// // Бенефис Александра Пескова состоится в «Сатириконе»

Бенефис Александра Пескова состоится в «Сатириконе»

26

Король пародий

Бенефис Александра Пескова состоится в «Сатириконе»
В разделе

2 мая на сцене театра «Сатирикон» состоится большой сольный спектакль пародиста Александра Пескова «Смотрите, я играю!». Так популярный артист собирается закрыть свой театральный сезон 2004/05.

И удалиться на заслуженные каникулы. Но не для отдыха, а чтобы начать подготовку к новому шоу — «Песня года Александра Пескова», которое он представит на суд зрителей уже этой осенью. Нам же удалось поговорить с Александром прямо перед закрытием сезона и выяснить некоторые удивительные подробности из жизни «короля пародии».

— Александр, почему сцена «Сатирикона»?

— Люблю я этот театр! Благодаря билету в «Сатирикон» я стал артистом... В 1987 году приехал в Москву на конкурс артистов разговорного жанра и пошёл на премьеру «Служанок» Романа Виктюка в «Сатирикон». В те времена вместе с билетом на хороший спектакль часто продавали и билет «в нагрузку». Так я попал в Кремлёвский Дворец съездов на эстрадный концерт, второе отделение которого вёл Борис Сергеевич Брунов. Помню, зашёл к нему в 20-ю гримёрку и он сказал: «Позвоните, я на вас посмотрю». Так всё и началось. Кстати, теперь, когда я работаю в Кремле, мне всегда дают ключи именно от 20-й гримёрки... А выступая в «Сатириконе», всегда смотрю на то место и тот ряд, где сидел 16 лет назад.

Но «Сатирикон» не только судьбоносный для меня театр, с его основателем Аркадием Исааковичем Райкиным у нас что-то где-то рядом. У него маски, у меня маски... Да и сцена эта для моей работы самая подходящая.

— В вашей творческой коллекции, кажется, 68 образов: Гурченко, Орбакайте, Шульженко, Толкунова, Вайкуле, Зыкина, Шура, Моисеев, группы «Тату» и «Блестящие»...

— Уже 70! В недавнем концерте в «Олимпийском» я впервые показал ещё и Ирину Салтыкову, и Наталью Ветлицкую. А также и самого себя... У меня же своих песен уже 14.

— А как выглядит Александр Песков в образе Александра Пескова?

— Снимается чужая маска, и я остаюсь самим собой. А до этого, как любой драматический актёр, я выхожу на сцену и играю роль. Просто у меня в одном спектакле их очень много. Такой моноспектакль. Мне помогает балет, который играет номера и со мной, и без меня. Например, в номере «Монро» его первую часть играют и артисты балета, и даже мои ассистенты. А я играю Монро.

— А всё то, что вы делаете, не напоминает ли японский театр кабуки?

— Конечно! Ведь в кабуки тоже все роли исполняют мужчины. Все артисты нашего театра играют конкретные образы, а не просто выступают с танцевальными номерами. Всё по-разному, конечно, и номер от номера отличается. Но в целом — да, театр кабуки сродни нашему Театру Александра Пескова. Тот же грим, тот же макияж, те же костюмы... Фактически это и театр Шекспира. Потому что мы же знаем из истории, — посмотрите как минимум фильм «Влюблённый Шекспир», — женщин не допускали до сцены. В общем, истоки жанра, в котором мы работаем, в этих театрах.

— Вы по образованию клоун. И начинали карьеру не с пародий...

— Никогда не думал, что буду заниматься жанром пародии. И окончил я действительно Московское цирковое училище. Но получил травму — сломал позвоночник — и год лежал без движения. А потом встал и пошёл служить: сначала работал в филармониях как профессиональный артист, потом в театре как драматический актёр, где сыграл 15 ролей. Путь мой был разножанровый. И когда всё соединилось, получился такой синтез актёра, который необходим жанру пародии. Кстати, я ещё и конферировал, пока Брунов мне не сказал: «Конферанс убираем, номер оставляем». А когда 25 декабря 1987 года я впервые вышел на сцену Театра эстрады, уходить мне из жанра пародии было уже некуда.

По теме

— Кто конферировал в тот день?

— Гари Гриневич и Вадим Тонков (Вероника Маврикиевна). Это была очень весёлая развлекательная программа «Мисс эстрада», и Веронику Маврикиевну выбрали победительницей. Я тогда представлял уже Гурченко, Пугачёву, Вайкуле... Меня засунули в иллюзионный ящик, из которого я должен был выскочить на сцене.

А сердце надрывалось так, что я выпрыгнул из него как ненормальный — первый номер мой назывался «Ленинградский рок-н-ролл» в образе Агузаровой — и в этом темпоритме отработал все 12 минут. Это сегодня я работаю по 3 часа концерт, но тогда мне казалось, что за это время прошла вся моя жизнь.

— Сегодня вы не только поёте, танцуете, пишете стихи, но и рисуете эскизы костюмов. Кому давали костюмчик на выступление?

— Многие шутили по этому поводу. Например, Понаровская просила: «Дай в клипе сняться!» Всякое было. Когда звёзды смотрят, в чём я одет на сцене, им, конечно, приятно, что я так ответственно подхожу к этому вопросу. У меня же костюмы, которых на самом деле нет у артистов. Но они отвечают их образам. А знаете, сколько у меня пар обуви на концерт? Около 30.

— У вас много помощников?

— Сколько человек выходит на сцену в финале нашего концерта? Много! Шоу должно быть ярким! И его должны обслуживать хорошие руки. Как в любом театральном коллективе, у нас есть свои визажисты, постижёры. Плюс все они ассистируют. Многие работают со мной все 16 лет. Костяк коллектива хороший.

— Коллектив под названием «Театр Александра Пескова»... Здание театра предполагаете строить?

— Здание нашего театра — любая сценическая площадка страны.

(Смеётся.) Но, если серьёзно, правительством Москвы подписано письмо о выделении нам здания.

И может быть, это будет «Императорское кабаре». Тогда мы сможем возродить традиции русского кабаре, где будут и театральные постановки, и детские утренники, новогодние ёлки. Возможно, днём там будет школа для ребят, чтобы они могли обучаться эстрадному искусству, в том числе хореографии, акробатике, цирковому мастерству. Чтобы дети потом могли поступать в театральные заведения, цирковые училища. Плюс вечером спектакль, ночью театр может работать по заказу или давать какое-нибудь зрелищное представление.

— Вы будете преподавать?

— Можно многое нафантазировать, было бы здание. Возможно. Мастерство актёра скорее всего. А как? Моя основная профессия — актёр. И как режиссёр могу. Как-никак девять спектаклей мы в театре поставили за 16 лет. Ни одного приглашённого режиссёра не было в течение этих лет. Мне это самому интересно. Хотя я бы с удовольствием поработал с Виктюком...

— А сыграть у него не хотите?

— Он мне предлагал. Три раза! Но я, к сожалению, очень подчинён своему театру. А Виктюк, он тиран (в хорошем смысле слова). Мне же надо о людях думать — у всех же семьи, в общем, надо кормить коллектив.

Хотя, признаюсь, недавно я ему предложил очень любопытную идею. У меня есть друг — актёр театра и кино Саша Песков, и мне пришла отличная мысль сыграть на сцене с ним вдвоём. Если можно, пока не буду рассказывать, как это может быть, а то вдруг в следующем году это будет «Золотая маска» (улыбается). Но Виктюка я заинтересовал. Думаю, это ещё и кассовый проект: в одном спектакле играют два Александра Пескова.

— Вы ссорились когда-нибудь со своими 70 героями?

— Никогда. Но был случай с очень знаменитой певицей. Она на меня обиделась. Но не прав был я сам — показал её возраст. По молодости лет хотелось как лучше... И она попросила меня убрать её образ из шоу, хотя раньше мечтала, чтобы я её работал.

— Кроме возраста какие у вас ещё табу в создании образа?

— Я не должен быть пошлым. Потому что в зале сидит публика, которая почитает моих героев, которых я представляю как артистов. Они приходят к ним на свидание, и я не имею права быть грязным. И всё, что я делаю, — это розыгрыш. Шутка друг над другом. Как в жизни мы шутим, может быть, над родственниками.

— Как долго вам надо быть знакомым с артистом, чтобы его образ появился в спектакле?

— Сейчас я знаком практически со всеми. А раньше и Лайму делал, не будучи с ней знакомым. Показывал Аллу Борисовну, и только спустя 5 лет познакомился. Хотя она за моим творчеством следила. А потом приехала с Филиппом ко мне в Ялту на концерт. Из Севастополя. Помню, я начал работать первый номер — Чарли Чаплина, и мне сообщили, что она в зале. А в конце шоу она вышла на сцену и бросила к моим ногам цветы. Так мы познакомились. Но она мне сразу и претензии высказала, мол, почему её так мало в концерте. (Рассмеялся.) Сорок минут мы простояли в гримёрке, проговорили, а я даже стул забыл ей предложить. Она уже уходила, а я вдогонку: «Алла Борисовна! Я вам стул забыл подать!..» А она мне: «Молодой ещё, какие твои годы!»

— Здорово, когда Алла Пугачёва бросает к ногам цветы!..

— Очень приятно. (Смеётся.) А ещё меня часто путают со звёздами. Стою однажды в образе Маши Распутиной у зеркала. Подходит Юрий Айзеншпис, целует меня, обнимает: «Машулька, привет! Как дела?» Я молчу. «Ну, как ты съездила?» Я своим нормальным голосом: «Куда?» И он тихо-тихо уходит... Или иду я, например, перед выступлением в образе Леонтьева или Пугачёвой, и все расступаются. Особенный почёт, когда я уже Пугачёва. (Смеётся.)

— И каковы ваши ощущения — погреться у чужой славы?

— Скорее приблизиться к славе.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.11.2016 17:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх