// // Через пару десятков лет Россия полностью лишится «чёрного золота»

Через пару десятков лет Россия полностью лишится «чёрного золота»

372

Нефтеотвод

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Запасов мировой нефти может не хватить и на полвека, а в России этот срок и того меньше. В то время как западные страны активно вкладывают средства вчразвитие альтернативных видов топлива, наше государство субсидирует разработку труднодоступных месторождений. Такой сценарий уже через несколько десятков лет может обернуться для страны как финансовой, так и экологической катастрофой.

За последние несколько лет нефтедобыча почти в два раза превысила прирост новых запасов. Нефть – ресурс исчерпаемый, и если рост потребления «чёрного золота» не остановить, то, по оценкам специалистов, мировых запасов хватит всего на 40–50 лет. Точную оценку количества оставшейся в России и в мире нефти не может дать никто, однако, судя по тому, что крупнейшие компании вынуждены инвестировать в разработку месторождений в труднодоступных местах, картина получается не самая радужная.

Всего в мире примерно 1,3 трлн баррелей разведанных запасов нефти, то есть запасов, которые были оценены на основе геолого-инженерных данных и могут быть добыты в современных технических и экономических условиях. Больше всего залежей в Саудовской Аравии (по данным на 2011 год, примерно 264,5 млрд баррелей). Россия, согласно Статистическому обзору мировой энергетики, который ежегодно составляет компания BP, занимает в рейтинге седьмое место.

Сейчас мировое потребление «чёрного золота» достигло 2 литров на душу населения. Цифра эта с каждым годом продолжает расти, чему активно способствуют процесс глобализации, бурный подъём экономик развивающихся стран и прирост населения в мире. По оценке экспертов BP, И это при условии, что страны не будут экспортировать нефть. Таким образом, если высчитывать среднее потребление по миру, то нефти хватит примерно на 50 лет. Правда, специалисты BP уточняют, что речь идёт о так называемой лёгкой нефти – той, которую легко и дёшево добывать.

Чтобы поддерживать статус нефтяной державы, России приходится тратить значительную долю доходов на поддержку нефтегазового сектора. Координатор программы экологической политики нефтегазового сектора Всемирного фонда дикой природы в России Алексей Книжников в беседе с корреспондентом «Нашей Версии» оценил субсидирование разработки новых месторождений примерно в 15 млрд долларов в год.

Нефтяные гиганты всё активнее осваивают шельфовые месторождения, однако себестоимость такой нефти может быть неоправданно высокой. Например, в России разведанные месторождения расположены зачастую в труднодоступных районах с суровым климатом. И здесь нельзя не вспомнить трагедию в Мексиканском заливе, которая стоила компании BP 22 млрд долларов, а ущерб для окружающей среды оказался колоссальным. Хотя российские компании и осваивают арктический шельф (недавно была установлена ледостойкая нефтяная платформа для разработки Приразломного месторождения в Печорском море), существующие технологии могут не выдержать суровых северных условий.

«Аварии будут происходить – об этом говорит и утечка на месторождении Требса в Ненецком автономном округе, и на платформе Total в Северном море. Но если опыт ликвидации разлива нефти в море и на суше есть, то, как действовать, если разлив случится во льдах, просто неизвестно, и ответ на этот вопрос, равно как и на вопрос о том, как добыча скажется, например, на редких видах животных, мы сможем дать только лет через 10», – говорит Книжников.

По теме

Полностью от нефти отказаться пока невозможно, однако у России есть одно важнейшее преимущество – 34% мирового запаса природного газа. Тем не менее для той же автомобильной промышленности подобная альтернатива так и не смогла стать практикой. Ещё два десятка лет назад многие автовладельцы охотно устанавливали в свои машины газовые баллоны, однако широкого распространения этот вид топлива не получил. Подтверждением тому – газовые заправки, которые на дорогах нашей страны встречаются крайне редко. Да и не каждый автолюбитель готов выделить половину багажника под весьма громоздкую конструкцию.

И всё же, как считает председатель правления Cambridge Energy Research Associates Дэниель Йергин, будущее именно за газом. Тем более в условиях появившейся технологии его сжижения, что существенно снижает затраты на хранение и транспортировку. В настоящее время около 25% газа транспортируется в сжиженном состоянии. В России в рамках проекта «Сахалин-2» был открыт завод по производству сжиженного природного газа (СПГ). В производство СПГ инвестируют деньги США, Иран, Япония и даже Алжир. Однако Россия всё ещё делает ставку на трубопроводные проекты, а это может в конечном счёте привести к потере контроля над газовым рынком, который наша страна пока что удерживает.

Ещё в 2010 году на Петербургском международном экономическом форуме российское руководство дало понять: сланцевый газ, который активно начали добывать Европа и США, не сможет стать реальным конкурентом природному. Однако уже сейчас всё чаще слышны разговоры о том, что этот фактор нельзя не учитывать. А технология сжижения газа делает итоговую стоимость сланцевого газа вполне приемлемой. По словам Книжникова, у России есть ещё один незадействованный ресурс, который поможет «приберечь» нефть, – это попутный нефтяной газ, который в нашей стране не перерабатывается, а сжигается, хотя он показывает высокую энергоэффективность.

Говорить о широком внедрении альтернативных видов автомобильного топлива в России также пока рано – обзавестись электромобилем российскому потребителю мешает целый ряд факторов. И хотя официальные продажи первого в России электрокара Mitsubishi i-MiEV начались ещё в июне 2011 года, популярным он до сих пор не стал: по данным на начало 2012 года, россияне приобрели всего 41 электрокар. Во многом причина кроется в его высокой стоимости: цена этой довольно компактной машины достигает 1 млн 800 тыс. рублей, а за эти деньги большинство потребителей предпочтут купить неплохой внедорожник, большой семейный автомобиль или седан представительского класса. Да и распространение заправочных станций для электрокаров в России ещё только началось: в Москве в настоящее время их всего 19.

Какие бы варианты развития альтернативной энергетики ни оказались перспективными, главным всё же сейчас представляется не то, на каких автомобилях будут ездить наши дети, а то, через какие экономические потрясения придётся пройти нынешнему поколению в том случае, если страна не встанет на пресловутые рельсы инновационной экономики.

Несомненно, цена на нефть в условиях её дефицита может быть какое-то время стабильно высокой, однако из-за её не менее высокой себестоимости добычи чистая прибыль будет заметно снижаться, что моментально скажется на бюджете и выполнении социальных обязательств. Другая проблема – экономическая модель, при которой из нефтесырья для внутреннего рынка производить продукцию невыгодно. Именно поэтому нефтяные компании не инвестируют в нефтепереработку на территории России, а предпочитают отправлять сырьё на экспорт. Поэтому ограничителем цен выступают пока что правительство и опасность конкурентоспособного импорта.

По мнению ряда экспертов, чтобы сохранить добычу нефти на прежнем уровне, нужно менять налоговое законодательство. В своём недавнем интервью Financial Times президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов в очередной раз заявил, что применяемые налоговые схемы не стимулируют нефтяную отрасль вкладывать средства в новые месторождения (и всё это в условиях истощения старых) – необходимо менять ситуацию, когда налоговой базой служат объёмы добычи нефти, а не размер прибыли. По мнению аналитиков, если этой перемены не произойдёт, может сложиться ситуация, при которой страна окажется перед выбором: осваивать в срочном порядке на бюджетные деньги арктические шельфы или всё-таки выполнять предвыборные обещания по повышению тех или иных социальных выплат.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.05.2012 15:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх