// // Европа отказывается от концепции мультикультурализма

Европа отказывается от концепции мультикультурализма

1999

К Востоку задом

2
В разделе

Ровно через год после террористической атаки в Бельгии джихадист-одиночка устроил бойню в Лондоне. Всего с 2012 по 2016 год в Европе произошло 24 теракта, ещё свыше 60 удалось предотвратить правоохранительным органам. При этом большинство нападений совершили последователи ислама. Неудивительно, что противников мультикультурализма в Европе становится всё больше.

22 марта в самом центре Лондона террорист на машине протаранил пешеходов на Вестминстерском мосту, после чего врезался в ограду у здания британского парламента. Затем он вышел из машины и с ножом в руках напал на прохожих. Прежде чем полицейский сумел застрелить террориста, тот успел убить четырёх человек.

Позже премьер-министр Великобритании Тереза Мэй рассказала, что совершивший нападение 52-летний Халид Мосуд родился в Британии и с рождения звался Адрианом Элмсом. Однако затем мужчина принял ислам и сменил имя. Что именно подвигло его совершить теракт, сейчас устанавливается.

22 мечети в Спаркбруке

К терактам в Европе уже успели привыкнуть, однако на этот раз отношение в обществе к произошедшей трагедии существенно изменилось. Таким наблюдением поделилась публицист Юлия Латынина. «Ещё недавно после каждой такой атаки мы слышали бы призывы: «Только не трогайте мирный ислам, а все, кто трогает, это фашисты». А сейчас в Англии спокойно пишут, что убийца был из Бирмингема и что в Бирмингеме проживает 10% из всех исламистов, осуждённых на территории Британии. Что Бирмингем, или точнее Спаркбрук, квартал Бирмингема, – это, знаете, как брюссельский Моленбек. Там исключительно покровительствовали мультикультурализму. В Спаркбруке многие не говорят по-английски, зато там 22 мечети».

Есть и другой сигнал – недавно британское издание Conservative Woman пообщалось с преподобным Гэвином Ашенденом, бывшим капелланом королевы Великобритании, который был вынужден уйти в отставку после того, как раскритиковал чтение Корана в соборе Святой Марии в Глазго. Он пессимистически оценивает будущее англиканской церкви перед лицом мусульманской экспансии: «Вся Северная Африка и Ближний Восток когда-то были христианскими. Всё указывает на то, что мусульмане более серьёзны в своих намерениях и менее склонны к компромиссам по сравнению с христианами. В сочетании с терроризмом, который уничтожает ищущих удобной и лёгкой жизни атеистов, трусость и компромисс откроют путь исламскому господству».

Проснуться и осознать

Разочарование в мультикультурализме начало проглядывать в европейском обществе уже давно. Ещё в 2010 году канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что последние годы продемонстрировали полный провал этой концепции в её стране. Она отметила, что мигранты, приезжающие на работу в Германию, должны говорить по-немецки, и только в этом случае они могут стать полноценными участниками рынка труда. Однако прошло семь лет – и ничего не изменилось. А после того как Германия оказалась в числе стран, которые наиболее болезненно ощутили проблему беженцев из Африки и с Ближнего Востока, у самой Меркель появился неиллюзорный шанс пролететь на выборах. И вот уже фрау канцлер на съезде Христианско-демократического союза под бурные аплодисменты делает заявление о запрете в стране паранджи. А потом и вовсе предлагает депортировать 200 тыс. мигрантов.

Стоит вспомнить и о том, как в 2011 году предшественник Терезы Мэй Дэвид Кэмерон призывал «раз и навсегда отказаться от провалившейся политики мультикультурности и более агрессивно защищать западные либеральные ценности». В своей речи на 47-й Мюнхенской конференции по безопасности он предлагал тогда своим европейским партнёрам «проснуться и осознать, что же происходит внутри наших границ». Премьер-министр говорил, что доктрина мультикультурности поощряет «жизнь в разобщённых, отделённых друг от друга этнических общинах». Британцы же, по его мнению, нуждаются в более определённой и чёткой национальной идентичности. Только так и можно предотвратить распространение экстремизма.

Но заявления не решили ни одной проблемы, и уже всем стало ясно, что пришла пора действовать. Как? Возможно, путь показала Великобритания своим решением о выходе из Евросоюза. Рост правопопулистских настроений в Европе, подогреваемый терактами мусульман и общей неблагодарностью мигрантов, очевиден, и это не что иное, как свидетельство краха концепции мультикультурализма.

По британскому пути готовы пойти и другие страны Европы – Марин Ле Пен, в случае её избрания президентом Франции, собирается провести референдум о выходе из ЕС. Похожие настроения в Дании, Швеции, Нидерландах, Венгрии.

Иные пути

Российская дипломатия в лице официального представителя МИДа Марии Захаровой так отреагировала на теракт в Англии: «Сегодня ни одна точка на нашей планете не защищена от международного терроризма… Нужно концентрировать и объединять усилия всего международного сообщества на противодействие реальным угрозам».

Действительно, угроза терроризма актуальна и для России. Вот и сейчас, буквально через два дня после теракта в Лондоне, шестеро боевиков ИГ (организация запрещена в РФ) напали на военную базу в Чечне. И хотя все они были в итоге уничтожены, никто не может гарантировать, что нападения не повторятся. При этом экстремистские силы всё активнее пытаются подмять под себя Северный Кавказ и приволжские мусульманские республики. Вкупе с безвизовым въездом для гастарбайтеров из стран Центральной Азии всё это создаёт питательную среду для распространения радикального ислама.

Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»:

– Российская публика разделилась поровну – на тех, кто говорит, что «терпимо/нейтрально» относится к трудовым мигрантам с Северного Кавказа, и тех, кто прямо заявляет, что относится к ним «плохо» (к мигрантам из Закавказья и Центральной Азии плохое отношение открыто выказывают 34–38%, нейтральное – около половины опрошенных). Иметь и выражать расистские, националистические настроения теперь значит быть в тренде. Среди людей с высшим образованием, заявляющих о плохом отношении к мигрантам с Северного Кавказа (напомним, гражданам России), больше, чем среди не столь образованных. Среди богатых их больше, чем среди бедных, в столице – больше, чем в остальной стране. Это говорит о кризисе нашей культуры как европейской. Те, кто в этот ответственный исторический момент решил дистанцироваться от Европы, с радостью сообщают и о «провале мультикультурализма». Да, этим идеям сейчас приходится туго в Европе. Голоса противников равенства культур и народов всё громче. Но взамен универсализма, интернационализма и проч. они могут предложить только шовинизм и расизм. И сторонников у них всё больше. Но характерно, что чем их больше, тем чаще вырываются на волю панические мысли, что Европа (или Россия) обречена проиграть Востоку, Азии.

Это вряд ли, но когда в Европе, в том числе и в России как её части, происходит отказ от идей равноправия всех людей и всех народов, от идей, которые стали нашим высшим духовным достижением, и когда от них отказываются в пользу свойственного родо-племенному сознанию любых аборигенов деления мира на хороших «своих» и плохих «чужих», – это начало капитуляции и Европы, и России. Но не перед гастарбайтерами из Азии, а перед собственной азиатчиной.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.04.2017 08:08
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх