// // Что мешает Абхазии, Приднестровью и Южной Осетии войти в состав РФ

Что мешает Абхазии, Приднестровью и Южной Осетии войти в состав РФ

1048

Заходи, Россией будешь!

5
В разделе

Не поверите: формально ничего не мешает. До недавних пор досужие эксперты убеждали друг друга, что наше законодательство о принятии новых субъектов в лоно России никуда не годится. Считалось, что законодательный акт, принятый 13 лет назад, и есть основная препона для Абхазии и Южной Осетии, который год уныло томящихся в российском предбаннике. За несколько дней до воссоединения Крыма с Россией думские эсеры попытались в спешном порядке подправить закон. Но оказалось, что в их суете нет никакого смысла. «Негодный» закон ничуть не помешал Крыму на сверхзвуковых скоростях влиться в состав Федерации. Так почему же полуострову сразу дали зелёный свет, а остальных попросили подождать за дверью?

Считается, что Крым присоединили к России без особых проблем по нескольким веским причинам. Во-первых, из-за преобладания русского населения. Причём в отличие от того же Донбасса не пассивного, а весьма буйного, все 23 года незалежности доводившего Киев до бешенства нежеланием признавать его власть. Именно этот «человеческий фактор» и сыграл первостепенную роль в решении Москвы. Во-вторых, из-за того, что на всём Чёрном море нет более удобного места для базирования военно-морского флота. Сколько там сэкономило Минобороны на строительстве базы в Новороссийске – 100 миллиардов? И по 300 млн долларов в год за аренду Киеву больше не надо отстёгивать. Выгода? Ещё какая! Ну а в-третьих, Крым занимает особое место в русской истории. Два города-героя – Севастополь и Керчь. Херсонес, в купели которого крестилась Русь. Вот они, те самые «духовные скрепы», базовые ценности, фундамент новой российской идеологии. А что для России Абхазия? Что Приднестровье?

Непризнанные автономии удерживают НАТО на дальних подступах к России

На самом деле приведённые выше расхожие объяснения того, почему Крым присоединили, а остальных вежливо попросили повременить, справедливы лишь отчасти. Обломки великой страны – непризнанные республики, находящиеся в состоянии тлеющего конфликта со своими метрополиями, – десятилетиями помогали Москве сохранять решающее влияние на внешнюю политику Киева, Кишинёва и Тбилиси. Выбираете прозападный курс? Вступаете в НАТО? Прекрасно! А как там у вас в автономиях?.. И нашим не слишком-то дружелюбным соседям всякий раз приходилось идти на попятную – чтобы сохранить территориальную целостность хотя бы формально. Таким образом, наличие Приднестровья у Молдавии, Крыма у Украины и Абхазии с Южной Осетией у Грузии давало России гарантии, что бывшие советские республики сохранят свой внеблоковый статус и войска Северо-Атлантического альянса однажды не окажутся у самой российской границы.

Развязанная Грузией пятидневная война стала причиной того, что Россия признала суверенитет Абхазии и Южной Осетии, но о том, чтобы принять автономии в состав Федерации, даже и речь не шла. А что, собственно, изменило признание независимости? Да ничего ровным счётом. В Тбилиси как считали, так и продолжают считать Самачабло и Апхазети своими оккупированными территориями. И в Брюсселе вынуждены считаться с позицией Тбилиси, а значит, ни о каком членстве в НАТО и речи быть не может. То же и в Молдавии: власти стремятся втянуть республику в Североатлантический альянс, но не желают терять Приднестровье. Годами ведётся торг – при непосредственном участии Москвы. Но ситуация не меняется. Тирасполь проводит референдум за присоединение к России, подавляющая часть населения, разумеется, «за» при запредельно высокой явке. И что? А ничего: Москва удерживает за ремень Кишинёв, а Кишинёв – Тирасполь. При этом Брюссель и здесь «в пролёте», но «в пролёте» и всё Приднестровье, влачащее не слишком завидное, чтобы не сказать откровенно жалкое, существование в расчёте однажды стать частью России. Знаете, что говорят в кулуарах МИД о присоединении Крыма? Когда бы на Украине не возник новый очаг сепаратизма – в Донбассе, – едва ли в Кремле решились бы сделать полуостров российским.

По теме

Нужна ли России своя Сицилия

Есть и другие причины, по которым непризнанные автономии с условно «пророссийским» населением не пускают в Россию. И к геополитике они не имеют ровным счётом никакого отношения. Взять ту же Абхазию. Известно ли вам, что более трети всех российских воров в законе – выходцы из этой республики? «Организованная преступность и воровское сообщество представляют собой одну из наших главных угроз», – резюмировали Верховный суд и Совет судей Абхазии несколько лет назад. Казалось бы, началась «чистка», и местные воры бежали в Грузию. Но после того, как республику возглавил Александр Анкваб, начался обратный процесс. Информационные ленты запестрели новостями: «Ещё 10 грузинских воров в законе обзавелись абхазскими паспортами».

А чем, как вы думаете, были спровоцированы недавние беспорядки в Сухуми? Да тем, что премьер Леонид Лакербая, по слухам, то ли полностью «лёг» под организованную преступность, то ли, напротив, сам же её и возглавил. Прошлой осенью в Апсны короновали нового вора в законе, Тенго Сухумского, так вот его «гражданская» фамилия, по странному стечению обстоятельств, якобы тоже Лакербая, и он тоже живёт в Гудауте, как и премьер-министр. Может, совпадение, а может, и нет. И, кстати, об Анквабе, на днях ушедшем в отставку. Менее чем за 10 лет на него было совершено шесть покушений. Четырежды покушались на Анкваба-премьера и по одному разу на Анкваба-президента и вице-президента. Даже для какого-нибудь «братка» из лихих 90-х такая лютая статистика – уже перебор. А тут – высший чиновник республики! Да, и вот ещё что странно: ни одно из этих покушений не было раскрыто. Мафиозные разборки? Как знать.

Скажите как на духу: нужна России своя Сицилия или Корсика? Вот и на самом «верху», по-видимому, тоже теряются в сомнениях. Что же до «пророссийской» позиции тамошнего руководства, то нам с вами не стоит на сей счёт заблуждаться. Бюджет Апсны на две трети формируется из средств, поступающих из Москвы. При этом в республике запрещена продажа недвижимости иностранцам, в том числе и гражданам Российской Федерации. И ни для кого не секрет, что абхазскую курортную инфраструктуру полностью контролирует местная мафия. И что, нужен России такой вот наглухо криминализованный регион, который много проще просто подкармливать, но сохранять на дистанции?

Приднестровью придётся доказывать Москве свою лояльность

В перспективе, разумеется, нужен. Именно по этой причине Москве на днях удалось провести в Абхазии досрочную властную рокировку, и провести её блестяще. Никого не должно вводить в заблуждение то, что республику временно возглавил не слишком популярный и не имеющий особого веса Валерий Бганба. За спиной этого временного лидера, предположительно, стоят самые настоящие политические «тяжеловесы» – бывший вице-президент Рауль Хаджимба и экс-премьер Сергей Шамба, представляющие «объединённую оппозицию», фактически свергнувшую Анкваба. И выпускник Минской школы КГБ Хаджимба, и полковник запаса Шамба – ярые сторонники присоединения к России и столь же ярые противники курса на независимость, который проводили и Анкваб, и его предшественник Сергей Багапш. Едва ли кто-нибудь помнит, что победа Анкваба на выборах три года назад однозначно трактовалась экспертами как поражение Москвы. И теперь Кремль сумел взять реванш – уже этой осенью Абхазию возглавит не номинальный, а реальный пророссийский политик. Как считают некоторые политологи, то ли спланировав, то ли просто поощрив властную рокировку в Сухуми, Россия однозначно дала надежду местной лояльной элите на скорое воссоединение.

А вот элита Приднестровья такого сигнала пока не получила, хотя и покорно ожидает его как минимум с 2006 года – с момента проведения референдума о статусе республики. Казалось бы, граждане «за» чуть ли не поголовно, российское законодательство на территории анклава признано приоритетным, так почему бы нам и не воссоединиться? Дело же вовсе не в том, что у России и ПМР нет общей границы – с Калининградской областью её тоже нет. Точно: воссоединение откладывается совсем по другим причинам. Со слов президента Евгения Шевчука, «у нас где-то 200 тыс. граждан Российской Федерации» – в полумиллионной-то республике. Это не вся правда: на руках жителей ПМР находится порядка 300 тыс. украинских паспортов. Некоторые местные жители ухитряются иметь по два-три паспорта. Полгода назад из Москвы Шевчуку намекнули, что-де неплохо бы внести ясность. Согласитесь, нелепо присоединять к России республику, большая часть населения которой – граждане Украины. На что президент ПМР якобы ответил в том плане, что нашим гражданам удобнее пользоваться украинским паспортом по той простой причине, что рядом украинская граница, а не российская. Ответ «проглотили», но в середине марта Шевчук, по слухам, «подставился» ещё раз. С территории Приднестровья в направлении Одессы должны были выступить несколько соединений «вежливых людей» из Крыма, но выступление сорвалось. Говорят, что закрыть границу перед «вежливыми людьми» приказал лично Шевчук. То ли не разобрался, в чём дело, то ли не рискнул ссориться с Киевом. В итоге в Москве вновь заговорили об отложенных переговорах с Кишинёвом в формате «5 плюс 2». И вот теперь Шевчук раздаёт интервью европейским СМИ, смысл которых сводится к тому, что Приднестровье намерено воссоединиться с Россией, но в Москве эти издания, кажется, не читают.

С кем «воссоединяться» – с Россией или с ЕАЭС?

Если уж какой-то непризнанной республике и удастся воссоединиться с Россией в ближайшее время, так это Южной Осетии. Полгода назад партия «Единая Осетия» с благословения главы республики Леонида Тибилова инициировала проведение референдума – ожидалось, что пройдёт он в июне. Но то ли во Владикавказе не согласовали с Цхинвали сроки мероприятия, то ли не получили чёткого одобрения от Москвы, занятой преимущественно Крымом и Украиной, референдум скорее всего отложат до осени. Тем не менее ещё в конце марта механизм воссоединения Осетии запустили, и конечной его целью, по словам директора Института национального развития, доктора политических и экономических наук Хадзымата Дзанайты, «станет объединение Южной и Северной Осетии в парламентскую Республику Алания». Политологи спорят до хрипоты, стоит ли вообще присоединять к России части бывших советских республик – не логичнее было бы объединить их не в составе Федерации, но в рамках недавно созданного надгосударственного формирования – ЕАЭС? Ведь одними только Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем дело наверняка не закончится: из Молдавии мечтает «сбежать» Гагаузия, из Украины – Донбасс, Закарпатье и несколько областей юго-востока. Сегодня можно с уверенностью констатировать лишь то, что одним Крымом процесс «собирания земель российских» наверняка не закончится. На очереди Аляска с Прибалтикой?

Опубликовано:
Отредактировано: 16.06.2014 14:32
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх