// // Будут ли присяжные судить Изместьева?

Будут ли присяжные судить Изместьева?

334

Прозаседавшиеся

Статья "терроризм" в деле Изместьева выглядит "пугалом" для присяжных.
Фото: ИТАР-ТАСС
Статья "терроризм" в деле Изместьева выглядит "пугалом" для присяжных. Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Возможно, рекордное по срокам принятие Госдумой поправок в Уголовный кодекс РФ, лишающих суды присяжных права рассматривать дела по таким статьям, как «Терроризм» и «Шпионаж», приведёт к полному потерю контроля общества над громкими уголовными процессами, в том числе и в отношении высокопоставленных госчиновников.

Принятые Госдумой поправки в Уголовный кодекс заключаются в том, что присяжные заседатели не смогут рассматривать дела обвиняемых по ст. 205 (терроризм), ст. 206 (захват заложника), ст. 208 (организация незаконного вооружённого формирования или участие в нём), ст. 281 (диверсия), ст. 212 (массовые беспорядки), ст. 275 (государственная измена), ст. 276 (шпионаж), ст. 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти) и ст. 279 (вооружённый мятеж). Кроме того, ряд статей дополнен и расширен.

Напомним, что поправки в УК, ограничивающие суды присяжных, были внесены в Госдуму парламентом Кабардино-Балкарии ещё в 2006-м – после оправдательных приговоров по нескольким шумным уголовным делам против боевиков. А впервые с инициативой ограничить суды присяжных рассмотрением бытовых преступлений выступил экс-президент Ингушетии Мурат Зязиков. В январе 2007-го поправки в УК на голосовании поддержали всего семь депутатов Госдумы.

Зато нынешний состав депутатов проголосовал за принятие поправок в третьем чтении 12 декабря на удивление единодушно: 355 – за, 85 – против. Причём в первом чтении законопроект рассматривался всего неделю назад – 5 декабря.

В самой Думе принятие поправок вызвало бурную реакцию. К примеру, зампред Комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков, голосовавший против поправок, отметил, что несправедливые оправдательные приговоры могут выноситься судом присяжных в маленьких населённых пунктах, где все друг друга знают и на заседателей легко оказать давление. «Но сейчас мы пытаемся вывести огромный состав преступлений из-под суда присяжных. Это не только терроризм, но и всё сопутствующее. Кризис следствия мы пытаемся подменить ликвидацией суда присяжных. Серьёзный ущерб правосудию наносим и зарождаем очень опасную тенденцию».

Похоже, быстрые и праведные суды над ваххабитами могут обрушить всю систему российского правосудия. Ведь именно коллегии присяжных обычно рассматривают наиболее резонансные уголовные дела.

К примеру, взрывы и перестрелки в общественных местах во всех регионах России могут быть результатом обычных криминальных разборок или заказными преступлениями, которые могут трактоваться следствием как теракты или преступления против государственного строя.

Ярким примером может служить скандальное следствие против экс-сенатора и бывшего владельца холдинга «Корус» Игоря Изместьева. Следственный комитет при прокуратуре ещё в июне отрапортовал об окончании расследования и передаче дела для ознакомления и в суд (Изместьев настаивает на суде присяжных). В декабре, после внесения в Госдуму поправок в УК, спецслужбы неожиданно предъявили Игорю Изместьеву новые обвинения и продлили срок под стражей до марта. Стоит отметить, что из успешного предпринимателя и публичного политика сотрудники Следственного комитета уже сделали настоящего «врага народа». Изместьеву инкриминируют весь букет наиболее тяжких преступлений – от терроризма до нескольких убийств, руководства бандой, хулиганства и попытки дачи взятки. Изместьев – пока единственный в России госслужащий высшего ранга, который обвиняется по такому количеству статей УК. Теперь к этому прилагается уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере в составе группы. После Рождества исполнится вторая годовщина пребывания Изместьева в СИЗО – положенные полтора года предварительного заключения по предъявленным ему до сих пор обвинениям он уже отбыл.

По теме

По мнению защиты Изместьева, статья «Терроризм» в его уголовном деле выглядит как пугало для коллегии присяжных, а заодно позволяет спецслужбам засекретить его эпизоды. Кроме того, в деле Изместьева один и тот же эпизод – взрыв в Уфе автомобиля с охранниками Урала Рахимова в 2003 году – звучит сразу в нескольких обвинениях: в терроризме, в организации покушения на Урала Рахимова, в причинении тяжкого вреда здоровью и в убийстве. То есть фактически одно и то же обвинение трактуется следствием как несколько. При этом на момент взрыва сам Изместьев работал в предвыборной команде Муртазы Рахимова кандидатом-дублёром, а затем представлял Башкирию в СФ. Предположить, что он при этом покушался на сына башкирского президента, трудно.

Единственным доказательством причастности Изместьева к взрыву являются показания весьма заинтересованного в снисхождении главаря банды убийц Сергея Финагина. В качестве обвиняемых в причастности к взрыву проходят ещё несколько десятков человек. Выходит, что все подозреваемые в причастности к этому преступлению будут осуждены закрытыми «тройками» судей. А это существенно расширяет круг людей, которые будут осуждены фактически втайне от общества. И не только по этому делу.

К примеру, у меня есть все основания предполагать, что спецслужбы при помощи судей смогут бесконтрольно влиять на расследование и приговор по любому преступлению в отношении госчиновника или крупного бизнесмена, возбудив дело по статье «Терроризм». Это понятие в современных российских законах можно трактовать очень широко – и как «дестабилизацию обстановки», и как «намерение повлиять на органы госуправления», и как «устрашение населения». А если госчиновника, бизнесмена или иную влиятельную персону обвинят по зловещей 205-й статье, их судьбу уж точно будут решать не относительно независимые присяжные, а быстрые и лихие сталинские «тройки» судей. Чем не 37-й?

Опубликовано:
Отредактировано: 29.12.2008 13:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх