// // Александр Кузнецов одним из последних видел живого Гагарина, а потом собирал его останки

Александр Кузнецов одним из последних видел живого Гагарина, а потом собирал его останки

501

На дереве висел скальп летчика

В разделе

Лётчик, сотрудник Центра подготовки космонавтов Александр Кузнецов одним из первых узнал об ужасной авиакатастрофе. К месту гибели Юрия Гагарина и Владимира Серёгина он примчался с группой спасателей спустя несколько минут. Всё, что он там увидел, до сих пор стоит у него перед глазами. Возможно, страшная картина и повлияла на его дальнейшую жизнь. Александр Георгиевич ушёл из ЦПК, но каждый год он приезжает на это скорбное место. Ныне он председатель ассоциации «Владимирлеспром». Много лет Кузнецов хранил молчание о том, что ему пришлось увидеть в тот день, 27 марта 1968 года. И только «Версии» он рассказал страшные подробности.

– Как вы оказались на этом месте?

— Тот день, 27 марта 1968 года, был обычным лётным днём для меня, моих товарищей и Гагарина с Серёгиным. С той только разницей, что у Юрия Алексеевича, пока он заканчивал учёбу в академии, образовался перерыв в лётной практике. Такого допускать было нельзя: лётчик в любом звании и должности обязан иметь определённое количество часов, проведённых в воздухе. Так сказать, подтверждать своё мастерство. Гагарин в тот день прибыл на аэродром с желанием пополнить свои лётные часы в паре с обязательным в таком случае лётчиком-инструктором. Им оказался Герой Советского Союза Владимир Серёгин.

Стоял хмурый пасмурный день, облака прямо-таки нависали над нами. На Ту-104 я с товарищами сделал несколько вылетов на невесомость, так называемые горки. Командиром моего экипажа был полковник Эмиль Суриков. Приземлились. И вдруг команда: приостановить все полёты. А моему экипажу дали срочное задание: на вертолётах барражировать окрестности аэродрома в радиусе около 30 километров. Цель — прочесать местность на предмет обнаружения упавшего самолёта.

— Вы уже знали, кто погиб?

— Нет, конечно. С 13 до 16 часов не знали, что случилось, где и как. На вертолётах делали посадки на Горьковском шоссе, в районе Черноголовки, в других точках. Останавливали колонны машин, спрашивали, не видели ли они чего-то необычного. В ответ: «Что вы имеете в виду?» Как мы могли ответить? Сами толком ничего не знали. И вдруг увидели, как внизу что-то горит. Спустились: лесники жгут костры. Потом увидели роту солдат, приземлились, но я не успел добежать до колонны, услышал в шлемофон приказ: «Приземлиться на усадьбе лесника на хуторе под названием Окулово, недалеко от села Новосёлова, что стоит на 18-м километре просёлочной дороги от Горьковского шоссе в районе города Покрова до райцентра Киржач». Вот тут-то нам и сказали, кого мы разыскиваем. В первые минуты мы не знали, живы или нет Гагарин с Серёгиным. А потом...

Нашу группу поиска возглавлял начальник медицинской службы гарнизона Калюжный. Мы тащили на себе большой шкаф, носилки, ящик с медикаментами, подручный инвентарь для раскопок. Март тогда выдался снежный, сугробы были полуметровые, мы в них просто вязли. Отшагали мы метров 500—600, вышли к просеке, и вдруг на дереве на уровне вытянутой руки человеческий скальп с частью лица.

— Вы узнали, кому он принадлежит?

— Нет, чуть позже по золотой коронке определили, что это останки полковника Серёгина. Мне и сегодня очень трудно вспоминать наши страшные находки и чувства, связанные с ними. Всё было, как в фильме ужасов. Например, мы вдруг все услышали какой-то гул, будто мотор самолёта работает. Померещилось, что вот-вот мы его увидим. Но какой там... От него же ничего не осталось. На ёлке мы обнаружили сиденье из кабины лётчика. И всё окончательно поняли. Сняли находку, положили в ящик, который всё наполнялся и наполнялся.

Не хотелось верить, что это Юрий Гагарин, первый космонавт Земли, и Владимир Серёгин. «Почему они не катапультировались?» — задаюсь я до сих пор вопросом.

По теме

— А что представляло собой это место?

— Огромную воронку. По-видимому, в последний момент пилот ориентировался на пустое пространство вокруг заброшенной церкви — ведь воронка была в 200 метрах от неё. Стойка шасси, перевёрнутое искорёженное крыло, обломки и фрагменты разных материалов... Гнетущая обстановка, мы были точно в шоке, ни один из нас, наверное, до этой минуты не испытывал в жизни ничего подобного.

Начинало темнеть, шёл шестой час вечера. Поиски надо было прекращать до рассвета. Начальник политотдела Центра подготовки, что в Чкаловском, подполковник Козлов был оставлен за старшего. Подъехал бронетранспортёр генерал-лейтенанта Мороза, начальника политотдела ВВС. Он тут же связался по рации с Главнокомандующим Военно-воздушных сил маршалом Вершининым. Прямо при нас он отрапортовал, что находится на «точке», что по первым прикидкам «оба находятся здесь». Я запомнил его слова. Потом подумал и после паузы добавил, что «второй номер стопроцентно здесь». Он имел в виду Серёгина, ведь мы доложили, что нашли его скальп. Десять человек, среди которых был и я, оставили охранять место катастрофы.

А утром приехало много людей, военных, штатских. Суета, команды, крепкие словечки... Прилетели маршал авиации Вершинин, президент Академии наук Келдыш, практически весь Центр подготовки космонавтов. С деревьев стали снимать фрагменты тел, одежды, мелких частей самолёта. Эта работа шла потом несколько дней, вся земля вокруг случившегося была чуть ли не просеяна.

— А что же всё-таки вы искали? Наверняка какое-то взрывное устройство. Покушение на первого космонавта могло быть первопричиной гибели?

— Мы собирали останки человеческих тел. Лопатами и вручную. Самолёт пропал с экрана радара через 15 минут после старта и стал не маленькой точечкой, а огромным комом металла диаметром 3—4 метра. Часть его вошла глубоко в землю, а остальное разметало на десятки метров.

Мы шли по сугробам, просматривая каждый сантиметр. Если что-то чернеющее замечали в глубине или на поверхности, засовывали руку, а там, извините, куски человеческого мяса, и, пренебрегая брезгливостью, мы извлекали их на поверхность. Всё собранное складировали в сколоченные наскоро ящики, которые затем сразу же увозили на исследование. Медики брали анализы и сделали заключение: да, это останки тел двух лётчиков — Гагарина и Серёгина. А для меня это были люди, с которыми я общался за 40 минут до полёта, до их последнего смертного часа.

— Выходит, вы были последним, кто видел Гагарина и Серёгина живыми?

— Если быть точным, одним из последних. Как сейчас помню, Юрий Алексеевич был одет в кожаную лётную куртку коричневого цвета, а Серёгин в меховую демисезонную — синего. Фрагменты этих одежд после катастрофы я определял по цвету. Такая деталь: Серёгин курил сигареты «Новость», так вот мы нашли на снегу пачку «Новости», целехонькую, в целлофановой обёртке. На пачке ни царапины. Нашли и портмоне Гагарина, в нём лежали все его документы, а также деньги крупными купюрами.

— А я слышал, как космонавт Леонов говорил, что Серёгина опознали по фрагменту части лица с родинкой.

— Возможно, и так. Но пачка сигарет «Новость» — это тоже конкретный материал для опознания. Мы-то с моим другом Петром Филатовым оказались на месте катастрофы практически первыми. И поэтому первыми делали свои выводы. Ещё ужасная деталь: стою у воронки, а сзади мне в спину тычут: «Смотри, что это?» Я сделал шаг в сторону и машинально, не глядя, взял в руки что-то мягкое и весомое. А потом понял, что это кожа со спины. Я растерялся, меня замутило, ну и швырнул находку в общую кучу. Целой нашли руку, что-то ещё... Подобрали сетчатую майку, тогда они были в моде, по-видимому, её носил Серёгин под меховой курткой...

— Александр Георгиевич, о гибели Гагарина и Серёгина написано много статей, исследований, книг. Но до сих пор до конца, как мне кажется, истина не выявлена. По-прежнему рождаются новые или муссируются старые, обросшие мхом версии и причины. Что вы думаете об этом? У вас есть свой ответ, почему это случилось?

— Могу сказать коротко, одним словом: всё это нелепость! И другое скажу: однозначно ответить трудно. Самолёт проходил тщательную предполётную подготовку. С теми, кто её проводил, я был дружен и верю, что они всё сделали как надо. Члены правительственной и других комиссий подробно допрашивали всех, кто готовил машину в полёт, занимался её обслуживанием. Ничего конкретного они не выявили. Тут ведь такая штука: истребитель — капризная машина, и если в кабине затеряется какая-нибудь неучтённая железяка, она может повлиять на управляемость машины. И по этой части к ребятам претензий не нашлось. Я даже помню некоторые фамилии моих сослуживцев по Чкаловскому центру — Алхименков, Иванов, Грунте, Пучковский... Всего нас было 40 человек.

— А ещё я слышал предположение, что во всём виноват Серёгин.

— Я думаю, это чушь. Серёгин был опытным лётчиком. Конечно, я рассуждаю со своей колокольни. Поговаривали, что пилоты перед вылетом выпили и якобы Серёгин склонил к этому Юрия Алексеевича. Но я точно могу заявить, что Серёгин был трезвенником. О нём даже анекдоты ходили на эту тему.

— Так что же могло случиться?

— Знаете, изучая местность, мы нашли осколок кабины, оргстекло, а в нём клюв птицы. Было предположение, что при столкновении с вороной произошла разгерметизация кабины. Но учёные-орнитологи утверждают, что на той высоте, на которой пребывала в момент столкновения машина, вороны не летают. То есть соприкосновение птицы с кабиной самолёта, точнее с её осколками, произошло уже при падении самолёта.

Могло случиться такое: скажем, у Гагарина неожиданно забарахлило сердце. Всякое может быть с человеком при перегрузках. Как бы повёл себя в этой нештатной ситуации Серёгин? Катапультировался бы или нет? Представляете, каким позором бы лёг на его честь и совесть такой поступок, если бы он спас только свою жизнь. Тут другое — Серёгин мог, находясь позади Гагарина, в любую секунду принять управление машиной на себя. Можно ещё предположить, что вышел из строя какой-то прибор и лётчики не сумели справиться с нештатной ситуацией.

— Вы, наверное, поседели в те дни... Такое пережить...

— В те тяжёлые дни, собираясь в курилке, мы, лётчики, обсуждали все варианты случившегося. Много говорили о Серёгине. Рассуждали так: кто-то из пилотов мог катапультироваться, но облачность была слишком низкая, изморось, худая погода.

В общем, за 37 лет со дня гибели первого космонавта планеты десятки комиссий так и не могли дать ответ, почему погибли Гагарин с Серёгиным. Просили время: дайте месяц, год, три года — мы всё выясним. Но и по сегодняшний день истина во тьме...

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.10.2016 12:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх