// // Новый закон смягчит наказание коррупционерам

Новый закон смягчит наказание коррупционерам

427

Особая сделка

В особом порядке рассматривалось и дело о массовом убийстве в станице Кущёвской, совершённом бандой Цапка в 2010 году
Фото: РИА Новости
В особом порядке рассматривалось и дело о массовом убийстве в станице Кущёвской, совершённом бандой Цапка в 2010 году Фото: РИА Новости
В разделе

В ближайшее время в России могут существенно расширить сферу применения особого порядка судопроизводства. В направленном правительством в Госдуму законопроекте «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» предлагается, в частности, распространить «особый порядок» судопроизводства на уголовные дела о преступлениях, за которые предусмотрены наказания до 15 лет лишения свободы. Формально это делается «для снижения расходов средств федерального бюджета на судопроизводство», а также для «значительного сокращения сроков рассмотрения дел». Но многие юристы предрекают, что в случае принятия этого закона у следствия больше не будет необходимости вообще что-либо доказывать.

«Особый порядок» – это упрощённая процедура судопроизводства. Приговор подсудимому выносится за одно заседание. Суд не исследует доказательства, собранные следствием, не приглашает свидетелей. Обвиняемый, в свою очередь, соглашается со следствием, признаёт обвинение в том виде, в котором его сформулировал следователь и утвердил прокурор. В качестве «пряника» подсудимому полагается более мягкий приговор, нежели при обычном порядке рассмотрения дела, – не более 2/3 предусмотренного по инкриминируемой статье максимального срока. При этом люди, которых он называет своими подельниками и соучастниками, не присутствуют на процессе и не могут опровергнуть его показания.

«Особый порядок» – сделка с правосудием

В «особом порядке» в последнее время рассматриваются многие резонансные дела. Приговор Алексею Навальному и предпринимателю Петру Офицерову выносили на основании показаний ранее осуждённого «в особом порядке» экс-гендиректора «Кировлеса» Вячеслава Опалева. В «особом порядке» рассматривались дела об убийстве Анны Политковской и о массовом убийстве в станице Кущёвской. Справедливости ради надо сказать, что «особого порядка» смогли добиться не все обвиняемые, проходящие по Кущёвскому делу. В частности, такой порядок не смог «выбить» для себя главный фигурант – Быков. В «особом порядке» проходило и судебное заседание по делу бывшей главы сельского поселения Пригородного Надежды Курочкиной, обвиняемой в преступной халатности при наводнении в Крымске в июле 2012 года. В ходе предварительного заседания чиновница признала себя виновной в том, что заранее получила информацию о возможном наводнении в ночь с 6 на 7 июля 2012 года и не известила об этом местных жителей.

Невооружённым взглядом видно: в «особом порядке» рассматривают дела, в огласке деталей и подробностей которых государство не заинтересовано. Есть и ещё одна немаловажная деталь. С 2009 года «особый порядок» стал частью механизма, когда обвиняемый идёт на досудебное соглашение со следствием – сделку. Например, один из обвиняемых даёт показания на соучастников и получает за это меньший срок. Предполагалось, что это поможет раскрывать групповые преступления, изобличать банды наркоторговцев и так далее. На практике всё обернулось иначе… По этому принципу начали судить оппозиционеров. Константин Лебедев, проходивший по Болотному делу, признал свою вину, раскаялся в содеянном, согласился на сделку со следствием, назвал имена и фамилии «соучастников» и в результате в качестве «подарка» получил «особый порядок». Как результат – два с половиной года колонии общего режима, что в рамках Болотного дела – редкость.

Приговор не может быть обжалован

По идее, «особый порядок» должен применяться, с тем чтобы минимизировать наказание лицам, раскаявшимся в содеянном. Но на практике его главной целью становится достижение «быстрого правосудия», без лишних временных и материальных затрат. Особый порядок возможен, только если обвиняемый полностью согласен с тем, как его деяния квалифицировали органы следствия или дознания, и не желает исследования доказательств в суде. В соответствии с ч. 5 ст. 316 УПК РФ судья не проводит в общем порядке исследование, оценку доказательств, собранных по уголовному делу. Анализ доказательств и их оценка судьёй в приговоре не отражаются. Приговор, вынесенный в «особом порядке», не может быть обжалован и не подлежит судебной проверке высшими судебными инстанциями. Соглашаясь на всё это, подсудимый гарантированно получает более мягкий приговор и неогласку дела.

По теме

Раньше на «особый порядок» шли, как правило, люди, осуждённые впервые, а также совершившие преступления небольшой тяжести – например, причинение лёгких телесных повреждений, хулиганство, а также претендующие на условное наказание. Но после изменений в законе под «особый порядок» смогут подпадать люди, совершившие более тяжкие преступления: кражи, грабежи и даже убийства. Но в основном, как считают эксперты, новый закон станет поблажкой для коррумпированных чиновников, осуждённых за экономические преступления. Вот как оценивает его руководитель общественной организации «Гулагу.Нет» Владимир Осечкин: «Этот закон станет лазейкой прежде всего для коррупционеров. Коррупционеры играют по правилам системы, они хорошо знают законодательство и без труда смогут переквалифицировать, например, хищение в особо крупных размерах в получение взятки или мошенничество, которое вместо реального срока позволит получить до полутора лет. К тому же «особый порядок» – это отсутствие возможности выяснить все обстоятельства дела и придать огласке резонансное преступление. А ещё, на мой взгляд, это «дорожная карта» для действительно опасных преступников, которые смогут получать более мягкие приговоры».

Права потерпевших не учитываются

Главный аргумент правоохранителей в пользу «особого порядка» – экономическая целесообразность и незатратность. В обычном порядке совокупность улик и доказательств собирают оперуполномоченные, дознаватели, следователи и только потом их исследуют судьи. Среднее по сложности дело в общем порядке может рассматриваться от двух до восьми судебных разбирательств, а судебный процесс «в особом порядке» не превышает, как правило, и часа. Вот как обосновывает необходимость этого законопроекта криминолог, профессор, доктор юридических наук, полковник ФСБ запаса Сергей Воронцов: «В период затяжного экономического кризиса, в котором пребывает наша страна, на первый план выходит вопрос процессуальной экономии, рационального использования имеющихся правовых и материальных средств. Речь идёт о создании процессуального механизма, который требовал бы минимально необходимых материальных затрат, при условии соблюдения высокого качества уголовного процесса». С ним согласен председатель Совета ветеранов уголовного розыска Николай Исаев: «При «особом порядке» суд не заслушивает свидетелей. Но, по опыту, порой свидетели дают противоречивые, недобросовестные показания, это зачастую формирует одностороннюю позицию и только вредит. В общем и целом этот законопроект – шаг вперёд в судопроизводстве».

В связи с внесением нового законопроекта юристы предсказывают, что и количество заключённых в ближайшее время может сократиться: «Наказание при «особом порядке» не должно быть более 2/3 максимального срока, предусмотренного за совершение преступления, значит, число лиц, попадающих в места лишения свободы должно не возрасти, а уменьшиться», – отмечает Сергей Воронцов.

Конечно, судебная система сегодня перегружена, места заключения переполнены, судьи не справляются с огромным потоком дел. Но не стоит забывать и о том, что процент раскрываемости преступлений – это именно тот показатель, по которому судят об успешности работы правоохранительного органа. И «особый порядок» рассмотрения тяжких преступлений может дать зелёный свет непрофессиональному и поверхностному подходу к делу. Не надо будет добывать доказательства, улики, выстраивать систему расследования. «Принятие этого закона сильно понизит качество следствия и позволит менее качественно и ответственно относиться к расследованию уголовных дел. У следователей появится искушение путём давления выбивать нужные показания и диктовать свои условия. Этот закон однозначно пролоббирован силовиками», – считает Владимир Осечкин.

У института «особого порядка» судопроизводства есть ещё одна опасная сторона. Речь идёт о правах потерпевших. В случае если обвиняемый идёт на сделку со следствием, у потерпевших нет права возразить. Они вынуждены принимать приговор как есть. В любом случае «особый порядок» судопроизводства – это своего рода компромисс правосудия с преступником. Вопрос в том, как далеко зайдёт в этом компромиссе правосудие.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.09.2013 15:42
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх