Версия // Общество // Брат Якова Свердлова стал французским генералом

Брат Якова Свердлова стал французским генералом

1717

Мон женераль!

Брат Якова Свердлова стал французским генералом
В разделе

Зиновий Пешков был авантюристом и сердцеедом, старшим братом Якова Свердлова и приёмным сыном Максима Горького, наёмником в Иностранном легионе и послом в Китае и Японии… В 1927 году он опубликовал свои мемуары, не подозревая, что самое интересное в его жизни ещё впереди. Карьера ветерана, потерявшего руку в Первой мировой войне, с началом Второй стремительно пошла в гору.

Из шести детей владельца нижегородской гравёрной мастерской Моисея Свердлова наиболее преуспели два старших сына. В юности Яков и Зиновий придерживались одинаковых взглядов. Но позже первый стал соратником Ленина и первым руководителем Советской России, а другой – союзником белогвардейцев. Один «сгорел на работе» в 33 года, второй эмигрировал и дожил до 82 лет. При этом если большевика Якова знали все жители нашей страны, то о его брате, французском генерале Зиновии, до конца социалистического строя большинство граждан СССР даже не подозревали.

Папа Горький

С семейством Свердловых дружил самый знаменитый уроженец Нижнего Новгорода – Алексей Пешков, более известный как Максим Горький. Когда в 1902 году писателя отправили в ссылку в город Арзамас, он не только взял с собой всю семью, но и пригласил 17-летнего Зиновия. В местной церкви «мещанин иудейского происхождения» Зиновий, как указано в метрической книге, крестился, после чего поменял отчество и фамилию, став Зиновием Алексеевичем Пешковым. Узнав об этом, Моисей Израилевич отрёкся от сына.

С началом в 1904 году Русско-японской войны названый сын Горького уехал в Северную Америку. Через год он встретил в Нью-Йорке и самого Алексея Максимовича. А потом отправился в Новую Зеландию, куда Пешков-старший писал ему: «Зинка, не вешай носа! Жизнь прекрасная, обширная, всегда интересное явление, умей смотреть её, умей войти в неё. Что пишу редко, не сердись, сынишка, очень некогда мне, очень рвут меня. Пришли из Зеландии что-нибудь, знакомящее с нею. Да ты пиши больше, сядь в свободный час и валяй. Так и научишься писать незаметно для себя. Ведь и я начинал с писем друзь­ям. Очень ты мне близок, знай».

Вскоре Зиновий перебрался в дом Горького на острове Капри, где провёл несколько лет, исполняя обязанности литературного секретаря, а заодно и дворецкого. В 1910 году Пешков сыграл свадьбу с дочерью казачьего полковника Лидией Бураго. «А у нас – новость: Зиновий женился, – делился Горький с художником Семёном Прохоровым. – Что делали каприйцы – и рассказать не могу! Чуть до слёз не довели меня, старика, в тот день, когда Капри встречало молодых, приехавших из Неаполя! Сколько цветов и славных человечьих рож, искренно радовавшихся чужому счастью. А потом, в воскресенье, приходили поздравлять Зиновия, все – полицейские и рыбаки, маркизы и крестьяне – 637 человек!»

Однако вскоре после этого отношения с писателем у Зиновия испортились, поскольку жена Горького, актриса Мария Андреева, не поладила с Лидией. «Зиновий, должно быть, уже уехал в Америку. Этот красивый паренёк в последнее время вёл себя по отношению ко мне удивительно по-хамски. И моя дружба с ним кончена. Очень грустно и тяжело», – сетовал Горький.

На сей раз Пешков не задержался на другом континенте. Вскоре он вернулся в Италию, а в 1914 году попытался записаться добровольцем во французскую армию. Как чужеземцу, ему отказали, и тогда Зиновий поступил в Иностранный легион.

По теме

Максим Горький дружил с семейством Свердловых. Когда в 1902 году писателя отправили в ссылку в Арзамас, он взял с собой 17-летнего Зиновия. Там юноша крестился, после чего его отец Моисей Яковлевич отрекся от сына. Новым отцом Зиновию стал Горький

Вернись в Сорренто

В ходе знаменитого сражения под Верденом в 1916 году Пешков получил серьёзное ранение. Это произошло, когда он выскочил из окопа, поднимая роту в атаку. «И в то же мгновение раздаётся треск пулемётов, и моя рука падает как плеть, – вспоминал Зиновий. – Меня самого что-то толкает, и я лечу на землю».

В госпитале под Парижем герою ампутировали правую руку по плечо. Он ушёл в отставку в чине лейтенанта, а вскоре получил от военного министерства Франции предложение отправиться в США. Там Зиновию предстояло читать лекции, подготавливая общественное мнение Америки к её участию в войне.

После Февральской революции Франция направила Пешкова своим представителем в Петроград. Во время Гражданской войны нижегородец исполнял обязанности секретаря-переводчика при дипломате графе Дамьене де Мартеле. Сначала в ставке Колчака в Сибири, затем в штабе Врангеля в Крыму. Там Зиновий познакомился с бывшим членом Временного правительства Василием Вырубовым. Позже они будут часто общаться в Париже.

В 1921 году началась Испано-франко-марокканская война, и Пешков – к тому времени капитан – вернулся в Иностранный легион. В 1925 году однорукий легионер получил ранение в ногу, став ещё и хромым. И вновь поселился вместе с семьёй Горького – на сей раз в городе Сорренто. Былые обиды забылись, тем более что с первой женой Зиновий давно расстался.

С названым сыном знаменитый писатель навсегда простился в конце 20-х. В 1932 году Алексей Максимович вернулся в СССР, а Пешков-Свердлов к тому времени служил военным комендантом в Сирии и Ливане. В 1933 году Зиновий женился на состоятельной аристократке Комбетт де Комон. «Роль, которую сыграли женщины в карьере Пешкова, колоссальна, – утверждал сын Василия Вырубова. – Он около 25 лет прослужил в Иностранном легионе, а тот всегда дислоцировался в колониях и никогда во Франции, это даже дальше, чем провинция. Там были сотни достойных офицеров, но никто не сделал такую карьеру, как Пешков. Ухажёрство ввело его во многие блестящие дома».

На короткой ноге с Чан Кайши и Макартуром

В 1940 году 55-летний легионер ушёл в отставку. Но в июне находившийся в Лондоне генерал Шарль де Голль объявил о создании движения «Свободная Франция». Пешков тут же предложил свои услуги и был произведён де Голлем в генералы. После чего вновь отправился в поездки по дальним странам. На сей раз с дипломатической миссией: договариваться о поставках оружия новому движению. В 1942 году Зиновий Алексеевич в качестве посла де Голля оказался в Китайской Республике, где установил хорошие отношения с Чан Кайши.

После войны Пешкова произвели в четырёхзвёздные генералы (при том, что у самого де Голля было лишь две звезды!) и назначили представителем Франции в Токио. Благодаря личному обаянию Зиновий сдружился с тамошним человеком номер один – главнокомандующим оккупационными войсками союзников американским генералом Дугласом Макартуром. «Макартур отказывался иметь отношения со штатскими дипломатами, – объяснял участник французского Сопротивления Николай Вырубов. – И тогда Пешкову на погоны наклеили четыре звезды. Пешков очень хорошо отстаивал интересы Франции. В Токио он был как царь. Небольшого роста, всегда держался прямо. Любил показывать себя важным человеком».

В 1950 году Пешков вновь подал в отставку – на сей раз окончательно. Но уже в глубокой старости смог оказать ещё одну услугу второй родине. В 1964 году Франция признала коммунистический Китай, возглавляемый Мао Цзэдуном. Тайвань же продолжал оставаться непризнанным, и, чтобы его правитель Чан Кайши не обиделся, президент де Голль направил к нему старого знакомого – объяснить ситуацию. 80-летний Пешков прекрасно справился с деликатным поручением.

В годы отставки у неутомимого женолюба появилась последняя любовь – писательница Эдмонда Шарль-Ру, которая была на 36 лет моложе. «Эдмонда была безумно в него влюблена, – рассказывал Николай Вырубов. – Она видела его в романтическом ореоле. А ведь Пешков был уже старик». Сама Шарль-Ру вспоминала: «Зиновий Алексеевич очень гордился тем, что в Советском Союзе два города названы именами самых близких ему людей. Нижний Новгород носил имя его названого отца Горького. А Екатеринбург в честь его брата Якова Михайловича носил имя Свердловск».

«Пешков был не как его брат, тот был человек убеждений, – резонно замечал Вырубов. – А Пешков был человек увлечений. Побывав в Канаде, Америке, Австралии, выехав из России в девятьсот пятом году, повидав весь западный мир, он уже не особенно рвался на революционную работу, которую вёл когда-то вместе с братом Яковом. У него уже были иные понятия о жизни». И всё-таки даже этого образцового космополита мучила ностальгия по утраченному отечеству. По воспоминаниям очевидцев, последние годы Зиновий Пешков провёл в своём доме, где слушал на магнитофоне русские военные песни и плакал.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 16.05.2024 12:00
Комментарии 0
Наверх