// // Без углеродного налога доля угля в энергобалансе России не сократится

Без углеродного налога доля угля в энергобалансе России не сократится

1216

На осле в XXI век

Не участвуя в реализации зеленой энергетики, страна обрекает себя на изоляцию
Не участвуя в реализации зеленой энергетики, страна обрекает себя на изоляцию
В разделе

22 апреля в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке началась процедура присоединения России к конвенции Парижского климатического саммита, прошедшего в прошлом году. В России бизнес отнесся к перспективе подписания конвенции неоднозначно. В итоге это привело к жесткому противостоянию сторонников и противников соглашения.

Единая цель

Новая конвенция должна прийти на смену устаревшему Киотскому протоколу, который предполагал квотирование выбросов в атмосферу. Ожидается, что соглашение сможет стабилизировать ситуацию по снижению выбросов СО2, концентрация которого в атмосфере создает так называемый парниковый эффект. Россия в декабре прошлого года в Париже также взяла на себя обязательства по снижению выбросов СО2.

Жесткая конфронтация

В России перспективы подписания конвенции привели к достаточно жесткой конфронтации противников и сторонников соглашения. Дело в том, что один из главных механизмов подобного меморандума – введение так называемого углеродного налога. На первом этапе, в 2020 году, предполагаемый налог должен составить 15 долларов за тонну СО2, на втором, в 2030 году, уже 35 долларов за тонну.

По словам президента металлургического холдинга UC Rusal Олега Дерипаски, единственный способ снизить вредные выбросы – это глобальный налог на выбросы углерода. Налог должен взиматься по всему миру, чтобы одни юрисдикции не получали конкурентных преимуществ над другими, а у инвесторов была определенность.

Но не все согласны с подобной точкой зрения. Против введения углеродного налога, например, активно выступает Аман Тулеев, губернатор ведущего угледобывающего региона России - Кемеровской области.

На совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева по поводу перспектив развития угольной отрасли Аман Тулеев заявил, что «установление углеродного налога приведет к закрытию десятков шахт и разрезов, сокращению 140 тыс. шахтеров, кризису во всех отраслях, связанных с углепромом, и росту тарифов на энергоресурсы в Сибири в 1,6–2,5 раза».

По словам Амана Тулеева, на предстоящем подписании парижского соглашения в первую очередь надо помнить о национальных интересах, и не идти на поводу у западных лоббистов.

Тулеев припомнил Дерипаске его заявления по поводу борьбы с глобальным потеплением. Не очень стесняясь в выражениях, кемеровский губернатор выразил мнение, что слова Дерипаски - это вовсе не патриотизм и не борьба с глобальным потеплением, «на которое ему чихать». По словам губернатора, этот шум связан с конкурентной борьбой. «Просто нужно задушить китайскую алюминиевую промышленность и вывести свою. Но в это же время ты полностью гробишь угольную генерацию», - уверен Аман Тулеев.

Волнение Амана Тулеева понять можно. Кемеровская область - один из главных поставщиков на рынок угля, которым ТЭЦ и прочие предприятия коптят чистое небо. То, что губернатор так сильно переживает из-за возможного налога, тоже вполне объяснимо. Достаточно вспомнить, как в свое время экс-депутат Госдумы Владимир Овсянников говорил, что практически везде, на каждом угольном предприятии в Кузбассе так или иначе присутствует бизнес администрации. По словам Овсянникова, «долгожители-губернаторы уверовали в свою вседозволенность и безнаказанность. Владимир Овсянников утверждал, что влияние Тулеева безгранично, оно распространяется «на все киоски, все бензоколонки и так далее».

По теме

Может быть ради сохранения человечества и стоило бы поступится материальными принципами, а не нагнетать обстановку, заявляя о гибели целой отрасли.

Полученные преимущества

Новый налог коснется не только угольной генерации. Выбросы парниковых газов осуществляют предприятия металлургии, нефтехимии, машиностроения, транспортные, нефтяные, газовые компании и т.д.

Но основной источник выбросов СО2 - все же угольная промышленность. По словам сотрудника Института устойчивого развития и международных отношений (IDDRI) Оливера Сартора, если не ужесточить существующий механизм платы за выбросы, то доля угля в энергобалансе не будет сокращаться.

Естественно, что больше всех из-за нового налога возмущаются именно производители угля. Но так ли будет чудовищен удар по российской экономике, как о нем говорят? И что дает России взамен подписания подобного меморандума?

По мнению аналитиков, парижское соглашение напрямую затрагивает вопросы конкуренции и раздела сфер влияния экономики будущего.

По словам члена правления фонда «Русский углерод» Антона Чупилко, то, что казалось год назад фантастикой, сегодня определяет облик экономик целых государств - и Китая, и Индии, и Канады. Многие страны Европы переходят на низкоуглеродную основу экономики.

«Уже через обозримое число лет на коптящем углеводороды осле будет невозможно въехать на гипермагистраль, по которой будут двигаться электрические сверхскоростные самоуправляемые болиды. Очень не хотелось бы видеть Россию, оставшуюся в "эпохе ослов"»,- говорит Чупилко.

Не участвуя в реализации зеленой энергетики, страна сама обрекает себя на изоляцию, технологическую отсталость и выполнение обязательств за счёт снижения уровня жизни и численности населения.

«Следовательно, нужно трезво оценивать обязательства, принятые на себя с целью доступа к рынкам капитала, и последствия для внутреннего производства и благосостояния»,- уверен Антон Чупилко.

Реальная угроза

По словам генерального секретаря Всемирной метеорологической организации Мишеля Жарро, СО2 - не видимая, но вполне реальная угроза. Она означает повышение глобальных температур, увеличение числа экстремальных погодных явлений, таких как паводки, таяние льдов, подъем уровня моря и увеличение кислотности океанов.

По данным ученых, за десять месяцев 2015 года средняя температура планеты оказалась на 1,02°C выше той, которую фиксировали в XIX веке (когда началось наблюдение за изменениями глобальной температуры). Порог в один градус был превышен впервые в современной истории.

Ученые полагают, что именно деятельность человека - сжигание нефти, газа и угля, - приводит к парниковому эффекту, который вызывает повышение средней температуры. Между 2000 и 2010 годами наблюдался самый мощный рост выбросов парниковых газов за последние 30 лет. По данным Всемирной метеорологической организации, в 2014 году их концентрация в атмосфере достигла рекордно высокого уровня. Так, что беспокойства стран, решивших подписать конвенцию, вполне объяснимо.

Дави на газ

Между тем стратегия развития российской экономики уже, похоже, определена. Министр природных ресурсов Сергей Донской докладывал Владимиру Путину о том, что крупнейшие эмитенты парниковых газов – Китай, США, Индия и ЕС, должны взять на себя обязательства перейти на низкоуглеродную экономику, включая переход с угля на газ при выработке энергии.

«Правильно, надо на газ переходить», – согласился Владимир Путин.

Справка

По данным ООН, подписать климатическое соглашение намерены 130 стран. Парижское соглашение вступит в силу через 30 дней после того, как по крайней мере 50 стран, производящих 55 % общемировых выбросов парниковых газов, подадут документы о ратификации. Ряд стран уже заявили о том, что готовы подать подобные документы сразу после подписания меморандума.

У стран, подписавших соглашение, появляется общие цели — не допустить подъема глобальной температуры на 2 градуса Цельсия выше доиндустриального уровня. Кроме того, они должны приложить усилия по ограничению потепления 1,5 градусами.

Все государства, присоединившиеся к договору, должны будут представлять на рассмотрение планы по климатическим действиям и обновлять их каждые 5 лет - несмотря на то, что они не носят юридически обязательный характер.

Помимо прочего, участники соглашения обязуются выделять развивающимся странам ежегодно, начиная с 2020 года .$100 млрд на финансирование экологических инициатив.

Опубликовано:
Отредактировано: 30.04.2016 10:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх