// // Европейцы не верят в Евросоюз и не хотят жить в ЕС

Европейцы не верят в Евросоюз и не хотят жить в ЕС

688

Закат Европы

7
В разделе

Теперь в Брюсселе будут заседать евроскептики – вот, похоже, главная сенсация прошедших выборов в Европарламент. Из-за экономических потрясений и наплыва нелегальных мигрантов критика ЕС, да ещё и сдобренная изрядной порцией национализма, сейчас стала общим трендом в государствах старушки Европы. Звучат даже призывы хлопнуть дверью и жить самостоятельно, а не в общеевропейском доме. При этом представители крайне правых и крайне левых партий не раз признавались в симпатиях к России и курсу Владимира Путина, в частности полностью одобрили действия РФ в Крыму. «Наша Версия» задалась вопросом: смогут ли они повлиять на политику нового состава Еврокомиссии, помогая России отстаивать свои интересы? Или мы зря тешим себя иллюзиями, что у нас существует некая группа поддержки в Европе?И чего стоит опасаться Евросоюзу в свете укрепления позиций тех, кто настроен на его развал изнутри?

Тенденция к укреплению на всём европейском континенте националистических сил не могла не повлиять на выборы в Европарламент. Некогда второстепенное событие в жизни большинства стран ЕС стало восприниматься как знаковое. Никогда прежде в истории Евросоюза в законодательные органы не пробиралось столько противников евроинтеграции. Теперь же они получили треть мест в Европарламенте – 230 из 751. В их числе – представители британской Партии независимости Найджела Фараджа, французского «Национального фронта» Марин Ле Пен, итальянской «Лиги Севера» Маттео Сальвини и других националистических объединений. И хотя большинство пока всё же за традиционными политическими силами – консерваторами, социалистами, либералами и «зелёными», – голос правых звучит всё громче.

Удастся ли им изменить расстановку сил? Тут всё зависит от их способности к объединению. Политологи прогнозируют появление двух центров «евроскептицизма» – во главе с Марин Ле Пен и Найджелом Фараджем, которых называют триумфаторами прошедших выборов. При этом у экспертов вызывает сомнение желание их партий «дружить» с греческим «Золотым рассветом» или венгерским «Йоббиком», причастными к актам насилия. Тем не менее сторонники дальнейшей интеграции всерьёз напуганы. Весьма показательна реакция министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера. «Мы со страхом и удивлением наблюдаем, как победил французский Национальный фронт. Мы с таким же ужасом смотрим на то, что представителем Германии в Европарламенте будет депутат от немецкой правой Национальной партии. С моей точки зрения, это значит только одно: нормальные люди, те, кто хочет жить в нормальной Европе, не должны позволить определять своё будущее националистам и популистам», – отметил герр Штайнмайер.

В результате в европейской прессе появились многочисленные публикации об угрозе развала Евросоюза и даже о «пророссийском лобби», обосновавшемся в Европарламенте.

«Евросоюз украл суверенитет»

Во Франции «Национальный фронт» Марин Ле Пен победил на выборах в Европарламент, набрав 25% голосов. На втором месте оказалась оппозиционная партия «Союз за народное движение» с 20%, а правящие социалисты получили лишь 14% и не преодолели 15-процентный порог. По мнению самой Ле Пен, результаты голосования указывают на массовый отказ народа от Евросоюза. А Европа, по её словам, не может строиться без людей. «Евросоюз должен вернуть то, что у нас было украдено, вернуть людям суверенитет. Нужно строить другую Европу – Европу свободных и суверенных государств, Европу свободного сотрудничества», – отметила глава «Национального фронта». По её мнению, в ситуации, когда Германия является экономическим сердцем Европы, Франция – её политическое сердце, и именно с неё должен начаться процесс возвращения наций к защите интересов граждан и в других европейских странах.

В свою очередь, Партия независимости, призывающая Великобританию выйти из ЕС и ограничить миграцию из Восточной Европы, набрала у себя на родине более 29%, опередив консерваторов и лейбористов с их 23,8% и 23,6%. Найджел Фарадж назвал успех «самым неординарным результатом в британской политике за последнее столетие», пообещав, что Соединённое Королевство в ближайшее время станет «самостоятельным в принятии решений». «Единственная возможность сохранить наши деньги и демократию – выйти из ЕС!» – пишет политик в «Твиттере». Вот ещё одно из его высказываний: «Весь Евросоюз – чудовищное безобразие! Мы хотим обратно нашу страну!»

По теме

По мнению доктора исторических наук, профессора факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Руслана Костюка, победа евроскептиков – последствие экономического кризиса: «Осталась большая безработица, особенно массово она выражена среди молодёжи в странах юга, есть проблемы с решением вопросов эмиграции – легальной и нелегальной, не удалось побороть низкую покупательную способность, продолжается рецессия. Это подпитывает радикальные силы».

«Выборы в Европарламент имеют отношение даже не к деятельности Евросоюза, а к работе властей в отдельных странах, – убеждён руководитель Центра партийно-политических исследований Института Европы РАН Владимир Швейцер. – Проблемы в каждой стране связаны с суверенитетом, выходящей за разумные рамки эмиграцией и социальной политикой».

Европейцы голосуют сердцем

Высокий уровень поддержки евроскептиков выглядит сенсационно, учитывая, что на выборах в национальные парламенты их результаты были весьма скромными. «Нацфронт» в 2012 году получил лишь два места в Национальном собрании Франции, Партия независимости вообще не представлена в британском парламенте. Похожая ситуация сложилась и в других странах. Почему европейцы делегировали в Европарламент тех, к кому «дома» относятся настороженно?

«Выборы в Европарламент не воспринимаются людьми достаточно серьёзно, – считает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Это возможность выразить эмоции, обратить внимание на проблему, возможность протестного голосования. То ли дело, когда люди выбирают своего депутата. Они думают, что можешь прийти к нему с конкретным вопросом. На выборах же в Европарламент многие голосуют за существенно более радикальных кандидатов, чем те, кого они хотели бы видеть в своём национальном парламенте. Конечно, победы радикальных политических сил в Англии и во Франции означают общественное ожидание изменений, недовольство традиционными политиками».

Однако триумф евроскептиков нельзя назвать повсеместным. «В Эстонии они не получили ничего», – рассказывает политолог Тартуского университета Кармо Тюйр. Но стоит ли удивляться? Эстония вступила в ЕС всего 10 лет назад, и, возможно, для неё евроинтеграция пока несёт в себе больше плюсов, чем минусов. К тому же эта страна явно не так страдает от мигрантов, как та же Франция.

«Во всех странах есть своя специфика. Например, в Испании недолгое время был франкистский режим, – напоминает Алексей Макаркин. – Испанцы настолько хорошо его помнят, что сейчас наличие серьёзной ультраправой политической силы там просто невозможно. Вот почему высокий политический результат показали, наоборот, крайне левые силы: опять-таки эмоция, протест, связанные с темой миграции и экономического кризиса».

«Не надо тыкать палкой русского медведя»

В конце марта британская пресса живо обсуждала хвалебные высказывания Найджела Фараджа в адрес российского президента. Глава Партии независимости заявил, что именно Владимир Путин среди мировых лидеров вызывает у него самое большое восхищение. В особенности тем, как успешно он разрешил сирийский кризис. При этом Фарадж обвинил ЕС в провокациях переворотов в Сирии, Ливии и на Украине. Впрочем, затем он оговорился, что восхищается Путиным не как человеком, а как стратегом. Позже Фарадж обвинил британского премьера Дэвида Кэмерона и министра иностранных дел Уильяма Хейга в том, что они «сыграли важную роль» в кризисе на Украине: «Невероятно наблюдать за происходящим. Если вы тыкаете русского медведя палкой, ответная реакция обязательно последует. Мне очень жаль, что происходит подобное».

Марин Ле Пен и вовсе считается «другом России». Во время своей президентской избирательной кампании в 2012 году (17% голосов и третье место) она выступала за выход Франции из НАТО, углубление сотрудничества с РФ, а также осуждала «демонизацию России странами ЕС». Ле Пен говорила, что разделяет с Владимиром Путиным «единые ценности», а хорошие отношения с Россией – это необходимый минимум для мира в Европе. «Я хочу стоять во главе внеблокового государства, которое не подчиняется ни США, ни России, и вести равноправные переговоры с обеими державами», – приводит слова Ле Пен AFP. А вот что сказал её советник Эмерик Шопрад в интервью «Коммерсанту»: «Мы полагаем, что Владимир Путин восстановил позиции России и в экономике, и в геополитике, и Россия пользуется большим уважением в мире».

По теме

Весь исторический опыт свидетельствует о том, что человеческие ценности хороши, когда они пропорциональны. Доминирование любой, даже такой позитивной ценности, как толерантность, в какой-то момент превращается в злое божество, в удавку, которая душит свободу. Россия, сумевшая сохранить баланс нравственных приоритетов, стала для евроскептиков образцом страны, которая защищает традиционные ценности и не давит их навязчивой европейской толерантностью.

«России важен евроскептицизм ультраправых, но не с точки зрения развала ЕС, а с точки зрения вытеснения из Европарламента партий, поддерживаемых проамериканским лобби, – уверен старший научный сотрудник Центра европейских исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН Владимир Оленченко. – В этом плане к евроскептикам можно отнести не только ультраправых, но и другие партии, например левую центристскую партию «Альтернатива для Германии». Консерваторы или правые (народники, социалисты, либералы) лоббируются проатлантической бизнес-элитой и выступают за экспансию, то есть продолжение расширения ЕС за счёт приобретения новых рынков, за создание некоей финансово-экономической пирамиды. Евроскептики же говорят, что достаточно расширяться, давайте будем усиливать внутренние связи, улучшать разделение труда, повышать эффективность экономики. Эту группу поддерживает национальная бизнес-элита, и именно на неё надо ставить России, поддерживать её при заключении контрактов. От такого укрепления США будут терять своё безусловное влияние на европейские органы власти, которое мы наблюдаем в действиях ЕС по Украине. Евроатлантическая линия заключается в том, что ЕС признаёт лидерство США и ориентируется на высказываемые ими идеологические условия».

Поддержка для внутреннего пользования

Какую всё-таки пользу могут принести евроскептики России? «Я очень боюсь, что эта «пророссийская пятая колонна» существует только в головах тех, кто желает это видеть», – говорит Кармо Тюйр. Лидер же партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин убеждён: «У России во Франции нет более надёжного союзника, чем Национальный фронт, который и во французском парламенте, и в парламенте Евросоюза всегда входил в группу сотрудничества с нашей страной».

По итогам выборов в Европарламент отношение к России в ЕС фундаментально никак не изменится, считает профессор факультета международных отношений СПбГУ Руслан Костюк: «Представительства как левых, так и правых проводят политику невмешательства. Всё-таки в ЕС остались всё те же политические силы. Произошла перестановка мандатов, но Еврокомиссия будет формироваться из тех же депутатов. Для России это ничего не значит, но это серьёзный сигнал для других стран – членов ЕС, где может произойти усиление радикальных или очень консервативных партий».

По мнению Алексея Макаркина, поддержка европарламентариев будет использоваться российской пропагандой прежде всего «для внутреннего пользования», как было и в СССР, когда народу говорили: и на Западе есть коммунисты, которые за нас. Но лиха беда начало. «Например, у нас будут выборы. На них могут приехать альтернативные наблюдатели, как это было с референдумом в Крыму. Туда ведь приезжали в качестве наблюдателей в том числе некоторые представители Европарламента, – говорит политолог. – Но опять-таки на международное общественное мнение это существенно не повлияет. Всё это тоже больше относится к настроениям внутри России. И в то же время, если говорить о том, что эти депутаты представляют определённые эмоции, настроения, которых реально придерживается некоторая часть избирателей, можно предположить: люди, принимающие решения, в какой-то мере будут к ним прислушиваться. То есть прямую эффективную поддержку эти силы оказать России вряд ли смогут, но опосредованное влияние возможно».

Политолог приводит пример вероятного влияния позиции евроскептиков на принятие решений. Сейчас на повестке дня ЕС стоит вопрос: давать ли европейскую перспективу Украине? Руководство Евросоюза будет смотреть, как на это реагируют избиратели. Оно и без того сомневается, стоит ли это делать. А в ситуации, когда часть избирателей выступают против любого расширения объединённой Европы, эти сомнения могут усилиться.

МНЕНИЯ

Владислав БЕЛОВ, заведующий отделом стран и регионов Института Европы РАН:

– Прирост голосов евроскептиков недостаточен для того, чтобы изменить соотношение политических сил в Европарламенте, и евроцентристы по-прежнему оставляют за собой большинство мест. Поэтому соотношение сил в принципе остаётся прежним. Обращает на себя внимание существенная победа госпожи Ле Пен и её партии. Она конструктивно относится к России, лично к Путину. Но, конечно же, тех мест, которые Франция в лице Ле Пен дополнительно получает, недостаточно, чтобы изменить общее отношение к России. Деструкция политических взглядов и изменение настроений в Европарламенте не согласовываются с общей позицией и взглядами европейских чиновников на Россию.

Геннадий ЗЮГАНОВ, председатель ЦК КПРФ:

– В Европе произошёл в прошедшие дни тектонический сдвиг в политике. После нынешних выборов в Европе ситуация будет меняться в пользу более здравых сил, которые заинтересованы в нормальных отношениях с нашей страной. Там впервые победили те силы, которые не желают единой Европы. Потеснили и правящую партию, и всех остальных. Для Англии это шок. Во Франции победила Марин Ле Пен. Потеснила и социалистов, и всех других. Это означает, что национально-государственные идеи начинают брать верх во Франции.

Павел ДАНИЛИН, директор Центра политического анализа:

– Для кого-то победа националистов Франции, Дании и Британии на выборах в Европарламент – большая удача. Для кого-то – жупел. Однако в реальной политической ситуации мы не можем говорить о том, что евроскептикам удалось одержать первенство. Более половины мандатов в ЕП будет всё равно у проевропейских партий, таких как Прогрессивный альянс социалистов и демократов. Вместе с двумя союзными партиями и рядом депутатов она будет контролировать порядка 460 мандатов. Ещё значительная часть мандатов будет у левых. Националисты, евроскептики, таким образом, остаются в меньшинстве. Их голос будет слышен, но решения по-прежнему останутся за «общеевропейцами». Таким образом, не стоит ожидать, что политика Европарламента в отношении России серьёзно изменится. Да, возможно, голоса в поддержку Москвы будут раздаваться чуть громче, но вплоть до следующих выборов в ЕП мы всё равно будем иметь дело с общим фронтом недоверия и мелкого вредительства, которое сегодня так любят в Брюсселе.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.06.2014 14:19
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх