёд, айсберги. Однако и тогда повезло.

Ведь всегда выходил в море с молитвами. А после каждого кругосветного плавания своими силами ставил православную часовню. У Фёдора 6 маленьких храмов по всей России и Украине – от Восточного порта под Находкой, откуда он, уроженец Приазовья, начал свои походы, до Москвы и Сергиевого Посада. Все именные: Николая Чудотворца, Сергия Радонежского, Пантелеимона Целителя, Серафима Саровского.

К океану Конюхов относится как к живому существу, у которого есть воля и разум. У него есть душа, говорит Фёдор. И он сильнее нас. Потому намеренно меняет маршруты, чтобы не искушать судьбу. Ищет свои талисманы. Например, брал в плавание цветок. Именно он его однажды спас. Перед очередным выходом в море жена Ирина поставила в каюте фиалку. И когда неугомонная стихия взяла его в оборот, Фёдор начал молиться не за себя – за спасение цветка. И попросил пожалеть черепашек, которые жили на яхте в коробке. Сейчас говорит: не знаю, но, может, именно это в очередной раз его спасло.

Конечно, во всех подобных случаях Конюхова выручало прежде всего вполне реальное мастерство вождения парусного судна (Конюхов дипломированный капитан дальнего плавания). А ещё владение самым современным навигационным оборудованием – спутниковой связью, бортовой электроникой, судовыми двигателями, знание премудростей мореходного дела – от вязания узлов, постановки такелажа до ловли рыбы на удочку и приготовления еды при качке. Кок он отменный. И, конечно, одновременно штурман, механик, рулевой, синоптик, связист, врач, электрик, компьютерщик – иначе в одиночном плавании делать нечего. Ибо в морях, по его словам, он просто пахарь.

По теме

Несколько раз Фёдор пропадал во время плавания. Порой надолго. Но счастливо объявлялся. В иных местах мирового океана есть природные акустические провалы – в таких «мёртвых зонах» не ходят суда, ни туда ни оттуда дозвониться невозможно, зашёл – и потерялся. Там Фёдор особенно остро ощутил, что человек действительно песчинка во Вселенной.

В очередной раз «провалился» во время гонки вокруг Антарктиды, участвовать в которой отказались яхтсмены с мировыми именами. А Фёдор пошёл, и ему досталось. После благополучного завершения его вынесли на берег на руках: сил не было, так измотался. Ведь пришлось у мыса Горн, который считают полюсом яхтсменов, свернуть не к тёплому экватору, а взять курс туда, где суровый климат и непредсказуемый океан.

Совсем недавно, выводя из ремонта яхту «Святая Виктория» с Сейшельских островов, за которой отправился по просьбе мужа известной певицы Вики Цыгановой, в Аденском заливе Конюхов был захвачен пиратами. Естественно, потому от него и не было ни слуху ни духу. Спасли морские пехотинцы Черноморского флота – вовремя заметили.

Часто спрашивают: чем же Фёдор занимается во время длительных заплывов? Рисует (он член Союза художников), пишет книги (он член Союза писателей), ведёт научные исследования (он действительный член Географического общества). За своё необузданное стремление к познанию и преодолению занесён во всемирную энциклопедию «Хроника человечества».

– И всё же, Фёдор, почему круглая дата дня рождения – и в Эфиопии?

– Эта африканская страна – христианская. И экспедицию я посвятил паломничеству по христианском святыням Эфиопии уже в качестве странствующего священника-иерея Русской православной церкви. В этот сан я был рукоположен два года назад. Давно к тому шёл. Практически все мои предки-поморы (кроме деда, работавшего вместе с известным полярником Георгием Седовым) были священниками. После ритуала освящения (он у меня прошёл на острове Кипр) я установил православный крест на дне моря в районе города Фертимни. Почему там? В этих местах находятся древние христианские достопримечательности, морской порт и город античных времён. Я ведь ещё занимаюсь поиском и изучением следов Великого потопа, описанного в Ветхом Завете Библии. Думаю, нас ждут интересные исторические открытия.

– Была такая песня со словами: «старость меня дома не застанет, я в дороге, я в пути». Это про вас?

– И про меня. Правда, когда пришла пенсионная пора, задумался и понял: видимо, я исчерпал свой лимит везения – слишком долго был далеко от земли и выходил «сухим из воды» во всяких передрягах. Да развёл с океаном панибратство, вот он и стал меня охолаживать. С ним нельзя на «ты». Будешь уважительным – и он станет добрым. Так и поступил. Когда шёл на вёслах по Атлантике, разговаривал с океаном, наклонялся, по волнам ладонью водил, вот он и благоволил мне – дул ровный ветер из Сахары, лишь красной пылью из африканской пустыни щели на палубе забивались. Потом узнал, до меня никому так не фартило – то шторм, то штиль, а тут тихо и гладко. Без приключений дошёл до Барбадоса через всю гигантскую акваторию. Никому ещё не удавалось на вёсельной лодке такое расстояние преодолеть.

– Сейчас я священник, – говорит Конюхов, – служу в храме божьем, мечтаю создать школу путешественников, какая была у меня когда-то в Находке. Хочу установить в Москве ещё один храм – в честь святого праведника Фёдора Ушакова. Адмирал был канонизирован, но нигде нет ему святых памятников. Храм в Южном Бутове будет выполнен в виде корабля. С иллюминаторами. Колокольня как маяк. Ведь церковь – это корабль в житейском море. Проект уже есть. Мне помогают прихожане, обещали поддержку известные исследователи моря – сенатор Артур Чилингаров и губернатор Тульской области Андрей Груздев. Замысел благословил патриарх Кирилл.

– Фёдор Филиппович, у вас немало наград, званий, с юбилеем вас поздравил председатель правительства РФ Владимир Путин. Справедливо, так как вами немало сделано для имиджа страны, её искусства, науки, спорта. Как думаете, почему вы до сих пор не Герой России?

– Всё просто. Вы меня считаете героем?

– Да. Как и многие другие.

– Спасибо. Значит, пусть так и будет. Но тогда зачем мне Звезда? Я, как и любой праведно живущий человек, мечтаю, что попаду в рай. И вот И правильно сделает. Вспомните – ни Дали, ни Есенин, ни Высоцкий и иже с ними не были ни заслуженными, ни орденоносцами, ни отягощёнными премиями. А они, верю, в раю. Потому что в нашей вечной памяти. Конечно, я это не для сравнения с собой – для назидания.

Олег Паденко
Опубликовано:
Отредактировано: 13.02.2012 16:55
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх