// // Современные разведчики все «секреты» находят в Интернете – и всё равно попадаются

Современные разведчики все «секреты» находят в Интернете – и всё равно попадаются

1849

Недошпионы

2
В разделе

Не тот нынче пошёл шпион – сетуют ветераны разведки. Агенты избегают личных контактов непосредственно с носителями информации, предпочитая переписку по электронной почте, пренебрегают первоисточниками секретных документов, довольствуясь их копиями, скачанными в Сети, – подобную «агентурную работу» вполне мог бы осуществлять любой дилетант. Так к чему тогда тратить баснословные деньги на подготовку разведчиков?

Мало того, даже сведя общение с информированными источниками чуть ли не до нуля, агенты всё чаще попадают в поле зрения контрразведки. Причём аналогичным образом действуют и наши и иностранцы – и «палятся» при этом и те и другие.

Печальную историю шпионского разоблачения оперуполномоченного уголовного розыска с Урала Романа Ушакова растиражировали, кажется, все российские издания, не сказав, впрочем, самого главного. Мы этот пробел устраним. Итак, за сотрудничество с ЦРУ и государственную измену, заключавшуюся в передаче американцам секретной информации, майору Ушакову влепили 15 лет отсидки. Но за что, собственно? Что он такого сделал? Оказывается, вот что: Ушаков писал пространные «характеристики» на своих бывших коллег, что-то при этом додумывая, а что-то и вовсе присочиняя. И отправлял свои опусы по электронной почте. Длилась эта «секретная» переписка больше пяти лет. Но как только шпион впервые задумал воспользоваться вместо ноутбука настоящим профессиональным спецоборудованием – пресловутым «шпионским камнем», внутри которого был устроен тайник, – его тут же «спалили». За информатором немедленно установили слежку – и оказалось, что большую часть свободного времени Ушаков проводит на пляжах Турции. Собственно, и арестовали бывшего оперативника с помощью того же «камня» – подстерегли и надели наручники. Но самое примечательное в истории Ушакова вот что: не сумев трудоустроиться в ФСБ (известно, что с советских времён «ментов» крайне редко берут на работу в разведку – и наоборот), обиженный майор, совершенно никак не шифруясь, зашёл в Интернете на веб-сайт ЦРУ США и оставил там сообщение, мол, готов к сотрудничеству. Открытым текстом. И ничего, пять лет писал чёрт знает что американцам, стабильно получая за это довольно-таки высокие гонорары.

Чтобы угодить в тюрьму за шпионаж, не обязательно разглашать секреты

Если вы думаете, что Ушаков – единственный в своём роде уникум, то это не так. Пару лет назад в Америке при попытке продать секретные шифры арестовали бывшего шифровальщика ВМС США Роберта Патрика Хоффмана. К разочарованию криптолога, покупателями оказались представители американской контрразведки. А вы­шли на Хоффмана достаточно просто – перехватили его электронное письмо, отправленное на адрес ФСБ РФ. Но почему же тогда американцы немедленно установили своего гражданина, пожелавшего пошпионить, в то время как Ушаков беспрепятственно отправлял свои «имейлы» за океан несколько лет?

«Американские спецслужбы, желая установить того, кто готов продать или передать секреты гражданина, используют заведомые провокации. Американские законы этого делать не запрещают. Поступили агентурные данные о потенциально неблагона­дёжном, но обладающем доступом к секретной информации человеке – ему делают предложение. Принял предложение – всё, ты шпион. В России, в общем-то, аналогичные действия также законодательно не ограничены, но российским спецслужбам, по всей вероятности, перенимать заокеанский опыт кажется неэтичным. А в США такие провокации, «проверки на вшивость», проводятся постоянно. Выявляют нестойких людей и сажают их в тюрьмы», – поясняет военный эксперт Владислав Шурыгин.

По теме

Вообще, к шпионажу в Америке в целом несколько иной подход, чем у нас. Сотрудника российского Внешэкономбанка Евгения Бурякова не так давно арестовали в Нью-Йорке по обвинению в шпионаже. Собирались «прихватить» вместе с ним служащего российского представительства при ООН Виктора Подобного и представителя нашего торгпредства за океаном Игоря Спорышева, но «прозевали», и те успели уехать домой. А Буряков, на беду, не успел. За что же его арестовали? Не поверите: всего лишь за то, что он посылал в Москву копии обычных биржевых сводок. Не секретных нисколько. Оказывается, если бы арестованный загодя уведомил о своих намерениях генпрокурора США, ему бы совершенно ничего не грозило – посылал бы и дальше эти злосчастные сводки в Россию. Но Буряков – то ли по незнанию, то ли поленившись – генпрокурора проигнорировал. И за это его взяли под стражу – грозит нашему соотечественнику 10-летний срок. Внимание, вопрос: если Буряков и правда шпион, то что это за подготовка? Если же он попросту раздолбай, в силу каких-то причин привлечённый к сбору некоей серьёзной информации, то почему этот сбор вообще доверили недотёпе? Да и, кстати, неужели биржевые сводки с Уолл-стрит невозможно получать, сидя за ноутбуком в Москве, а не в Нью-Йорке?

Конвейер «шпионов-любителей»

Следует признать, что аналогичными способами собирают информацию не только российские разведчики, но также польские и чешские шпионы. В ноябре прошлого года из нашей страны выдворили пятерых польских дипломатов – вина их, как выяснилось, состояла лишь в том, что они «устанавливали контакты» с учёными, регистрируясь на специализированных интернет-форумах и вступая в личную переписку с информированными форумчанами. Законов дипломаты при этом не нарушали. Тем не менее некоторые их визави становились «шпионами поневоле».

Появление «шпионов поневоле», кстати, примета настоящего времени. Завербовать такого «недошпиона» – плёвое дело. Взять, к примеру, бывшего научного сотрудника Российского федерального ядерного центра Владимира Голубева: нынче его обвиняют в разглашении государственной тайны, но при этом воздерживаются предъявлять обвинения в шпионаже. Контакт с ним установили примерно тем же способом, которым пользовались выдворенные из России поляки. Иностранцы написали учёному несколько восторженных писем, мол, как вы умны и талантливы и как вас недооценивают в вашей тёмной стране! Сыграли на тщеславии и пригласили в Чехию на научную конференцию – пожалуйста, сделайте доклад! А вот ваш гонорар! И хотя сам Голубев настаивает, что содержавшаяся в его докладе фактура ранее публиковалась в научной прессе, его тем не менее обвинили в разглашении гостайны. Такой вот конец карьеры учёного, отдавшего профессии без малого 40 лет жизни.

Разведчики стали действовать безалабернее

В советское время на режимных предприятиях создавались так называемые первые отделы – «секретные части», «секретки». Работали в них контрразведчики, разъяснявшие в красках сотрудникам этих предприятий расхожий тезис о том, что болтун – находка для шпиона. В этих условиях массовое появление «недошпионов», подобных Владимиру Голубеву, было в принципе невозможно. Но в 90-х «секретки» расслабились, перестали работать с персоналом, и в итоге многие достойные учёные попросту утратили нюх. Не случайно майор Ушаков, с которого мы начали наше повествование, поначалу подвизался именно на том, что сообщал американцам сведения о знакомых ему сотрудниках «первых отделов» уральских режимных предприятий.

«Когда несколько лет назад я прочёл сообщение о том, что в США раскрыли российскую шпионскую сеть, я даже не поверил, что этот скандал связан с нашей разведкой, – вспоминает президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов. – Я не верю, что наша разведка внедряет нелегалов на таком низком информационном уровне. Впрочем – для специалистов это не секрет, –

разведки практически всех стран стали действовать намного беза­лабернее. В годы холодной войны подобное не допускалось».

Опубликовано:
Отредактировано: 18.03.2015 13:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх