Версия // Конфликт // Что стоит за бунтами зэков и отставками во ФСИН

Что стоит за бунтами зэков и отставками во ФСИН

11035

Третья «воровская» война


(рис.: Темур Козаев, фото: LORI)
В разделе

Когда бы на Руси какой-нибудь Нестор в законе вёл блатную летопись, последняя неделя марта была бы написана самыми чёрными строчками. Система ФСИН объявила третью за последнее столетие войну воровскому укладу. Итоги первых позиционных боёв – два бунта на зонах, в Свердловской и Иркутской областях. И пятеро неожиданно подавших в отставку замов главы тюремного ведомства.

Когда год назад главного российского оперативника МВД Анатолия Якунина неожиданно перевели в систему исполнения наказаний, знатоки, понимающие глубинную суть этого кадрового перемещения, тут же напророчили третью «воровскую» войну. Якунин считается непримиримым врагом «понятий» и вообще всей системы, при которой прирождённых «волков» – воров в законе – власти используют в качестве пастушьих овчарок, чтобы держать в повиновении преступное стадо. Может, это что-то личное, но Якунин и в самом деле на дух не переносит «уклад». К тому же популяцию «волков», полагает Якунин, следует жёстко регулировать. Так что во ФСИН генерал оказался совершенно неслучайно – им с новым на тот момент главой ведомства Александром Калашниковым (кстати, тоже взятым со стороны, из ФСБ) явно были поставлены определённые задачи. Но в дело вмешалась пандемия, и активные действия оказались отсрочены на год.

Алик «с прибором»

Большие войны нередко начинаются с плёвого, казалось бы, повода. Третья «воровская» не исключение. В конце января в одинцовском ресторане «Очаг» отмечал 40-летие вор в законе Алик Рыжий. 40 лет не повод к застолью, плохая примета. Но азербайджанец Али Гейдаров решил гульнуть особенно широко. В разгар пьянки началось костюмированное представление. Некие люди, переодетые бойцами ОМОНа, ворвались в зал и, как уже думали гости, собирались положить всех гуляющих лицами в пол. Но тут из-за стола поднялся на минутку ощутивший себя божеством Алик, посмотрел на «омоновцев» грозно, и те… встали перед ним на колени! Не берёмся утверждать, но, по слухам, одному из статистов шутник Алик кое-чем постучал по шлему. Положил типа «с прибором»! И всё это сняли на видео, а копии, опять же по слухам, отправили Калашникову с Якуниным.

Если что, подтвердила факт костюмированного представления в «Очаге» редактор агентства «Прайм Крайм» Виктория Гефтер, отметив, что «представление очень разозлило силовиков».

«Даже в 90-е бандиты не позволяли себе того, что сейчас позволяют некоторые воры в законе, проживающие в Москве, благодаря иммунитету от некоторых правоохранителей», – сообщило агентство.

Иногда тонкое чувство меры способно уберечь законника от множества неприятностей, но законники нынче не те, что надысь. Нескольких азербайджанцев «короновали» даже не как «апельсинов», а вообще по какой-то ускоренной программе – говорят, что в пику грузинским ворам, исключительно ради того, чтобы соблюсти баланс популяции. В том числе и Алика «с прибором». Разумеется, с «понятиями» у таких новообращённых случаются сбои. Был такой азербайджанский авторитет Лоту Гули (в миру Надир Салифов) – так он обожал устраивать эпичные разборки в интернете, выясняя на русском матерном с коллегами из Закавказья, кто из них «чёрт». Говорят, за то и убили: как-то Гули зацепился с чеченцами, а те оказались не слишком сильны в вербальной перепалке, зато скоры на расправу офлайн. Заказали Гули его охраннику, и тот выстрелил вору в голову как раз в тот момент, когда тот, сидя в гостиничном номере, грозил кому-то в социальных сетях. Смех и грех.

По теме

До того, как Алик устроил перформанс «с прибором», дела у него шли в общем неплохо – он даже стал первым в стране законником, условно-досрочно освободившимся из мест лишения свободы. Вообще-то такое – «западло», и откинувшегося раньше срока братва неизбежно начинает в чём-то нехорошем подозревать, например в сотрудничестве с администрацией. Но нынче «понятия» уже не те, и когда ходатайство Алика о досрочном освобождении (на год раньше положенного!) в июне прошлого года удовлетворил Медведевский районный суд Марий Эл, «предъявлять» ему за это не стали.

Двое в драку, третий – в …

Видео с юбилея Алика и сыграло в происходящем решающую роль. Руководство тюремного ведомства провело совещание. Официально повестка звучала так: «Обсуждение мероприятий по совершенствованию деятельности службы и наведению порядка в учреждениях пенитенциарной системы». А дальше по итогам прошедшего совещания пять высокопоставленных сотрудников ФСИН подали рапорты об отставке. Среди них – первый замдиректора Анатолий Рудый. Вой­на – дело такое, не каждому нравится. Но шаг подавших в отставку вполне объясним. Годами, точнее, десятилетиями складывается система. Ни для кого, наверное, не секрет, что у силовиков и законников давно сложились тесные рабочие отношения, и то, что по «понятиям» считается «западло», на самом деле давно стало обыденностью. Воры сдают силовикам исполнителей тяжких преступлений, а взамен силовики обеспечивают ворам «грев» для сидящих в тюрьме и послабления для гуляющих на свободе. Симбиоз этот отлично работает, а ломать – не строить. Вот, возможно, и подали рапорты те, кто понимает, чем чреваты жёсткие инновации. Мы сделали всё, что могли и умели, а теперь вы уж как-нибудь сами, без нас, раз нужны перемены. Но в ведомстве рапорты расценили иначе – как сопротивление реформам.

Пожалуй, о том памятном совещании стоит сказать ещё пару слов. Достоверно известно, что Якунин взял слово и внёс некие предложения, касавшиеся «пресечения деятельности (именно так!) представителей организованной преступности в исправительных колониях». Подчеркнём ещё раз, это важно: фигурировало именно понятие «пресечение». А не «профилактика» или, скажем, «противодействие». Говорят, у Якунина произошла жёсткая словесная пикировка с Рудым на повышенных тонах. В общем, после совещания Калашников произнёс что-то вроде «а вас, Штирлиц, я попрошу остаться». И в итоге Рудый и ещё трое замов – Валерий Балан, Валерий Бояринов и Рустам Степаненко, а также начальник главного оперативного управления Евгений Гнедов подали рапорты об отставке. Примечательно, что все, как один, «отставники» достались Калашникову в наследство от предыдущего директора ведомства Геннадия Корниенко. Поговаривают, что одними рапортами дело может и не закончиться, и намекают в этой связи на уход ещё одного заместителя – Валерия Максименко, также «не сработавшегося» с Калашниковым и Якуниным. Через непродолжительное время после подачи рапорта Максименко арестовали по обвинению в превышении должностных полномочий и злоупотреблениях при строительстве объектов ведомства с нанесением материального ущерба на сумму 189 млн рублей.

Вот и для Рудого эта история, похоже, так просто не кончится. Сообщают, что управление «М» ФСБ начало проверку его возможной причастности к должностным преступлениям. Намекают, что Рудого могут пустить вслед за двумя заместителями Корниенко, Николаем Бариновым и Олегом Коршуновым, не так давно осуждённым. Помнится, на процессе по делу Коршунова Рудый выступил в качестве свидетеля защиты и объявил тогда, что не верит в виновность коллеги. Рудого также упоминают в связи со скандальной историей в управлении ведомства по Ростовской области в ноябре 2019 года (руководство главка во главе с Муслимом Даххаевым арестовали по подозрению в разглашении государственной тайны). И всё это вместе как бы даёт понять: войну ФСИН затеяла нешуточную. И кто не с ними, тот против них. Рапорты Рудого и остальных, к слову, уже в Минюсте на рассмотрении.

По теме

Крытка к бою готова!

Минула всего неделя, и по местам лишения свободы прокатилась волна бунтов. До законников докатился слух о том, что их ждёт «пресечение деятельности», как выразился Якунин. В исправительной колонии строгого режима № 47 для рецидивистов в Каменске-Уральском Свердловской области несколько важных сидельцев нанесли себе порезы – это подтвердили в местном ГУ ФСИН. «Люди, которые привыкли манипулировать другими людьми, хотели получить определённые преференции, – объяснили в пресс-службе ведомства. – Если будут обнаружены попытки сговора, к ним применят дисциплинарное воздействие вплоть до уголовного». Издание Znak сообщает, что 47-я колония считается «красной», «где власть находится в руках руководства учреждения». «Случившееся объясняют попыткой установить в колонии воровскую власть». На самом же деле подоплёка значительно глубже – с 47-й колонии началась процедура укрощения законников. На «красных» зонах проще добиться порядка, ведь всё под контролем администрации.

А вот как дело пойдёт на «синих» или «чёрных» зонах, где решает «уклад», – как знать. Ангарская ИК-14 тоже считается «красной» – по мнению зэков, «красней не бывает», и накануне в управлении ФСИН по Иркутской области сообщили, что шестеро осуждённых – злостных нарушителей режима (читай – законников) «нанесли себе травмы металлической проволокой после конфликта с сотрудниками». Процесс, как говорится, пошёл. Если в «красных» зонах авторитетов «переломают» удачно, процесс будет продолжен. И намного более жёстко, ведь «чёрная масть» в «синих» и «чёрных» крытках без боя не сдастся.

Кстати, то ли совпало, то ли это звенья одной цепи: 30 января в Подмосковье за хранение наркотиков арестовали грузинского вора в законе Панчо – Давида Панчвидзе, он же Георгий Кипиани. А на следующий день в Домодедове взяли Болгара – Григория Карамалака. Обвиняют его в вымогательстве и трёх покушениях на убийство. Оба случая – тяжкие. Говорят, что Панчо с Болгаром отведена роль «почтальонов» – разъяснить сидящим как есть, что, собственно, происходит и чем может аукнуться сопротивление натиску.

Наверное, «волки» и впрямь нужны системе, чтобы держать в повиновении «овец». Так, похоже, и рассуждали во ФСИН. Но если новая метла в ведомстве знает, как начисто подмести, то почему бы и не попробовать? Тем паче что первая «воровская» закончилась именно так, как задумывалось, – ослаблением воровского «уклада» и авторитетов. Калашников, кстати, предлагает разумную вещь – перестать сажать в тюрьмы тех, кто совершил нетяжкие преступления, пополняя тем самым уголовную масть. А к нежелающим принимать перемены применить убедительные методы – не такие, само собой, как при Хрущёве. Понятно, что инновациям будут сопротивляться, как нынче в Иркутской и Свердловской областях, но лиха беда начало.

Виктория Гефтер, редактор ИА «Прайм Крайм»

– Похоже, в прошлом году начался закат воровского мира, каким мы его знали. А в этом году может начаться полноценная война с преступностью. Сыграли свою роль и антиворовская новелла в УК (статья 210.1 УК РФ – «Занятие высшего положения в преступной иерархии»), и то, что у нынешних воров не оказалось мощной идеологической платформы, воровского кодекса, как у воров в середине прошлого столетия. Страдание за идею лишается для них какого бы то ни было сакрального смысла. К тому же воры перестали вести себя как воры. Для авторитетов настали по-настоящему тяжёлые времена, и тенденция будет усугубляться – едва ли власти ограничатся одними только приговорами. Во ФСИН, по всей видимости, решились идти до конца – такое решение может принести свои плоды.

Справка

Нынешняя попытка закрутить гайки, как уже отмечалось, третья за последние 100 лет. Первая вошла в историю как «сучья война». Длилась она с 1946 по 1958 год, а патронировал её, так сказать, министр внутренних дел СССР Сергей Круглов, выходец из контрразведки. Было так: во время войны у законников вышел раскол. Одна часть преступного сообщества считала, что нужно идти воевать, и, таким образом, как бы становилась в один ряд с властями, «предавала воровской уклад», а другая сохраняла верность «понятиям» и нередко оказывалась по одну сторону с оккупантами. После войны этих воров нередко использовала западная разведка, шантажируя прошлым, – и те становились ещё и шпионами. Законники, видя такое дело, сами, по своей воле «раскороновывались». Актёр Марк Бернес, сыграв роль такого разочаровавшегося в блатных «понятиях» вора Огонька в фильме «Ночной патруль», создал наглядную картинку наступивших перемен в уголовном мире и стал одновременно мишенью для блюстителей «уклада». Его «заказали», но подосланного убийцу удалось кокнуть раньше (согласно расхожей истории, при ограблении им церковной лавки).

Говорят, что финал «сучьей войны» спровоцировала именно история с Бернесом – Хрущёв якобы впал в бешенство (кто посмел решать – кроме него самого – кому жить, а кому умереть?!) и отдал команду «мочить всех без разбора». На том «сучья война» и закончилась. Законники, оценив масштабы кровопролития (а пленных в той войне силовики не брали, счёт трупам воров шёл на сотни), были вынуждены изменить поведенческий кодекс, чтобы остаться в живых. «Понятия» сильно смягчились, и именно это и стало началом конца прежнего «уклада». Появились «апельсины» – воры с Кавказа, «коронованные не по понятиям» и за деньги, законники обрастали роскошью, а раньше это категорически запрещал «уклад». Некоторые даже заводили семьи.

В конце 80-х начался беспредел – тогда, кстати, члены ОПГ, не отягощённые «укладом», убили многих законников, хотя такое убийство считалось «не по понятиям», ведь убить вора можно только по приговору большой воровской сходки. В начале 80-х вторую войну воровскому «укладу» объявил Юрий Андропов (и тоже – выходец из контрразведки!), но ранний уход генсека в мир иной не позволил ту войну закончить.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.04.2021 10:00
Комментарии 1
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх