// // Зачем в Европе арестовывают российские активы?

Зачем в Европе арестовывают российские активы?

595

Пошили дело

Пошили дело
Версии читателей
Проголосовало: 24 человека
Версии экспертов

Судебные приставы в Бельгии наложили арест на государственное имущество РФ, находящееся на территории королевства. Речь идёт о 47 организациях, зарегистрированных в брюссельском регионе. Среди них – «Евроконтроль», регулирующий воздушное движение над Европой, крупные банки, а также российские представительства, кроме дипломатических. Арест произведён на основании вердикта Постоянной палаты Третейского суда от 18 июля 2014 года, по которому Россия должна выплатить 50 млрд долларов акционерам ЮКОСа. 15 января истёк срок, когда наша страна могла сделать это без процентов. Поскольку Россия отказалась признать решение палаты, европейцы постановили наложить арест на имущество должника, находящееся у третьих лиц. Следом за бельгийцами арест на российские активы наложили французы. Глава ВТБ Андрей Костин сообщил об аресте счетов российских компаний в дочернем банке ВТБ французскими правоохранительными органами. Помощник президента РФ Андрей Белоусов уже назвал аресты имущества незаконной мерой и заявил, что Россия готовится к возможной заморозке госактивов в других странах: «Будем надеяться, что здравый смысл возобладает и мы далеко в эту историю не зайдём». Что означают аресты российских активов в Европе? Санкции не действуют и решено зайти с этой стороны? Стоит ли опасаться дальнейшей эскалации? Или же это просто показательный демарш и России на самом деле ничего не грозит?

Дмитрий Шемелин, юридическая фирма «Ильяшев и партнёры», г. Киев:

– В Бельгии речь пока не идёт ни об аресте активов (сначала их нужно найти), ни о взыскании с российских компаний (они пока не отвечают по долгам государства). Если у кого-то государственных активов нет или они защищены иммунитетом, он просто об этом сообщит и покинет «опасную зону». Во Франции, наоборот, действительно арестованы счета российских компаний (в частности, в дочернем банке ВТБ). При этом счета дипломатических представительств уже разморожены.

За границей у России не так уж много активов, не защищённых дипломатическим или суверенным иммунитетом. По этой причине на сегодняшний день можно по пальцам пересчитать случаи успешного взыскания по арбитражному решению против России. И чем активнее в Европе будут пытаться взыскивать активы, тем тщательнее Москва будет их прятать за прокладками из формально независимых компаний. Сделать это не так уж сложно.

Сегодня на стороне России мировая практика суверенных иммунитетов, судебный консерватизм и принцип взаимности. Против неё – созданная ею же самой репутация и желание многих стран устроить показательную экзекуцию под полностью законным предлогом.

Михаил АЛЕКСАНДРОВ, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук:

– Запад хочет перевести экономическую войну с Россией на новый уровень ради захвата её активов и блокирования нормальной экономической деятельности нашей страны на Западе. Нужно в экстренном порядке выводить из Европы российские активы и принять ряд защитных законов. Во-первых, о конфискации любой иностранной собственности на территории РФ в случае захвата российской государственной собственности за рубежом. Во-вторых, о праве президента России накладывать запрет на выплату долгов иностранным государствам и частным компаниям, если в этих странах конфискуют российские активы. В-третьих, нужно выйти из Совета Европы и не признавать юрисдикции Гаагского суда.

На мой взгляд, это не суд, а политический инструмент. Экономический блок российского правительства выступает за мягкую линию поведения с Западом. Из-за этого крупнейшие отечественные банки с государственным участием ради сохранения своей доли рынка на Западе фактически отказываются обслуживать Крым. Возможно, крупный российский бизнес готов лоббировать свои интересы и держать курс на непротивление Западу. А нам вместо этого нужны жёсткие ответные меры.

По теме

Карина МОСКАЛЕНКО, адвокат, директор Центра содействия международной защите:

– Арбитра для международного Третейского суда Россия выбирала сама, и судебное решение во всём мире принято уважать. Если оно не исполняется, то кредиторы обращают взгляд на объекты имущества, принадлежащие государству. Многие экономисты прогнозируют, что это может выйти нам чуть ли не вдвое дороже, потому что стоимость активов будет исчисляться кредиторами – и, разумеется, по минимуму. Ущерб России будет причинён огромный.

Очень надеюсь, что российская власть не станет так рисковать. А вот те 50 млрд долларов, которые должны быть взысканы по Третейскому суду, всё равно будут взыскиваться таким принудительным образом.

Кирилл КОКТЫШ, доцент кафедры политической теории МГИМО:

– Россия вправе в ответ на попытку ареста государственного имущества нашей страны за рубежом предпринять симметричные шаги, причём крайне чувствительные, болезненные для Брюсселя. Вряд ли дело дойдёт до ареста дипломатических представительств Бельгии – в России более чем достаточно и другого бельгийского имущества. К тому же на порядок больше, нежели российского в Бельгии. Насколько я понял, тамошние власти пока не зашли слишком далеко, на данный момент разосланы лишь уведомления о намерении арестовать российское имущество, но сам физический арест не совершён.

Я думаю, что всё ограничится разве что информационным шумом. Слишком уж неочевидна и туманна судебная перспектива отчуждения российского имущества. Можно вспомнить про историю швейцарской фирмы Noga, которая после судебного европейского вердикта в свою пользу пыталась арестовать имущество России по всему миру. Но безуспешно.

Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх