// // Злово пастыря

Злово пастыря

330
Злово пастыря

Патриарх Кирилл считает, что против Церкви ведётся информационная война. Я хотел поговорить о параметрах этой войны, но я понимаю, что Церковь обороняется таким образом, верно? 15-го Пасха, 22-го большой молебен будет совершён. И я так понял, что этот молебен будет отчасти демонстрацией мощи. Он против панк-молебна. Чтобы они устыдились, усмирились и попятились.

Я просто процитирую патриарха Кирилла: «Мы слышим много нападок на Церковь. Начиная с небезызвестного случая в храме Христа Спасителя, затем последовало ужасающее осквернение трёх храмов, всё это было сконцентрировано по времени. Затем моя скромная персона подверглась информационным атакам (говорит патриарх Кирилл), поэтому речь идёт о том, что мы имеем дело с некой информационной стратегией против Церкви». Там, где нападали на храмы, на самом деле были какие-то антиобщественные люди. И у меня создалось впечатление, что это какие-то алкаши. Это всегда были какие-то алкоголики. Но патриарх перечисляет три вещи: панк-молебен – раз, нападение на храмы с порубкой икон, на три храма – два и критику его собственной скромной персоны. Три события этой войны. И здесь есть некая единая стратегия, полагает патриарх. Мне кажется, с тремя алкоголиками трудно искать стратегию. Не знаю, патриарх лучше меня знает, поскольку он посвящён в детали наверняка.

Я просто думаю, как они могут быть связаны. Могут, я объясню как. Они могут быть связаны неким тайным, но слышным душам людей камертоном. Неким настроением в обществе. Мне в эфир огромное число людей позвонили – и примерно пополам разделились: почти поровну сторонники и противники теории заговора.

А с чего всё началось? Якобы с обиды. Якобы патриарх сказал, что славяне – это люди второго сорта, почти нелюди. На самом деле вот цитата – прямая, точная: «И пошли с проповедью к славянам. А кто такие были славяне? Это варвары. Люди, которые говорят непонятные вещи. Это люди второго сорта, это почти звери».

Вот. Славяне – почти звери. Вот в чём дело. И здесь Кирилл выступает как поборник космополитизма. И в общем, это, конечно, фраза немножко полемически задиристая, но она справедливая. Не в ругательском, а в том смысле, что христианство, которому надлежало позже стать символом, в том числе православия, русского изоляционизма и ксенофобии. А в те времена было символом космополитизма, открытости и уничтожения русской ксенофобии и изоляционизма. Я бы не осмелился, конечно, на эти термины, Кириллу лучше знать. Я бы такие слова о славянах не говорил, потому что это очень резко. Но Кирилл – полемист, и он, как полемист, употребляет, как бы гротескно говорит, что христианство приходит к зверям фактически. Я больше должен сказать: христианство приходит к хохлам. К зверям-хохлам. И звери-хохлы, сделавшись наконец людьми, идут к зверям-русским. И А что ж, заслужили.

По материалам программы

«Подъём!» Сергея Доренко

Опубликовано:
Отредактировано: 11.04.2012 16:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх