// // За год в российском Крыму, по сути, ничего не изменилось: всё та же разруха, всё те же неурядицы

За год в российском Крыму, по сути, ничего не изменилось: всё та же разруха, всё те же неурядицы

2830

Полуостров невезения

5
В разделе

Отшумели, отгуляли годовщину воссоединения Крыма с Россией. Впору оглянуться назад и, что называется, «подбить бабки»: а что, собственно, изменилось в Тавриде за этот год? Речь не о внутренних ощущениях жителей полуострова, с этим как раз всё понятно – крымчане вернулись на Родину, чему рады без меры, разочаровавшихся нет. Но остановите на улице любого местного жителя и спросите его: а что, собственно, его беспокоит?

Да всё то же самое, что и год назад: безобразные дороги, города, на глазах превращающиеся в руины, никуда не годное медицинское обслуживание, безработица. А ещё – угроза исламского терроризма. Её, как и год, и два года назад, хорошо ощущаешь, попадая в некоторые селения Крыма, лежащие вдалеке от курортных маршрутов.

На ремонт и реконструкцию крымских автомобильных дорог за год из федерального бюджета ухнули 4,5 млрд рублей. Но на качестве дорожного покрытия это почти никак не отразилось. Там, где оно всегда было хорошим или хотя бы приемлемым – на отрезке от симферопольского аэропорта до железнодорожного вокзала, на ялтинской трассе или на дороге из Севастополя в сторону Южного берега Крыма, – оно таковым и осталось. Это – основные курортные маршруты, так сказать, лицо полуострова. На второстепенных курортных маршрутах дела намного хуже. Особенно плачевно состояние горной дороги из Соколиного в Ялту, через гору Ай-Петри. Там петляющий серпантин, в некоторых местах идущие навстречу автомобили едва могут разъехаться. Летом ещё туда-сюда, а зимой ездить очень сложно. А тут ещё выбоины и бесчисленные сколы асфальта. Плюс камнепады – завалы нередко лежат на дороге сутками. Прибавьте к этому почти постоянный туман на верхнем плато – машины ползут в «молоке», а видимость от капота вперёд в лучшем случае 1,5–2 метра. Вы спросите: а зачем, собственно, ездить по этой опасной дороге, если для того, чтобы добраться из крымской столицы на Южный берег, имеется ухоженная, хотя и небезупречная, узковатая местами ялтинская трасса? А дело в том, что с середины осени до середины весны через Ангарский перевал ограничивают движение: пропускают неповоротливые троллейбусы и буксующие фуры, а легковые машины разворачивают назад, в Алушту и Симферополь. И частники вынуждены ехать в объезд. Да, можно рвануть через Севастополь – но это огромный крюк. И все прут через Ай-Петри, часто рискуя при этом жизнью. Дорога-то никуда не годится.

Деньги есть, дорог нет

И всё же по трассам, соединяющим города Крыма, худо-бедно можно проехать. Чего не скажешь о дорогах в Симферополе и Севастополе. Даже в самом центре покрытие ужасающее: сплошные выбоины. Водители, объезжая ямы и ухабы, то и дело оказываются на встречной полосе. Лобовое столкновение автомобилей – чуть ли не самая «популярная» в крупных городах авария. По статистике, 75% ДТП в Крыму совершается именно из-за негодных дорог. И если дорожное полотно на основных трассах время от времени всё-таки чинят – средства на их ремонт выделяются из республиканского бюджета, – то в городах дело швах: денег на починку дорог у местных властей в обрез. Потому в целом изменений никаких, так было в украинском Крыму, так продолжается и в Крыму российском.

Год назад власти республики клятвенно обещали привести городские транспортные артерии в божеский вид. Средства на это вроде бы тогда изыскали: оговорили с Москвой, что в течение года в Крыму будет действовать переходный период, в течение которого в республиканском бюджете останутся все налоговые поступления, которые должны были бы перечисляться в федеральный бюджет. По данным ФНС, поступление налогов в бюджеты Крыма и Севастополя в 2014 году составило 34,6 млрд рублей. Деньги, стало быть, есть?

По теме

При этом глава республики Сергей Аксёнов стабильно занимает высокие места в рейтингах глав регионов России: по итогам февраля он идёт аж на втором месте вслед за московским градоначальником Сергеем Собяниным. Ощущение же при этом такое, что львиная доля высокого рейтинга Аксёнова складывается из его заслуг времён «Крымской весны». В середине марта местная пресса сообщила: Совет министров Крыма наконец-то разработал антикризисный план для региона, предусматривающий переориентацию торговых предприятий на сотрудничество с российскими производителями, ревизию структуры посевных площадей с учётом отсутствия воды в Северо-Крымском канале, обеспечение продовольственной безопасности и развитие импортозамещения. Позвольте, а что же вы делали целый год, чем занимались, если план у вас появился только сейчас?

Работать некогда – празднуем!

И так в Крыму повсеместно: ощущение такое, что люди целый год отмечали воссоединение, а работать начали лишь в преддверии празднования его годовщины. Винодельческое предприятие «Массандра» – флагман крымского виноделия. Вина «Массандры» экспортировались во многие страны мира, а лучший мускат – «белый Красного Камня» – десятилетиями поставлялся к столу королевы Великобритании. 26 июля прошлого года предприятие попало в санкционные списки Евросоюза. И лишь на днях и.о. гендиректора ФГУП ПАО «Массандра» Янина Павленко объявила о возобновлении экспортных поставок (не уточнив при этом объёмы – понятное дело, они мизерны). Спрашивается: на возобновление экспорта виноделам потребовался целый год? Ой ли: китайцы с корейцами целый год брали «Массандру» в осаду, чуть ли не умоляя руководство предприятия начать экспортные поставки. Интересно было бы узнать, чем руководствовалось прежнее начальство, отказывая иностранцам в поставках вина? Не удавалось договориться о «марже»?

Год назад, едва заступив на должность, Сергей Аксёнов пообещал «в приоритетном порядке решить вопросы здравоохранения, школ и детских дошкольных учреждений». И что же мы видим сегодня? В одной только Евпатории очереди в детские сады ожидают свыше 2 тыс. детей – эту информацию подтвердил «Нашей Версии» замглавы администрации города Валерий Батюк. При этом городские администрации Симферополя, Севастополя, Керчи и Феодосии своей статистики очередников нам так и не предоставили – стесняются, наверное. В роддомах Крыма ежемесячно появляются на свет более 2 тыс. новорождённых. Ожидать, что проблема рассосётся сама собой, нет никакого смысла – нужно срочно строить детсады. Как говорят, нет денег! При этом в республиканском бюджете нашлось 250 млн рублей на развитие телевидения. Не нашлось лишь средств на детсады – даже в бюджетной графе «прочее», куда «вписали» расходов на 1,3 млрд рублей.

Накануне всекрымского «дерибана»

По теме

Ещё хуже обстоит ситуация в крымской медицине. «Укомплектованность поликлиник терапевтами – от 75 до 80% от необходимого», – поведала нам завотделом организации первичной медико-санитарной и скорой медицинской помощи крымского Минздрава Ирина Гончарова. Понятное дело, что если не хватает даже терапевтов, то с узкими специалистами проблема куда острее. «Когда исчезнут очереди в поликлиниках?» – риторически вопрошает крымская пресса, и сама же на свой вопрос отвечает: «Не скоро».

Ладно, предположим, что до медицины, детских учреждений, а также дорог и всего остального у властей не доходят руки. Значит, им некогда. А, стало быть, чем-то всё-таки они занимаются. Чем же? А вот чем: на днях работники местных муниципальных образований начали принимать заявления от льготных категорий граждан, имеющих право на получение земельного участка. Заметим: в Крыму до сих пор было приватизировано порядка 3–4% земли. Получить надел не могли ни депортированные крымские татары (им, видимо, проще было организовать самозахваты, чем они, судя по всему, все эти годы и занимались), ни льготники. И вдруг – прорвало: в круг лиц, имеющих право на безвозмездное получение земли, вошло семь категорий льготников. Ветераны и инвалиды войны, разнообразных боевых действий, «чернобыльцы», проживающие в аварийном жилье (таковых, между прочим, в Крыму – пятая часть населения). И даже «граждане, подвергшиеся политическим репрессиям». Предстоящее распределение земельных наделов уже окрестили «дерибаном»: прозрачность процедуры остаётся под вопросом, и неизвестно, как, собственно, будут делить участки и чем при этом руководствоваться. Понятно, что кого-то отправят осваивать северный Крым, кого-то – степи центральной части полуострова, а кому-то достанутся золотые наделы на Южном берегу. Министр имущественных и земельных отношений республики Александр Гордецкий обещает, что «ведение очерёдности будет осуществляться с помощью автоматизированной информационной системы» – мол, ничего личного, как компьютер решит, так и будет. Верим, верим.

Террористы уехали? Террористы остались!

И всё же все перечисленные проблемы – ерунда по сравнению с главной бедой, о которой нынче отчего-то не принято говорить вслух. Эта беда – террористическая угроза. По данным Службы безопасности Украины, на январь прошлого года в Белогорском и Бахчисарайском районах Крыма проживали без малого 6 тыс. адептов запрещённой в России, но вполне легальной на Украине радикальной исламской организации «Хизб ут-Тахрир». Именно эти люди устроили бойню под зданием Верховного Совета Крыма 26 февраля прошлого года, в которой погибло два человека. Минувшей весной во Львовскую область перебрались 2400 «хизбов» – это подтверждают данные СБУ. А куда, собственно, делись остальные? Три с половиной тысячи радикалов, думаю, преспокойно живут себе там, где и жили.

В конце января представители СКР задержали замглавы незаконного крымско-татарского «меджлиса» Ахтема Чийгоза – как сообщила прокурор Крыма Наталья Поклонская, он «обвиняется в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы до 10 лет». Официально – в организации массовых беспорядков. По некоторым данным, именно Чийгоз от имени «меджлиса» постоянно контактировал с руководством «Хизб ут-Тахрир» в Крыму и не только. Вполне возможно, что Чийгоз готовил к годовщине воссоединения Крыма с Россией кровавую провокацию с участием экстремистов – благо искать исполнителей ему долго бы не пришлось. Начиная с 1998 года крымско-татарские исламисты-радикалы проходили боевую подготовку в специальных лагерях Турции, Иордании и Саудовской Аравии. Из воюющей Чечни в 1998–2000 годах в Крым завезли изрядное количество оружия, значительная часть которого и сегодня припрятана в горных и лесных схронах. Недавно правоохранители арестовали ещё одного крымско-татарского радикального «активиста» – Искендера Кантемирова, так что клубок постепенно разматывают. Только делают это очень неспешно. Как бы не вышло беды. И федеральным властям стоило бы обратить на это внимание. Ведь республиканские чиновники, как нетрудно заметить, больше заняты чем-то другим.

По теме

Мнения

Константин Затулин, директор Института стран СНГ:

– За год кое-что важное в Крыму всё-таки сделали, отдадим властям должное, но меня удивляет Севастополь. Запредельные амбиции и отрицательный результат работы после выборов – то, что отличает Законодательное собрание Севастополя от Госсовета Крыма, где амбиций поменьше, а работа ведётся куда более быстрыми темпами. За что ни возьмись, а севастопольским коллегам перед крымскими похвастаться нечем. К примеру, Общественная палата в Крыму существует с октября прошлого года, а в Севастополе закон об Общественной палате внесли только 17 ноября. А руки до этого закона у депутатов дошли только сейчас, в марте. Видимо, депутаты завалены другими делами.

Юрий Мешков, первый и последний президент Автономной Республики Крым (1994–1995 гг.):

– Знаю точно, чего в Крыму так и не сделали за год. Хотел бы в этой связи публично задать вопрос председателю Госсовета республики Владимиру Константинову: намерен ли он добиваться на законодательном уровне реабилитации осуждённых борцов за российский Крым? Такие были, но, похоже, сегодня о них вспоминать то ли стесняются, то ли боятся. Речь в первую очередь о Семёне Клюеве и Валерии Подъячем, осуждённым на три года лишения свободы по уголовной статье за посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины в 2011 году. Знаете, за что их осудили? За то, что в ходе пресс-конференции в январе 2008 года они огласили пресс-релиз, последний абзац которого гласил: «Для того чтобы предотвратить драматические для жителей полуострова события, крымский парламент незамедлительно должен имплементировать результаты референдума 20 января 1991 года, для чего отменить Конституцию АРК 1998 года, как противоречащую волеизъявлению крымского народа, и принять Декларацию о воссоединении Крыма с Россией. Затем объявить полуостров территорией, находящейся под юрисдикцией РФ, а также убрать оккупационную символику со здания Верховного Совета Крыма и обязать все местные органы власти в Крыму и другие подведомственные им учреждения вывесить государственные флаги России». И за это – три года тюрьмы!

А ещё очень странно и, как мне кажется, несправедливо забыты имена тех, кто пытался вернуть Крым России ещё в 1992–1995 годах. Многих из них уже нет в живых – Андрея Лазебникова, Виктора Межака, Валерия Аверкина. Я считаю, что о них нужно вспомнить, отдать им дань уважения хотя бы за то, что они совершили пусть и неудачную, но самую первую попытку воссоединения с Родиной. Пока этого не сделано. Об этом, я вижу, даже речь не идёт.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

На прошедшем в центре Москвы митинге-концерте «Мы вместе», приуроченном к годовщине воссоединения Крыма с Россией, собрались более 110 тыс. человек. А показанный в эфире телекомпании «Россия» двухчасовой документальный фильм Андрея Кондрашова «Крым. Путь на Родину» стал самой рейтинговой передачей года, собрав у экранов почти 8 млн телезрителей. В ходе фильма президент России Владимир Путин впервые взял на себя личную ответственность за присоединение Крыма, а также публично признал, что уже вошедшими в историю «вежливыми людьми» были кадровые российские военнослужащие.

Казалось бы, отныне все тайны прошлогодней «Крымской весны» раскрыты. На самом же деле это не так: за кадром остались истории о том, кто и как брал под охрану здания Совмина и Верховного совета в Симферополе в ночь с 26 на 27 февраля (Совмин штурмовали, взрывая светошумовые гранаты, со стрельбой, а ВС взяли тихо, без единого выстрела). Не поведали зрителям и о российских «туристах» – бывших военнослужащих чеченских батальонов спецназа «Восток» и «Запад», «случайно» заехавших в пансионаты и дома отдыха Южного берега Крыма между 15 и 20 февраля. Нерассказанной осталась и история о том, как в Гагаринском парке крымской столицы, у Вечного огня принимали присягу первые ополченцы, а в это время приехавшие из Киева провокаторы науськивали украинских солдат из расположенной в 300 метрах войсковой части открыть по ополченцам огонь. В итоге организатору провокации, скандальному депутату Гончаренко (да-да, тому самому, которого недавно задержали в Москве во время похорон Бориса Немцова), гражданские служащие военной части здорово набили морду. Не рассказали и о том, как симферопольские футбольные «ультрас» готовились якобы устроить резню в местах массового скопления горожан, и о том, за что, собственно, арестовали «известного украинского режиссёра» Олега Сенцова, который, предположительно, намеревался организовать серию взрывов в Симферополе. Зато обо всём этом поведает вам «Наша Версия» в ближайших номерах.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.03.2015 09:57
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх