// // 1905–2005: как и 100 лет назад, в России сложилась революционная ситуация

1905–2005: как и 100 лет назад, в России сложилась революционная ситуация

38

Скоро? Грянет? Буря?

1905–2005: как и 100 лет назад, в России сложилась революционная ситуация
В разделе

Ровно 100 лет назад в Москве бушевало вооружённое восстание, которое считается пиком первой русской революции 1905—1907 годов. А история, как известно, движется циклично, по спирали. «Версия» решила проверить, насколько реально выглядит канва тех событий на фоне нынешних политических реалий.

Для начала напомним, что, согласно классику революционной теории и практики Владимиру Ульянову-Ленину, для создания нужной ситуации необходимы три фактора: «низы не хотят», «верхи не могут» и «обнищание масс». По данным ВЦИОМ, 25—30% жителей современной России считают, что наша страна стоит на пороге революции. 75% не нравится экономический курс правительства. В 1905 году тоже всё начиналось с обычных экономических требований — повышения заработной платы и сокращения рабочего дня.

Борис Савинков и Иван Каляев в 1905 году были безвестными революционными студентами

2005 год был столь же необычным в новейшей истории России. Митинги против монетизации льгот охватили почти половину субъектов РФ. Причём, как правило, их участники не ограничивались выслушиванием стандартных речей трибунных ораторов и принятием бесполезной резолюции. Митингующие действовали радикально, перекрывая автомагистрали. Причём на борьбу за свои права поднялись те, кто власть обычно поддерживает, — пожилые люди. А впереди россиян ждут и другие нововведения — реформы здравоохранения, образования и т.д. Генералы грозятся лишить студентов отсрочек от армии. А именно они составляли костяк революции 1905 года. Не случайно среди участников волнений в Петербургском университете были Борис Савинков, Иван Каляев и Георгий Носарь — будущий председатель Петербургского совета рабочих депутатов.

В отличие от митингующих столетней давности нынешние не преисполнены веры в справедливость власти. По крайней мере никаких попыток коллективного вручения петиций президенту наподобие шествия к Николаю II в Кровавое воскресенье не наблюдалось. Но в октябре 1905-го уже 77% россиян требовали: «Долой самодержавие!»

Интеллектуальная элита на стороне оппозиции

Кризис верхов и тогда и сейчас касается всех ипостасей — интеллектуальной, федеральной, региональной и бизнес-элиты. В 1905 году часть её требовала, а другая, пусть и втихомолку, но ждала изменений. Так, столичная интеллигенция, собиравшаяся в здании Вольного экономического общества, резко осуждала деятельность властей, собирала средства в помощь семьям убитых рабочих и даже на оружие. В 2005-м в интеллигентской среде столь же модно поддерживать национал-большевиков либо оппозиционных демократов.

1905 год стал и годом кризиса тогдашней федеральной элиты. Один за другим ушли в отставку два министра внутренних дел, а затем и всё правительство. Царь вначале подписал Манифест о создании Думы, а спустя несколько месяцев (уже в 1906 году) передумал и разогнал её. Кстати, тогдашний глава страны, по свидетельству современников, обладал удивительно ровным характером, отлично говорил на немецком, был прекрасно образован и приучен к сдержанности. Ещё одно пересечение исторических параллелей! Как и тогда, за влияние на царя, а сейчас за «доступ к телу» воюет изрядное число конкурирующих между собой групп влияния.

Малоизвестный, но всё-таки факт: одним из скрытых моторов первой русской революции была региональная элита. Богатые землевладельцы собирались на закрытые встречи в ресторанах и своих домах (например, у Владимира Набокова) и вели «возмутительные» разговоры, например, о необходимости учредительного собрания. Их не устраивало, что решения в стране принимаются без их участия — образованных и состоятельных людей. Был даже создан официальный Союз земцев-конституционалистов, который входил в поддержавший стачку объединённый «Союз союзов».

По теме

Кудрин не зря обвинял губернаторов в заговоре

В 2005 году региональная фронда тоже существует, но она ещё более осторожна. Для начала местные власти непривычно спокойно отреагировали на массовые несанкционированные беспорядки. Министр финансов Алексей Кудрин даже обвинил губернаторов в «заговоре». И это неудивительно: ведь последние административные реформы ударили по главам регионов. Во-первых, они лишились изрядной доли бюджетных доходов. Во-вторых, их пребывание на посту зависит теперь не от избирателей, а от кремлёвских чиновников. А последние готовы в любую минуту использовать губернаторов и президентов в качестве «козлов отпущения».

Наконец, среди тех, кто спонсировал первую русскую революцию, были крупнейшие русские промышленники, банкиры и торговцы. Более того, знаменитый купец Александр Гучков возглавлял партию «октябристов». Кстати, Гучков, как и многие другие промышленники и купцы, был старообрядцем. Российская власть фактически запрещала эту веру. Лишь благодаря революции 1905 года они сумели добиться равных для себя религиозных и гражданских прав.

Среди нынешней российской бизнес-элиты тоже хватает скрытой оппозиции. И дело не только в деле ЮКОСа, ставшем средством устрашения для финансовых и промышленных магнатов. У отечественных бизнесменов есть и ещё одно серьёзное основание для опасений за свои доходы. Предстоящие реформы здравоохранения, образования, ЖКХ и т.д. являются теми условиями, на которых Россия в 2006 году получит приглашение в ВТО. Для западных компаний откроется весь рынок услуг, как и прочие сферы — промышленные и финансовые. Очевидно, что наши магнаты не смогут тягаться с транснациональными гигантами и вскоре уйдут на вторые роли в родной стране. Глава «Северстали» Алексей Мордашов, открыто выступающий против вступления России в ВТО, озвучивает взгляды целой группы своих VIP-коллег.

Эсеры стали «нацболами», кадеты — «яблочниками», а «октябристы» вступили в СПС

Принцип «есть такая партия» в нашем случае также имеется. Тогда, в 1905-м, ведущими партиями были кадеты, социал-демократы, «октябристы» и «черносотенцы». Кадеты (конституционные демократы) — первая легальная либеральная партия — исповедовала европейские принципы. Её опорой была интеллигенция — врачи, инженеры, адвокаты, писатели, а также либерально настроенные дворяне и буржуазия. В 2005-м эту роль играет партия «Яблоко».

Группа «Союз 17 октября» была партией крупных промышленников, банкиров, помещиков. Будучи праволиберальной партией, она стояла за конституционную монархию. Сейчас эту нишу занимает СПС.

РСДРП — это, понятное дело, предтеча нынешней КПРФ. Те, кто раньше становился эсером (социалистом-революционером), сейчас, как правило, идёт в НБП. Власть старалась не выпускать радикальную оппозицию из-под своего контроля — чего стоит хотя бы глава боевого отряда эсеров Евно Азеф, оказавшийся агентом охранки. Удаётся ли ей в полной мере контролировать радикалов сейчас, тоже станет известно лишь спустя годы.

Единственным отличием политической карты начала XX века от нынешней было то, что нишу партии власти занимали «черносотенцы» во главе с Союзом русского народа. Заветная мечта для руководства партии «Родина»! Как и у неё, у «черносотенцев» группу поддержки составляли мелкие городские лавочники и рабочие. Похоже, история партии власти идёт по тому же пути.

Из кавказцев делают евреев

В октябре 1905-го в Российской империи произошло 690 погромов против «врагов русского государства». Среди 1622 погибших и 3544 раненых, чьи личности удалось идентифицировать, были не только евреи, но и сотни русских, украинцев, белорусов, армян, грузин, азербайджанцев. Деление на избивавших и избиваемых осуществлялось не только по национальному, но и по политическому признаку. Излюбленными объектами нападения для «чёрной сотни» были революционеры, демократическая интеллигенция и учащаяся молодёжь. Как правило, эти понятия совпадали в одном лице. В Томске, Твери и Феодосии толпа окружала и сжигала здания, где собирались революционеры.

По теме

Между прочим, есть версия, что все октябрьские погромы были организованы царским правительством против «инородцев» и интеллигенции как наиболее активных участников революционного движения. Бесправное положение «инородцев» внушало уверенность, что власть сочувствует их преследованиям. Сами погромщики, не сомневаясь в одобрении сверху, распускали слухи, что «царь дозволил три дня бить крамольников». В массах разжигались ксенофобские настроения, распространялись слухи об избиении «инородцами» русских, об осквернении ими христианских святынь и царских портретов и т.д. Только в Одессе погибли около 500 человек. В те дни всю Россию облетел ответ градоначальника Нейдгарта жителям, умолявшим прекратить погром: «Я ничего не могу сделать, вы хотели свободы». Но вместо того, чтобы напугать «инородцев» и отвлечь её от революционной деятельности, погромы достигли обратной цели — «инородная» молодёжь радикализировалась и ринулась в революционный террор.

Похоже, что история учит только тех, кто желает её постигать. Вновь разжигаются погромные настроения. Только место евреев заняли кавказцы. А Союза русского народа — Движение против нелегальной иммиграции. В остальном ничего не изменилось. «Патриоты от власти» также распространяют слухи об избиении «инородцами» русских, об осквернении христианских святынь. Те же разговоры об их выселении из столицы и прочих «русских» крупных городов, то есть за такую же «черту оседлости», что когда-то была уделом евреев...

И последнее: политикам, заботящимся о будущем России, необходимо осторожно использовать слова «национальное», «русское», «славянское», «коренное», как разрушающие российскую государственность. Любые шовинистические призывы вредны для неё. Если кто не верит, пусть взглянет повнимательнее на историю первой русской революции 1905 года.

И в 1905-м, и сейчас самые активные профсоюзы — транспортные

Попробуем примерить поэтапную хронику первой русской революции на сегодняшний день. Напомним, что Всероссийская октябрьская политическая стачка началась с забастовки железнодорожников Москвы, Санкт-Петербурга и Урала. А уже 7 октября центральное бюро Всероссийского железнодорожного союза объявило о прекращении движения поездов, работы в депо и мастерских по всей России. К действиям этого профсоюза затем присоединились рабочие металлургических заводов, горняки, печатники, текстильщики, служащие почты, телеграфа, учащиеся. Стачка стала всероссийской, охватив и центр России, и национальные окраины, и Сибирь. В ней участвовало свыше 2 млн. человек.

Вряд ли стоит ждать столь решительных действий от нынешней конформистской Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР). Тесный партнёр власти, она, как и в советское время, её «приводной ремень». Но — ещё одна историческая параллель! — наряду с официозной ФНПР есть и альтернативные профсоюзы: Всероссийская конфедерация труда (ВКТ) и Конфедерация труда России (КТР). Самая активная сила КТР — профсоюз локомотивных бригад железнодорожников, а в ВКТ — профсоюз работников метрополитена. Они хотят настоящей, а не показной борьбы за свои права. Ну как, похоже?

Сельская глубинка и тогда, и сейчас — на периферии политических процессов. В 1905-м осталось практически незамеченным даже создание независимой «крестьянской республики». Она была образована 31 октября 1905 года в селе Маркове Волоколамского уезда Московской губернии и потому названа Марковской республикой. Просуществовала она почти год, оставаясь в стороне от других восстаний и бунтов. Более известны события в другом месте Подмосковья — Ивано-Вознесенске, где власть фактически перешла в руки Совета трудовых депутатов. Центром же революции стала в 1905-м Москва. 6 декабря представители конференции 29 железных дорог России, съезда Всероссийского почтово-телеграфного союза и польского пролетариата приняли постановление: объявить в Москве 7 декабря всеобщую политическую стачку и перевести её в вооружённое восстание. На следующий день с 12 часов дня забастовали почти все рабочие и служащие крупных фабрик и заводов, железных дорог (кроме Николаевской), предприятий городского хозяйства — всего свыше 150 тыс. человек. К этой стачке примкнули рабочие 33 городов. Почему именно Москва была центром первой русской революции? Потому что в отличие от Санкт-Петербурга её политическая оппозиция была левее и радикальнее по своим взглядам. Сейчас большой разницы между двумя столицами нет. И в той, и в другой хватает леворадикалов, готовых заняться подготовкой вооружённого восстания.

По теме

На Красной Пресне стреляли из артиллерийских орудий и в 1905-м, и в современной России

Признанный кулинар «поваренной книги революции» Владимир Ульянов-Ленин учил: «Восстание есть искусство. Силы, против которых приходится бороться, имеют все преимущества строгой организованности, дисциплины и установившегося авторитета. Оборонительная тактика — смерть для вооружённого восстания. Надо привлекать колеблющиеся элементы, которые всегда идут за тем, кто дерётся увереннее. Чтобы достать оружие, требуется организовать разграбление оружейных лавок и арсеналов. Нужно заранее выяснить, где имеет смысл строить баррикады, где удобнее всего прервать пути сообщения, телеграфы и телефоны, где расположены оружейные магазины и склады, какими способами всё это охраняется...»

Штаб восстания находился в реальном училище Фидлера на Чистых Прудах, близ Покровского бульвара. 9 декабря правительственные войска после артиллерийского обстрела захватили его, убив трёх человек и ранив 15. В ответ началось строительство баррикад во всех районах Москвы. Их защищали боевые дружины, насчитывавшие около 2 тыс. вооружённых и около 4 тыс. невооружённых бойцов.

В руках восставших оказались Большая и Малая Бронная улицы, которые обороняли студенческие дружины, Большая и Малая Грузинская улицы, Пресня, Миусы, Симоново. У революционеров был план: зажать в Садовое кольцо центр Москвы, продвигаясь к нему из окраин. 11 декабря в газете «Известия» были опубликованы «Советы восставшим рабочим»: «Действуйте небольшими отрядами человека в три-четыре. Пусть каждый из них выучится быстро нападать и быстро исчезать. Не занимайте укреплённых мест. Войско их всегда сумеет взять или просто разрушить артиллерией. Нашими крепостями будут проходные дворы, из которых легко стрелять и легко уйти».

Самыми успешными были действия восставших в Симоново-Рогожском. Рабочие завода «Динамо», трубопрокатного завода Гана и других организовали дружины, изгнали полицию и объявили о создании Симоновской республики, защищённой баррикадами. Кроме того, кровопролитные уличные бои велись в Замоскворечье. Там опорными пунктами восставших были типография Сытина (ныне Первая образцовая) и фабрика Цинделя (ныне Первая ситценабивная). Дружины Миусского трамвайного парка вели сражения в Бутырском районе.

Упорные сражения шли на Каланчёвской площади. Дружина Московско-Казанской железной дороги несколько дней штурмовала Николаевский (ныне Ленинградский) вокзал, чтобы не допустить переброски правительственных войск из Санкт-Петербурга.

Но главным центром восстания стала Пресня, где борьбой руководил районный совет. Штаб её обороны размещался в Прохоровской мануфактуре (ныне комбинат «Трёхгорная мануфактура»). Первые баррикады появились на Горбатом мосту (близ нынешнего Белого дома) и улице Большая Пресня. Число дружинников достигало 700 человек, а вооружение — около 300 винтовок, револьверов и охотничьих ружей. Пресня оставалась в руках восставших до 16 декабря — даже после того, как 14 декабря партии меньшевиков и эсеров, признав поражение, распустили свои боевые дружины.

История уже один раз напомнила о себе. В октябре 1993 года та же Пресня вновь стала местом уличных боёв на том же Горбатом мосту, с одной стороны, и артиллерии правительственных войск, с другой. Повторится ли история в третий раз?

Власть в 1905-м спасли «питерские силовики»

И в первый, и во второй раз слабым местом «поваренной книги революции» стали силовые структуры. Хотя в горячие дни 1905-го было около 200 антиправительственных выступлений солдат — в Харькове, Ташкенте, Киеве, Варшаве и других городах, — все они были легко подавлены. Та же участь постигла и флотские восстания на броненосце «Князь Потёмкин-Таврический», на крейсере «Память Азова», в морских гарнизонах Свеаборга, Кронштадта. Самым крупным из них был мятеж Черноморской эскадры под командованием лейтенанта Петра Шмидта. Между ней и правительственными кораблями состоялось настоящее сражение. Шмидт и ещё трое руководителей мятежа были приговорены к смертной казни, а 27 человек отправлены на каторгу.

Московский гарнизон власти тоже считали ненадёжным. В первые дни восстания из 15 тыс. солдат лишь около 5 тыс. — 1350 пехотинцев, 7 эскадронов кавалерии, 16 орудий, 12 пулемётов — были сосредоточены у Манежа и на Театральной площади, чтобы удержать правительственные учреждения. Остальные солдаты были разоружены и заперты в казармах.

Революция была подавлена лишь переброской из Санкт-Петербурга в Москву лейб-гвардии Семёновского полка. Под конец ему помог ещё и прибывший из-под Варшавы пехотный Ладожский полк. Они обеспечили абсолютное превосходство над восставшими. В результате артиллерийского обстрела от Ваганьковского кладбища, Кудринской площади и Дорогомиловского моста были разрушены баррикады у зоопарка и на Пресне, подожжены дома. Военные захватили Прохоровскую мануфактуру и соседний Даниловский завод, где находились остатки повстанцев. В ходе карательной операции были убиты 1059 человек, в том числе 137 женщин и 86 детей. Одновременно были жестоко подавлены вооружённые восстания в Сормове, Нижнем Новгороде, Харькове, Ростове-на-Дону, Екатеринославле, Красноярске, Чите... Революция пошла на убыль.

Кроме «питерских силовиков» победу власти в 1905-м обеспечил ещё один фактор. Европейские государства оказали российскому правительству большую финансовую помощь на дело подавления революции, дав крупный денежный заём. Захочет ли в случае необходимости попользоваться «контрреволюционной» помощью Запада нынешняя власть? Вслед за 1905-м последовал 1917-й. Вслед за 1993-м?..

Опубликовано:
Отредактировано: 20.11.2016 23:51
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх