// // Арктические разработки пока нерентабельны, но за ними будущее

Арктические разработки пока нерентабельны, но за ними будущее

609

Лёд и «чёрное золото»

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Громкая акция активистов из «Гринписа» на нефтедобывающей платформе «Приразломная» вновь заставила задуматься: какую пользу Россия может извлечь из своих арктических владений и во что ей это обойдётся? «Наша Версия» оценила перспективность арктических разработок.

Группа экологов 18 сентября спустилась с борта судна Arctic Sunrise и на надувных лодках подошла к «Приразломной», протестуя против опасных для природы, по мнению «Гринписа», технологий добычи нефти. В итоге их арестовали на два месяца, после чего предъявили обвинение в пиратстве (от 10 до 15 лет тюрьмы). В руководстве «Гринписа» признаются, что не ожидали столь жёсткой реакции российских силовиков – в прошлом году аналогичный рейд к «Приразломной» закончился для экологов лишь выдворением с платформы.

Россия стала мишенью для экологов

На данный момент в Арктике ведут добычу углеводородов лишь три страны – Россия, США и Норвегия. У каждой свой метод добычи: норвежцы качают газ с помощью подводных платформ, поставляющих по трубам нефть и газоконденсат на берег, американцы – с помощью так называемых искусственных островов либо наклонных скважин, пробуренных с берега. Россия сделала ставку на плавучие платформы и стала мишенью для экологов, не устающих напоминать о катастрофе 2010 года в Мексиканском заливе – тогда в результате аварии на нефтедобывающей платформе, принадлежавшей British Petroleum, в воду попало 4,9 млн баррелей нефти.

«Приразломную» начали строить ещё в 1995 году на производственном объединении «Севмаш», однако из-за недостатка финансирования проект был заморожен. В 2002 году было принято оригинальное решение: нижнюю – так называемую кессонную – часть платформы будет достраивать «Севмаш», а собственно нефтедобывающую надстройку, состоящую из бурового, жилого и технического модулей, планировалось срезать с выведенной из строя иностранной платформы. В результате получился гибрид – в качестве «донора» надстройки была куплена списанная буровая платформа Hutton 1984 года постройки (при этом срок службы самой «Приразломной» был определён в 25 лет).

В 2011 году «Приразломная» наконец была официально принята заказчиком (ООО «Газпром нефть шельф») и отбуксирована к месту работы в Печорское море. Добычу планировалось начать через год. Однако в сентябре 2012 года акция «Гринписа» на «Приразломной» вызвала реакцию Минприроды, последовали проверки, в итоге «Газпром» объявил о переносе сроков начала добычи на сентябрь 2013 года «по соображениям безопасности».

К тому моменту объём вложенных в проект средств уже превысил 4 млрд долларов, а год простоя эксперты оценивали примерно в 200 млн долларов упущенной прибыли: максимальный объём ежегодной добычи на платформе оценивается в 6,6 млн тонн, а общий запас месторождения – в 72 млн тонн. При этом экологи в принципе сомневаются в рентабельности освоения шельфа.

«Та же «Приразломная» будет в самый пиковый момент своей деятельности давать 7 млн тонн нефти в год, а это меньше 2% того, что добывает сейчас Россия. Да и весь Арктический шельф (в лучшем случае) до 2030 года будет обеспечивать меньше 3%. Иными словами, это абсолютно экономически бессмысленные проекты», – говорит эксперт «Гринписа» Владимир Чупров.

Все арктические проекты могут быть заморожены

По теме

В то же время учёные признают, что Арктика до сих пор была и остаётся одним из самых чистых уголков планеты. Связано это, однако, не столько с усилиями активистов природоохранных организаций, сколько с нерентабельностью сколько-нибудь активной промышленной деятельности в регионе с экстремальными природными условиями. Тот же «Газпром» был вынужден заморозить другой амбициозный проект – освоение Штокмановского газового месторождения – безо всяких протестов экологов, а лишь по экономическим причинам. Объёмы запасов газа на Штокмане оцениваются в 3,8 трлн кубометров – это одно из самых больших месторождений в мире. К работе над проектом в разное время привлекались норвежская StatoilHydro, французская Total, американские Chevron и ConocoPhillips – иностранные компании должны были поделиться с российскими партнёрами своими технологиями добычи газа в столь сложных условиях. Добыча должна была начаться до конца 2017 года, однако несколько месяцев назад «Газпром» отодвинул этот срок ещё на два года. В этом году было принято решение временно прекратить реализацию проекта.

Точной оценки объёмов углеводородных запасов Арктики не существует. ООН называет цифру в 100 млрд тонн нефти и 50 трлн кубометров газа, имея в виду уже разведанные запасы. Геологические службы США и Дании оценивают арктические нефтяные запасы скромнее – 83 млрд тонн, или 13% от всех неразведанных мировых запасов. Объёмы неразведанного газа могут оказаться ещё более значительными и достигать 1550 трлн кубометров. Большая часть нефти залегает вблизи побережья Аляски, а основные газоносные поля располагаются у берегов России.

«При этом освоение ресурсов Арктики можно считать успешным при цене нефти выше 100 долларов за баррель. Проблема в том, что большинство запасов углеводородов трудноизвлекаемо. И даже с учётом налоговых послаблений, если цена нефти будет существенно ниже, все арктические проекты могут быть заморожены», – предупреждает аналитик ИК «Метрополь» Сергей Вахрамеев.

Северные страны захотели застолбить шельф

И тем не менее, ориентируясь на будущее, когда все легкодоступные запасы углеводороводов будут исчерпаны, северные государства рассматривают Арктику как ценную территорию. А там, глядишь, появятся новые технологии, позволяющие повысить рентабельность разработки арктических месторождений. Поэтому Арктика стала ареной не только международного сотрудничества, но и геополитического противостояния. Все страны – члены Арктического совета, в который помимо России входят США, Канада, Швеция, Исландия, Норвегия, Финляндия и Дания, принимают активные меры для сохранения природных богатств региона.

Так, на прошедшем в конце сентября в Салехарде Арктическом форуме Владимир Путин озвучил планы по увеличению природоохранных зон, составляющих сейчас 6% российских арктических территорий, в несколько раз. В то же время экология зачастую становится не целью, а инструментом в споре.

«Есть спорная зона, которая поделена между Россией и Норвегией. Норвежцы два года проводили в своей части зоны геофизические исследования, и никаких протестов со стороны «зелёных» не наблюдалось, – отмечает член-корреспондент РАН, заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский. – Но стоило нашим учёным начать точно такие же исследования, «зелёные» устроили бурные эксцессы. Такая выборочная, пристрастная «забота» о природе наводит на размышления». Возможно, экологи были политически мотивированы и действовали в интересах норвежских конкурентов. Правда, стоит вспомнить, что норвежцы практикуют подводный метод разработки, который не оставляет активистам простора для публичных акций.

В 2001 году Россия первой из арктических стран подала в ООН заявку на расширение своей экономической зоны за пределы установленных международным правом 200 миль. Заявка была отвергнута ввиду недостатка доказательств принадлежности шельфа. В 2007 году в ходе арктической исследовательской экспедиции «Арктика-2007», организованной российскими учёными под руководством известного полярника и на тот момент вице-спикера Госдумы Артура Чилингарова, было совершено погружение двух глубоководных аппаратов, «Мир-1» и «Мир-2», в районе Северного полюса. На дно океана были установлены два титановых флажка — российский и с логотипом «Единой России». Однако основная задача экспедиции заключалась в исследовании подводного хребта Ломоносова с целью доказать его принадлежность к российскому береговому шельфу.

Политики северных стран нервно отреагировали на установку флажков на дне Северного Ледовитого океана. США и Канада практически сразу же объявили о подготовке собственной совместной экспедиции. Копенгаген же подтвердил свою позицию относительно принадлежности хребта Ломоносова: подводная цепь является продолжением континентального шельфа Гренландии, находящейся под суверенитетом Дании.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.10.2013 15:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх