// // 16-процентный рост уровня преступности в армии победит крутой генерал Суровикин

16-процентный рост уровня преступности в армии победит крутой генерал Суровикин

388

Полицейская операция

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Спустя год после отказа от создания военной полиции в Минобороны передумали. В начале июля министр обороны заявил, что до конца 2011 года в России всё-таки появится новый инструмент борьбы с беззаконием и беспределом, творящимся в казармах. Анатолий Сердюков напомнил: цели, задачи и структура этого института были утверждены год назад, но тогда военная полиция не появилась в силу стечения неблагоприятных обстоятельств. Военный чиновник также отметил, что одной из вероятных кандидатур на пост руководителя новой структуры является генерал Сергей Суровикин, ныне первый заместитель командующего войсками Центрального военного округа. Личность героическая и одиозная.

На самом деле идея создания военной полиции как главного средства борьбы с дедовщиной была озвучена ещё в 1998 году. Предполагалось, что полицейские в порядке эксперимента появятся в двух военных округах и на Северном флоте, но этим смелым планам так и не суждено было начаться из-за отсутствия финансирования. В следующий раз о полиции заговорили в 2006 году. Именно в это время в армии произошла череда громких скандалов, связанных с неуставными отношениями в войсках. Самой громкой стала история рядового Андрея Сычёва, который после издевательств сослуживцев из Челябинского танкового училища остался калекой.

До дела дошло только в 2009-м. В Главном управлении боевой подготовки и службы войск ВС РФ попытались разработать структуру нового подразделения, но по иронии судьбы сразу после выполнения этого поручения управление прекратило своё существование. Тем не менее по тогдашнему замыслу полицейским в армии предстояло передать функции обеспечения безопасности военной службы и военных комендатур – они должны были заниматься патрулированием в гарнизонах и охраной гауптвахт. И, само собой, отдельной строкой прописывалась борьба с неуставными отношениями и прочими сугубо гражданскими преступлениями, которых становится всё больше и в армии: кражами, мошенничеством, вымогательством и хулиганством.

В конце 2009 года в Генштабе заявили, что создание военной полиции можно считать свершившимся фактом и к появлению в 2010 году новой структуры всё готово. Предполагалось, что подчиняться полиция будет напрямую первому заместителю министра обороны. Однако уже в апреле 2010 года от проекта неожиданно отказались, а все приказы по его реализации были отменены. Статс-секретарь Министерства обороны Николай Панков объяснил сложившуюся ситуацию тем, что «на данном этапе реформирования армии и флота создание военной полиции руководством Минобороны признано нецелесообразным». Однако не прошло и года, как руководство Минобороны снова поменяло своё решение.

Причина возвращения к военной полиции – катастрофическое ухудшение криминогенной обстановки. Согласно докладу Главной военной прокуратуры в прошлом году число насильственных преступлений в российских войсках выросло более чем на 16%. Не помогло и сокращение срока службы с двух лет до года, а ведь многие армейские чины надеялись, что эти послабления приведут хотя бы к искоренению дедовщины.

Директор правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» Сергей Кривенко пояснил «Нашей Версии», что создание военной полиции действительно сегодня необходимо. По мнению нашего собеседника, функции военной полиции должны быть схожи с функциями обычной милиции.

По теме

«Сейчас за поддержание порядка в воинских частях отвечает командир, но у него и без этого слишком много обязанностей. Когда происходит преступление, то в дело вступает военная прокуратура. Но предупредить нарушение закона сегодня некому. Профилактика правонарушений будет одной из важнейших функций военной полиции. Её сотрудники будут расследовать правонарушения, оказывать правовую помощь пострадавшему, чтобы он смог защитить свои права, в результате преступления не будут скрываться», – считает правозащитник.

Руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа полковник Анатолий Цыганок рассказал «Нашей Версии», что, несмотря на здравость идеи, проект создания военной полиции будет провальным, если эти структуры будут подчинены Министерству обороны.

«Военную полицию нужно делать самостоятельной и независимой от Минобороны или вводить двойное подчинение. Иначе все задачи, которые планируется возложить на полицейских, вполне по силам было выполнить военным комендатурам и воспитательным структурам. Тогда имело смысл совершенствовать, а не разрушать эти структуры. Сегодня в армии ситуация критическая, непоследовательные реформы практически уничтожили систему поддержания правопорядка в войсках, а новая только в проектах. Более того, потеряны для армии квалифицированные специалисты службы войск, которые могли бы составить костяк военной полиции».

По всей видимости, на этот раз в Минобороны настроены решительно. По информации из военного ведомства, до конца года структуры военной полиции будут созданы в составе Вооружённых сил, в том числе в военных округах и на флотах. Её численность определена в 20 тыс. человек. В это число войдут службы войск и безопасности военной службы видов и родов войск, военных округов и флотов, а также комендантские подразделения и комендатуры гарнизонов, включая подразделения военной автоинспекции. Планируется, что военная жандармерия будет наделена функциями дознания, проведения разыскных мероприятий, связанных, в частности, с поиском уклонистов от военной службы.

Чтобы понять, что ждёт военное руководство от вновь создаваемого военного института, достаточно понять, какой человек возглавит военную полицию. Самое время поговорить о роли личности в истории.

В то же время у генерала есть достаточно неоднозначные моменты в его биографии. Впервые Суровикин «засветился» во время августовского путча 1991-го, когда БМП батальона, которым он командовал, задавила троих человек. Капитан Суровикин около семи месяцев находился под следствием, но в результате обвинения были сняты по прямому указанию Бориса Ельцина. Вновь его имя прогремело в Екатеринбурге, где он командовал 34-й мотострелковой дивизией. По одной из версий, в 2004 году, после учинённого генералом разноса, прямо в его кабинете застрелился заместитель по вооружению.

После этого инцидента генерала «спрятали» в Чечне – командиром 42-й мотострелковой дивизией. Но и там его преследуют ЧП: 21 февраля 2005-го под рухнувшей стеной птицефабрики погибли девять бойцов-разведчиков, трое были тяжело ранены. По официальной версии, боевики выстрелили из гранатомёта в здание, где сидели солдаты. Однако, по неофициальной информации, потери случились в результате пьяной разборки контрактников.

Каким-то чудом в июне этого года Суровикин избегает дисциплинарной ответственности за пожар в 102-м арсенале Центрального военного округа (ЦВО), поскольку во время инцидента он находился в отпуске. Нужно заметить, что в последнее время такого рода «алиби» редко спасали генералов даже более высокого ранга.

Эксперты отмечают, что Суровикина целенаправленно ведут к этой должности. Последние заявления министра обороны недвусмысленно говорят, что на новой должности планируется в полной мере использовать умение боевого генерала безжалостно, решительно, быстро и чётко действовать в сложной обстановке и его талант беспрекословно выполнять приказы начальства. Однако это назначение неожиданно наткнулось на препятствие в лице правозащитников, которые говорят о недопустимости назначения на такую должность вышеупомянутого генерала.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.07.2011 13:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх