// // Юань впервые вошёл в десятку самых торгуемых мировых валют, обогнав рубль. Мировые аналитики гадают: это естественный рост или надувание пузыря, который лопнет?-1

Юань впервые вошёл в десятку самых торгуемых мировых валют, обогнав рубль. Мировые аналитики гадают: это естественный рост или надувание пузыря, который лопнет?-1

404

Китайский синдром

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Китайский юань теперь в топ-10 мировых валют, пишет американская газета The Wall Street Journal, ссылаясь на доклад Банка международных расчётов (Bank for International Settlements). С 2010 по 2013 год юань поднялся в рейтинге валют BIS с 17-го на 9-е место, нарастив свою долю в мировой торговле на 1,3 п.п., до 2,2%. Китайский урок особенно важно выучить России, считают аналитики.

Российская валюта, которая три года назад располагалась рядом с юанем, заняла 12-е место, поднявшись по сравнению с 2010 годом на 4 позиции. Таким образом, рубль вернулся к результату 1998 года, а доля торгов рублём выросла с тех пор на 1,3 п.п., до 1,6%. Рубль вместе с турецкой лирой и бразильским реалом отмечен в исследовании среди валют, доля торгов которыми за три года заметно увеличилась. В первую десятку впервые с 1998 года вернулся и мексиканский песо, расположившийся на 8-м месте.

В начале списка расположилась несменяемая с 2001 года тройка лидеров: американский доллар, евро и японская иена.

Пузырь или органический рост?

Выход юаня в топ региональных валют возобновил споры о факторах роста китайской экономики. Главным остаётся вопрос: чем всё это кончится? Станет ли Китай ещё одним мировым экономическим лидером или его ждёт участь многих «азиатских тигров» и латиноамериканских стран вроде Аргентины, переживших бурный рост и не менее сокрушительный спад?

За пессимистов играет история: стоит вспомнить, что даже «японское чудо» закончилось десятилетиями рецессии. Более того, мало кто знает, что ныне критикуемая Греция в те времена шла вторым номером: рост её экономики лишь слегка отставал от японского! Закончилось это ещё печальнее: мятежом «чёрных полковников».

В мировой экономике «экономическое чудо» – не такая уж редкость. Его переживали и страны Латинской Америки, и страны Юго-Восточной Азии, и нефтеносные страны Ближнего Востока. Для него нужно не так-то много факторов: низкая начальная база, благоприятная мировая конъюнктура и грамотные шаги экономического блока власти. А вот жизнь после свершившегося чуда – это искусство, овладеть которым удалось далеко не всем. Сможет ли Китай удержаться, когда, как говорит герой фильма «Маржин Колл», стихнет музыка?

Войти в цикл

По мнению Михаила Фёдорова из компании «Вектор Секьюритиз», громче всех о кризисе в Китае кричат западные аналитики. «Это в принципе неудивительно, ведь конкуренцию за умы и денежные потоки никто не отменял, – говорит он. – Запад сам находится в тупике и, дабы в это менее пристально вглядывались, ему на руку покопаться в чужих проблемах и указать всем на них».

Тем не менее, отмечает эксперт, в Китае проблемы есть, и они вполне закономерны, но эти проблемы не катастрофичны. «К сожалению, китайская экономика закрыта в плане информации, но тем не менее она, как и все, подчиняется законам экономики, и поэтому понять природу нынешних проблем Китая можно», – говорит Фёдоров.

Напомним, что в 2008–2009 годах Китай, ввиду кризиса на Западе и падения внешнего спроса, решил развивать свой внутренний спрос. После этого внутреннее потребление в Китае стало очень бурно расти по всем фронтам, как в части самого потребления, так и в части роста кредитования домохозяйств. «Но циклы в экономике никто не отменял, сейчас Китай как раз подошёл к обычному краткосрочному циклу, и спад в части внутреннего потребления вполне логичен», – считает Фёдоров.

По теме

Власти Китая все последние годы проводили достаточно жёсткую монетарную политику, как раз оправдывая это опасениями по поводу чрезмерного перегрева экономики. И тем самым пытались, например, сбить темпы роста кредитования, которое также подвержено циклам.

Рано или поздно кредитование перестаёт расти, и объём обременений медленно, но верно догоняет объём выданных кредитов. В какой-то момент он обгонит объём кредитования – и с этого момента экономика получает спад потребления.

«Так вот, Китай, по моему мнению, сейчас и столкнулся с обычным экономическим циклом. И все проблемы с ликвидностью, о которых «кошмарят» западные СМИ, как раз связаны с тем, что в Поднебесной наступил период, когда объём возврата по потребительским кредитам стал превышать объём выдачи, а условия монетарной политики внутри Китая остаются достаточно жёсткими», – считает Фёдоров. Решить или смягчить это проблему Китай может достаточно просто, говорит он, просто начав смягчать свою монетарную политику.

Урок китайского для России

Насколько прав эксперт, рассудит время. Однако нельзя пройти мимо его утверждения, что Россия сегодня очень похожа на Китай в плане развилки на пути развития экономики. И от того, какой путь будет выбран, зависит и то, как Россия пройдёт свой очередной циклический кризис.

«Причины нынешних проблем у российской и китайской экономик очень схожи», – утверждает Фёдоров. Экономика России до 2008 года, так же как и экономика Китая, развивалась за счёт наращивания экспорта и продаж своих товаров на внешние рынки. Обе страны бурными темпами увеличивали внешнюю торговлю и так же бурно накапливали резервы.

Затем последовал кризис 2008 года, после которого развитие обеих экономик за счёт внешних рынков застопорилось, поскольку западный потребитель перестал быть основой для роста мировой экономики. Но экономики России и Китая продолжали расти, возможно, не так быстро и резво, как до кризиса, но тем не менее они росли. Основой этого роста стал рост внутреннего потребления, базирующийся во многом на росте кредитования населения.

И в России, и в Китае с 2009 года начался бум кредитования населения, которое увеличивало совокупный спрос в этих странах. «Сейчас население и у нас, и в Китае набрало огромный объём кредитов, и в ближайшее время есть риск того, что объём обременений по кредитам превысит объём вновь выдаваемых кредитов, а это приведёт к обратному процессу, – предупреждает Фёдоров. – Вместо допинга экономики получат снижение потребительского спроса, просто потому, что теперь основная масса граждан будет вынуждена отдавать львиную долю доходов по долгам, а не совершать на них покупки».

Ничего страшного в этом нет, это цикл, который обе экономики могут пережить. Но важно другое, говорит эксперт: какой путь теперь выберут власти в обеих странах. «Есть стандартный путь: смириться с тем, что это цикл и фаза снижения неизбежна, её надо просто пережить и потом развиваться дальше, – считает он. – Или же попытаться не падать в рецессию и повторить ошибку Гринспена и Буша».

Тогда, после бурного роста 90-х, основанного на росте новых отраслей в электронике, переваривании вновь открывшихся рынков стран бывшего соцлагеря, Запад привык к сильному росту экономики и огромным прибылям. Но естественные источники роста к началу нулевых были исчерпаны. И тогда начался безудержный рост кредитования, который закончился крахом в 2008 году, загнав целое поколение американцев в долговую яму. «Запад по логике вещей должен был упасть в кризис гораздо раньше 2008 года, на 4–5 лет, поскольку нормальный рост кредитования и как следствие период возврата долга должен был закончиться ещё в 2003–2004 годах», – считает Фёдоров.

Россия, как и Китай, в 2008–2009 годах столкнулась с теми же проблемами, что и Запад в нулевые годы. И так же, как и Запад, решение обе страны нашли в росте потребительсткого кредитования. А значит, результат будет тот же, уверен Фёдоров. «Россия и Китай сейчас примерно как Запад в 2003 году – где-то на полпути к своему 2008 году», – подсчитывает он.

Соответственно урок Запада состоит в одном: так делать нельзя.

Тогда Гринспен на все цикличности отвечал одним – ещё большим включением кредитной машинки и смягчением кредитно-денежной политики, напоминает эксперт. По принципу: «если много долгов, возьмите ещё больше и закройте старые». Именно тогда Буш-младший начал раздувать дефицит бюджета США, и именно тогда начали формироваться дисбалансы в Евросоюзе между странами. «Запад тогда не захотел впасть в кризис, поддав ещё газу, в итоге, как мы видим сейчас, кризис они не победили, а только отодвинули и усилили его», – говорит Фёдоров.

Итак, идти по пути Запада нельзя. Однако, если дать экономическим процессам течь собственным путём, результат не будет приятным. Сегодня китайские власти решают непростую задачу: как притормозить кредитный бум, не задушив ростки внутреннего спроса.

Россия ещё только задумывается над этим. Возможно, из-за неспокойной ситуации на Ближнем Востоке у неё есть некоторая фора. И этим нужно воспользоваться – хотя бы для того, чтобы опираться не только на опыт Запада, но и на китайские пути решения проблемы.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.09.2013 15:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх