Версия // Власть // Что стоит за делом Майкла Калви

Что стоит за делом Майкла Калви

8143

На всех не хватает

Что стоит за делом Майкла Калви. фото: Темур Козаев
В разделе

Основатель инвести-ционного фонда прямых инвестиций Baring Vostok Майкл Калви арестован на два месяца. Обвинение серьёзное: мошенничество в особо крупных размерах – на сумму 2,5 млрд рублей. Тянет до 10 лет тюрьмы. Многие предприниматели в ужасе. Глава Счётной палаты Алексей Кудрин назвал случай «чрезвычайной ситуацией в экономике». Почему?

Помимо Майкла Калви арестовано ещё пять топ-менеджеров Baring Vostok. Арест стал результатом внутрикорпоративного конфликта вокруг банка «Восточный» между Калви и другими акционерами. Заявление в следственные органы на Калви и его партнёров написал акционер «Восточного» Шерзод Юсупов, который, в свою очередь, является давним парт­нёром другого совладельца банка – Артёма Аветисяна (ему принадлежит 32% акций банка, Baring Vostok – 52%). Война акционеров идёт с 2017 года. Не будем вдаваться в её подробности. Скажем лишь, что сам Калви подал на Аветисяна иск в арбитражный суд в Лондоне, обвиняя его в ряде сомнительных сделок, но судебное решение там ещё не вынесено. И, по версии Калви, его арест – способ этому решению помешать. При этом многие, кто знает подробности данного дела, отмечают: Аветисян, курирующий в Агентстве стратегических инициатив (один из любимых проектов президента Путина) улучшение инвестиционного климата и снятие административных барьеров, дружен с сыном секретаря Совбеза Николая Патрушева. Потому многие подозревают, что последнее обстоятельство сыграло роль в заведении уголовного дела. Даже если это не так, пока нет явных опровержений или подтверждений этой версии. Со стороны это сильно напоминает лихие 90-е, когда силовиков использовали в сугубо коммерческих спорах для разборок. В итоге данное дело может стать едва ли не главным процессом 2019 года. Арест обвиняемых произошёл по время Российского инвестиционного форума в Сочи, который курирует Дмитрий Медведев. В связи с чем появились подозрения, что он и был приурочен к форуму, дабы показать «расклад сил» в традиционном соперничестве «экономического блока» с «силовиками».

Сам Калви, променявший в своё время карьеру в Европейском банке реконструкции и развития на бизнес в России, являет собой «идеальный» образец западного инвестора. Он на форумах расхваливал Россию и её возможности, его знают в Кремле. Без Калви и его фонда прямых инвестиций могло не быть «Яндекса», «ВкусВилла», «Вымпелкома», СТС Media, Avito, Тинькофф Банка – всего более полусотни компаний, которым Baring дал «инвестиционную путёвку в жизнь». Сумма 2,5 млрд рублей, которую ему вменяют, несмотря на то что даже следствие путалось в суде, объясняя, откуда взялась эта сумма, просто «смешная» по сравнению с теми 3,7 млрд долларов, которые Калви и его партнёры привлекли в российскую экономику. При этом он никогда не был замечен в подозрительных операциях, всегда старался поддерживать хорошие отношения с властями. Именно потому в наблюдательном совете Baring состоит космонавт Алексей Леонов, который всегда умел разговаривать с людьми при должностях.

За Калви пытались поручиться Герман Греф, бизнес-омбудс­мен Борис Титов и даже глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, который сам находится под санкциями США по подозрению в попытках «вмешаться в американские выборы в интересах Владимира Путина». Однако Басманный суд пренебрёг этими поручительствами. Видимо, руководствуясь более вескими аргументами. Суд также пренебрёг прежними указаниями президента, согласно которым обвиняемые по подобным статьям не должны сидеть в СИЗО во время следствия, к ним должны применяться более мягкие формы пресечения – домашний арест, подписка о невыезде, залог. Помещение под стражу подозреваемых в экономических преступлениях запрещено

По теме

ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса, а также ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса, которую как раз инкриминируют основателю Baring Vostok.

Главное в этой истории то, что типично хозяйственный спор одна из сторон пытается решить, прибегая к помощи силовых структур. В связи с чем бывший посол США в России Майкл Макфол посоветовал всем американским предпринимателям, которые ещё остались в России, бежать сломя голову: рискуете, мол, стать заложниками вражды Москвы и Вашингтона. Однако признаемся: убегут всё равно не все. Хотя бы потому, что многие уже давно разбежались. А те немногочисленные инвесторы, которые тут ещё остались, знают писаные и неписаные правила игры. Хотя они склонны всё же, как правило, переоценивать собственную значимость и способность в случае чего «порешать вопросы» с властями. За такой риск, в том числе риск потерять всё, они надеются получить повышенную прибыль. Но, во-первых, в условиях стагнирующей экономики прибыли на всех не хватит. Во-вторых, конкуренция за скудеющие финансовые потоки и оставшиеся лакомые куски становится всё жёстче. Ну а те, кто объективно своими действиями буквально гробит инвестиционный климат в стране, возможно, искренне верят, что никакие иностранные инвесторы в России вовсе не нужны. А нужна «опора на собственные силы», вплоть до частичной самоизоляции. Мы сами, думают они про себя и своих «клиентов», тут всё порешаем. Если дальше так пойдёт, то конкуренция в экономике сведётся к конкуренции «силовых крыш», да и сами силовики окончательно превратятся в хозяйствующих по своим правилам субъектов. А что станет с инвестициями? Они будут. Но почти полностью государственные. И пойдут частично под «распил».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.02.2019 09:02
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх