// // Александр Васильев: Половина Парижа сейчас ходит в драных сибирских шапках-ушанках

Александр Васильев: Половина Парижа сейчас ходит в драных сибирских шапках-ушанках

675
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Александр Васильев позиционирует себя как историк моды. Именно в этом качестве с недавних пор он и стал популярен. А тут ещё и работа телеведущим… Впрочем, историк так историк – хорошо, что на телевидении всё-таки появляются по-настоящему образованные, эрудированные и ироничные люди. Ведь даже в той передаче, которую он ведёт, далеко не все такие…

–Что такое, по-вашему, мода?

– Мода – это манера жить.

– И она проявляется во всём?

– Да, конечно. Она проявляется в интерьерах, в машинах, музыке, танцах, словах, причёсках, макияжах, одежде и даже в собаках.

– Вы верите таким людям, которые говорят, что не следят за модой?

– Таких людей, на мой взгляд, просто не существует. Да, они могут не следить, например, за модой в одежде, но они следят за модой в машинах, в телепередачах или даже за модными словечками. Не следить за модой просто невозможно, потому что это происходит самопроизвольно. И лишь только Робинзон Крузо, который, как известно, жил на необитаемом острове, мог удержаться от моды, потому что был там один со своим Пятницей.

– Как вы думаете, теперь у нас люди стали обращать на моду больше внимания?

– Конечно, больше. Знаете, у нас люди одеваются очень неплохо, и я бы даже сказал, гораздо наряднее, чем в столице моды Париже.

– Так стало происходить после телепередачи, которую вы теперь ведёте или вообще?

– Мне об этом трудно судить, стали наши люди так одеваться после передачи или вообще, потому что я веду её совсем недавно – только шесть месяцев, а это очень мало. Можно сказать, просто детский срок. А потом посмотрим, лет через шесть.

– Детский срок, но отнюдь не детская аудитория…

– И тем не менее срок слишком небольшой, чтобы делать какие-то глубокие выводы.

– Что вам и как человеку, и как художнику дала эта передача?

– Во-первых, конечно, огромную популярность, причём как в нашей стране, так и за рубежом. Только у нас в стране у неё огромный рейтинг: ежедневно смотрит 32% населения. А ещё её смотрят в республиках бывшего СССР и наши соотечественники в дальнем зарубежье, например в США и Австралии, во Франции и в Японии. То есть просто нет страны, где бы русскоязычная публика не смотрела эту передачу.

– А России эта передача что-то дала или об этом тоже пока рано говорить?

– Да, конечно дала. На мой взгляд, женщины стали стараться одеваться менее вульгарно и более элегантно. Кстати, это и является моей целью.

– Не смешны ли вам некоторые персонажи, которые участвуют в этой передаче? Вы их, что называется, тянете на свет, а они почему-то сопротивляются этому…

– Мне трудно судить. Есть такая пословица: «Чужая душа – потёмки». Так что я никак не могу знать, что у них реально на душе. Кто-то приходит для того, чтобы просто прославиться, потому что участие в такой популярной телевизионной передаче принесёт им популярность в том городе, откуда они приехали; кто-то приходит только для того, чтобы получить бесплатную одежду от Первого канала, что всё-таки тоже немаловажно; кто-то – из-за тщеславных побуждений, потому что хочет снискать популярность в кругу своих друзей и семьи… А кто-то и действительно нуждается в реальном совете. И узнать, кто и с какой такой определённой целью пришёл на передачу, нам за время съёмки порой совсем не удаётся.

По теме

– Но ваша ирония подчас очень заметна. Я знаю это потому, что моя супруга смотрит вашу передачу почти каждый день.

– Наверное, это означает, что она очень хорошо сделана.

– Знаете, у меня есть стойкое ощущение, что ходить по магазинам, и особенно по магазинам одежды, – это как-то не по-мужски. Ровно через пять минут меня в них всё начинает бесить и просто становится душно.

– Что значит «не по-мужски»? А разве мужчина должен всё время ходить только в синих сатиновых трусах и майке-алкоголичке? И то, что в магазинах одежды вам становится душно, это, по-моему, совершенно глупая отговорка. Потому что если мужчину послать, скажем, на рынок автомобилей, то он там будет ходить часами и ему уже не будет душно от выхлопных газов. Всё дело в привычках. Просто у нас многие люди не любят делать покупки, не умеют этого делать и у них не развит вкус. Зато другие делают это с огромным удовольствием. А женщина просто возьмёт и моментально сбежит с авторынка, сказав, что ей там неинтересно.

– Как вы думаете, законодатель мод – это по-прежнему Париж?

– Париж, Милан, Лондон, Нью-Йорк… Есть много столиц моды.

– В этом смысле их что-то объединяет или каждая из этих столиц привносит что-то своё?

– В этих городах проходят показы высокой моды и прет-а-порте. В результате этих недельных показов определяются цвета, сочетания, формы и пропорции одежды на будущий сезон. Такие показы проходят и в Москве, но они не носят международного характера. Это то же самое, что проводить такие же показы, например, в Киеве или Будапеште.

– Почему?

– Потому что все знают, что русские дизайнеры всё равно не имеют магазинов за границей. Так что иностранным корреспондентам нет никакого смысла рассматривать их работы. У нас нет ни одного дизайнера с разветвлённой и уникальной сетью бутиков за рубежом, в этом смысле Россия – своего рода закрытое государство. Поэтому иностранцам абсолютно неинтересно, ведь нет никакой коммерции. А если у нас и есть коммерция, то только на внутреннем рынке.

– То есть, для того чтобы в каком-то смысле России стать законодательницей мод, нужно обязательно развивать коммерцию?

– Да, обязательно. И, конечно, нужно иметь свои продажи за рубежом – в Париже, Милане, Нью-Йорке и Лондоне. Нужно иметь там серию, скажем, парфюмерных продуктов или линию аксессуаров и чтобы всё это там продавалось и имело хотя бы какой-то минимальный успех. А сейчас, кроме Дома моды «Ирфе», который открылся в Париже на русские деньги, я не могу назвать ни одного, который на международной арене имел бы мало-мальский успех. И только по этим причинам нами пока не будут интересоваться.

– Но хоть что-то мы, Россия, привносим в мир моды?

– Знаете, что самое модное в этом сезоне? Это сибирская шапка-ушанка и валенки! Половина Парижа сейчас ходит в драных шапках-ушанках, и именно это является самым важным направлением нынешней зимы!

– Но ведь наша шапка-ушанка в фавориты моды вырывается далеко не в первый раз?

– Нет, это происходит не так часто, как может показаться. Ведь раньше она всем казалась просто дурацкой, а сейчас её вот как-то полюбили. Особенно в связи с похолоданием в Европе этой зимой.

– Раз уж мы заговорили об этом головном уборе, то можно назвать шапку-ушанку хотя бы в этом временном отрезке некоей универсальной модой?

– Можно сказать так: её носят и мужчины и женщины, и негры и китайцы.

– Да, это смешно! И они же носят джинсы и кроссовки. Можно сказать, что это тоже некая международная универсальная мода?

– Да, безусловно, и джинсы и кроссовки – это международная универсальная мода. Но всё-таки зимой кроссовки, по-моему, никто не носит.

– Зато зимой наши девушки, как совсем юные, так и постарше, носят такие вещи, чтобы был виден пупок. Соответственно и поясница тоже голая. Этот вопрос для меня особенно болезненный, ведь я тоже папа и моя дочь в этом смысле совсем не исключение. Когда в 20-градусный мороз идёшь по улице и видишь подобное, то просто слов нет – одни междометия! И когда же исчезнет эта проклятая мода на голые пупки?

– Голые пупки уже абсолютно не модны в Европе. Эта мода пришла к нам из Индии, где все женщины традиционно ходят с голыми пупками. Естественно, такая мода надолго не прижилась бы в России, если бы у нас было должное количество мужчин. Но поскольку наше население состоит из 62% женщин и только 38% мужчин, то в российской женской одежде очень высоко ценится сексапил. Женщины пытаются привлечь своего возможного партнёра именно своей наготой.

– Причём даже в морозы…

– Это всё, знаете ли, из-за того, что у молодёжи есть желание познакомиться даже и в холодное время года.

Александр Саргин
Опубликовано:
Отредактировано: 26.01.2010 15:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх