// // Экономический кризис в России только начинается

Экономический кризис в России только начинается

359

Худшее, конечно, впереди

2
В разделе

Позитивный настрой не самое верное средство борьбы с экономическими проблемами. До какого-то момента слово «кризис» было у нас под негласным запретом. Не в последнюю очередь потому, что до середины осени прошлого года его в России действительно не было. А потом, к сожалению, он пришёл. Опять же, не без горячего участия спекулятивного элемента, не без игр на понижение и искусственного создания паники. Как бы то ни было, в настоящий момент кризис – это суровая реальность, и когда-то сдержанно оптимистичные аналитики теперь едва ли не соревнуются в выдаче катастрофических предсказаний. В итоге Год быка был встречен с «медвежьим» настроем: большинство специалистов рисуют только пессимистичные сценарии развития событий.

Америка, которая стала главной виновницей глобального финансового катаклизма, докатившегося и до России, недолго выбирала наиболее вероятный прогноз. В конце концов все дебаты развернулись вокруг высказываний Джорджа Сороса, напророчившего самый тяжёлый кризис со времён Второй мировой войны, заявлений главы МВФ, что экономические проблемы окажутся тяжелее, чем во времена Великой депрессии, и слов председателя совета директоров RGE Monitor, известного экономиста Нуриэля Рубини, что потери финансовой системы только в США достигнут 2 трлн. долларов.

Российские потери никто ни подсчитать, ни предсказать пока не берётся. Средства иностранных инвесторов начали активно перетекать обратно за границу ещё в августе прошлого года: триггером стал напугавший бизнесменов вооружённый конфликт в Грузии.

Когда отток средств стал очевиден, спохватились российские банки. Оказалось, что их обязательства в иностранной валюте на 100 млрд. долларов выше, чем валютные активы: то есть по сути отдавать нечем, а занимать на фоне всемирного кризиса недоверия среди банков не у кого, кроме как у родного Банка России. Ставки на кредиты взлетели, при этом на самом деле даже под большие проценты банки отказывались эти кредиты выдавать.

Это тут же сказалось на промышленности: предприятиям негде было перекредитовываться, а акционеры требовали свои средства назад. Накал страстей удалось немного снизить лишь после предоставления господдержки и гарантий, но этот финансовый дождь способен лишь временно прибить пламя — никак не затушить пожар. Ведь до конца этого года предприятиям российской промышленности надо вернуть 140 млрд. иностранных долгов, причём не перекредитовываясь. Отсюда и падение фондового рынка, и серьёзное сокращение зарплат, после которого неизбежно произойдёт и снижение роста доходов населения, и рост безработицы.

При этом большинство экономистов сходятся в одном: .

Учиться на чужих ошибках тяжело, тем более когда они ещё не очевидны. Глава ФРС США Бен Бернанке стал первым представителем финансовых властей во всём мире, кому пришлось начать борьбу с экономическим кризисом. Бернанке — хороший специалист по Великой депрессии и верный последователь своего предшественника Алана Гринспена. Годы Великой депрессии — время расцвета учения Кейнса, когда считалось, что государство должно вмешиваться в хозяйственную жизнь. Гринспен в 2001 году сумел предотвратить сильнейшую рецессию, снизив ставку рефинансирования, смягчив нормы регулирования и этим наводнив экономику США, да и всего мира, дешёвыми деньгами.

Так сдулся один пузырь — высокотехнологический, и надулся другой, гораздо больше, который включал не только недвижимость, но и инвестбанки, и всю финансовую систему США. Бернанке пошёл точно по следам Гринспена, когда стал пускать громадные государственные средства сначала на спасение финансовой системы, а теперь и автомобильной промышленности, которая в США вообще никогда не была очень сильной. Так, на сегодняшний день американские власти предполагают выделить на спасение от экономической депрессии 8,3 трлн. долларов, не считая ещё 800 млрд. долларов, которые обещает в дополнение Барак Обама.

По теме

Кризис, хотя и надвигался постепенно, застал остальных представителей финансовых властей врасплох. Поэтому большинство просто предпочли пойти по проторённой американским коллегой тропинке. Страны ЕС обещают финансовому сектору 3 трлн. долларов на спасение. Китай решил больше не вкладывать свои государственные средства в зарубежные облигации, а вместо этого пустить их на стимулирование экономики и, в частности, внутреннего спроса. На это предполагается выделить до 586 млрд. долларов.

Российские власти тоже выделяют громадные средства на тушение экономического пожара. По подсчётам аудиторско-консалтинговой фирмы «ФБК», на эти цели уже было потрачено 9,9 трлн. рублей: 3 трлн. рублей чиновники взяли из федерального бюджета, ещё 2 трлн. рублей — из международных резервов, в том числе 625 млрд. рублей — из фонда Национального благосостояния. Ещё 4,6 трлн. рублей выделил ЦБ, а 382 млрд. рублей дали госкорпорации. По мнению Владимира Сальникова из Центра макроэкономического анализа и кратко-срочного прогнозирования, если государство будет тратить имеющиеся в его распоряжении ресурсы с такой скоростью, их хватит не больше чем на год. По официальной информации, дополнительно правительство обещает выделить на борьбу с кризисом ещё 9,85 трлн. рублей.

Многие экономисты уверены, что государственные средства в такой момент не только не помогают, но, напротив, ухудшают ситуацию. К примеру, американский экономист Тим Дуй отмечает: «В годы Великой депрессии США были фактически в положении современного Китая: они являлись главным экспортёром, главным производителем материальных благ и главным кредитором остального мира. Сегодня всё оказывается наоборот: США — главный импортёр, главный потребитель и главный дебитор на земном шаре».

Про Россию тоже сложно сказать, что она лидер в производстве материальных благ. «У нашей экономики пока меньше фундаментальных составляющих, необходимых для реального лидерства, чем у того же Китая. Наша экономика и меры её стимуляции говорят об этом довольно красноречиво, она по-прежнему построена в основном в виде перевёрнутой пирамиды: государственный сектор — производитель — потребитель. Это не только провоцирует слабость банковской системы из-за нехватки частных сбережений, но и снижает стимул к конкуренции. В этом причина невозможности полноценного применения даже принципов Кейнса в нашем случае», – убеждён руководитель отдела экономического анализа МДМ-банка Николай Кащеев.

По его мнению, вектор поддержки национальной экономики должен быть в корне другим. «Первоочередное внимание к конечному потреблению, реформе банковского сектора, доверию к национальной валюте, что может потребовать и некоторого ограничения её конвертируемости, переноса фокуса инвестиций и государственной помощи на социальную сферу – это могло бы помочь отечественной экономике», – утверждает Кащеев.

С ним согласен и Игорь Николаев, партнёр ФБК: «Слабое звено мер — отсутствие критериев распределения госпомощи. Вместо того чтобы заливать деньгами финансовую систему, стоило подумать, как ускорить получение средств реальным сектором». Главный экономист инвестиционной компании «Тройка Диалог» также заявляет, что распределение финансовых средств было бессистемным. От этого и реальное их воздействие на кризис будет таким же.

Получается, что ждать хорошего от наступающего года не стоит ни крупным бизнесменам, ни скромным госслужащим. Все аналитики единогласно обещают серьёзное падение темпов роста благосостояния и доходов населения.

Так, согласно базовому сценарию Института изучения России, рост реальных располагаемых доходов населения в этом году составит 6%, а по пессимистическому сценарию — лишь 4%. В пересчёте на живые деньги это означает, что, если в прошлом году среднемесячная зарплата составляла примерно 17 тыс. рублей, в этом году она подрастёт до 20–20,2 тыс. рублей. Рост очень небольшой. Для сравнения: в 2007 году зарплата составила 13,54 тыс. рублей и рост к 2006 году был больше 20%. При этом инфляция или не будет снижаться вообще и останется на уровне прошлого года — 13,5%, или понизится незначительно — до 12%.

По теме

Другими словами, дешеветь деньги будут вдвое быстрее, чем расти зарплаты. Но это естественно: цены на нефть упали до рекордных уровней. Прошлый год стал первым в современной истории, когда большинство экономистов прогнозировали рост цен на баррель «чёрного золота» до 200 долларов, а он подешевел до 35. На этом фоне России становится нечего предложить остальному миру, и рубль должен девальвироваться по отношению как к доллару, так и к другим мировым валютам. Девальвация отечественной валюты не может привести ни к чему иному, кроме как к росту индекса потребительских цен.

Для российского производителя это хорошо: когда местная валюта дешевеет, импортные продукты становятся слишком дорогими для рядового покупателя, люди начинают снова отдавать предпочтение отечественному. Недаром на следующий год крупные сети магазинов, торгующих товарами народного потребления, почти не стали сокращать инвестиции в собственный бизнес. Даже больше того: сеть «Магнит» заявила о планах в 1,5 раза увеличить количество планируемых к открытию магазинов у дома. Дело в том, что в период кризиса как правило страдают магазины, торгующие дорогими и импортными товарами, в то время как спрос на повседневные дешёвые товары увеличивается.

В целом же для экономики страны никаких серьёзных положительных сдвигов от девальвации рубля ждать не стоит. «Девальвация рубля будет недостаточной для выправления внешнеэкономического дисбаланса, который резко усилится вследствие двукратного падения цен на сырьевой экспорт. В 2009 году экспорт товаров и услуг сократится на 35%, тогда как импорт вырастет на 5%. Впервые с 2000 года Российская Федерация столкнётся с дефицитом текущего счёта платёжного баланса, который составит внушительные 5% ВВП», – прогнозируют аналитики Института изучения России.

Дефицит текущего счёта платёжного баланса есть почти у всех развивающихся стран мира, причём у большинства он гораздо крупнее прогнозируемых 5%. Проблема в другом: как только мировая экономика снова начнёт функционировать, инвесторы станут искать, куда вкладывать деньги. И если раньше Россия выгодно отличалась от многих европейских развивающихся экономик именно тем, что имела довольно внушительный профицит по счёту текущих операций, теперь это отличие исчезнет. Бороться за средства иностранных инвесторов, которые так помогали росту российского промышленного производства последние два года, станет намного сложнее. Придётся обращаться к деньгам, накопленным в фондах.

«В случае реализации пессимистического сценария Россия может израсходовать все накопленные резервы уже ко второму полугодию 2010 года. Если мировой экономический кризис и связанные с ним негативные явления на сырьевых рынках продлятся до 2010–2011 года, то российская экономика уже во втором полугодии следующего года может столкнуться с серьёзным бюджетным кризисом и вынужденной обвальной девальвацией национальной валюты», – обещают экономисты Института изучения России.

Другими словами, все частные накопления, банковские вклады в рублях, а также пенсионные накопления попросту сгорят.

Во что вложить и что купить — вопрос, на который стоит поискать ответ даже тем, у кого нет свободных средств. Пока на него не могут ответить даже крупные российские олигархи. Так, некоторые из них ещё летом этого года предпочли избавиться от российских активов и поменять их на акции западных компаний. Пока вложения себя не оправдали: иностранные банки банкротятся активнее, чем российские.

Вклады в валюте тоже не выход. Доллар продолжает расти на фоне увеличивающихся процентных ставок на государственные облигации США. Но очевидно, что они пользуются спросом у инвесторов лишь до тех пор, пока на остальных рынках царит полная неразбериха. Ясно, что профинансировать свой растущий внешний и внутренний долг США смогут лишь при одном условии: если решатся резко обесценить доллар. В какой момент это случится — не может предсказать никто. Но потерять на этом можно очень много. То же касается вкладов в евро и английских фунтах.

По теме

Сбой дала даже казавшаяся самой надёжной инвестиция — в московскую и подмосковную недвижимость. Рассуждения аналитиков о том, что московские квартиры не могут дешеветь просто из-за дефицита земли, а соответственно и возможного предложения, оказались несостоятельны. По некоторым подсчётам, больше четверти всех купленных в Москве квартир приобретались с инвестиционными целями. Как только в экономике начались проблемы, часть из них тут же оказалась на рынке. Удержать цены пытался даже столичный градоначальник. Осенью он заявил о том, что в прошлом и этом годах в Москве не будут выполнены планы по строительству жилья: темпы строительства снизились вдвое. Но даже этого оказалось недостаточно, чтобы «напугать» рынок.

По данным аналитиков по недвижимости, за шесть месяцев в конце прошлого года средние цены на жильё снизились на 25% по отношению к своим максимумам. И это ещё явно не конец. Аналитики из центра IRN.ru убеждают не сравнивать сегодняшнюю ситуацию на рынке с ситуацией 1998 года. «В то время цены падали с уровня 1 тыс. долларов за 1 кв. метр, а сейчас — с 6 тыс. долларов за 1 кв. метр. Плюс в 1998 году московский рынок жилья представлял собой по сути классический рынок недвижимости, а сейчас московская недвижимость используется во многом как спекулятивный инструмент, поэтому амплитуда как взлётов, так и падений существенно выше», – заявили аналитики центра IRN.ru в своём отчёте. Они ожидают, что за этот год цены в рублях на недвижимость в столице могут опуститься ещё на 30%.

В то же время специалисты Центра макро-экономических исследований Сбербанка России прогнозируют: к концу этого года в Москве средняя стоимость 1 кв. метра жилья в долларах на первичном рынке снизится с 46 до 60% по сравнению с итогом третьего квартала прошлого года, а на вторичном рынке – с 37 до 50%. Когда цены вновь начнут расти, специалисты Сбербанка умалчивают. По прогнозам аналитиков из IRN.ru, роста можно ждать сразу же после новогодних праздников 2010 года. Но, возможно, это слишком оптимистичные ожидания. Ведь России есть с чем сравнить свои проблемы, и сравнение будет не из приятных.

Другая нефтяная держава – Казахстан – почувствовала на себе мировой кризис ещё в середине 2007 года, когда неприятности в экономике США только начались. Иностранные инвесторы предпочли уйти с рынков этой страны, в которой внешний долг оценивался в 95% местного ВВП. Естественно, первым делом вслед за этим обвалились банковский сектор экономики и местная валюта – тенге. Сразу же за этим последовал тяжёлый обвал рынка недвижимости страны, который оценивается в 30 млрд. долларов.

«После многолетнего роста мы впервые столкнулись с ценовым падением. Для нас это совершенно новая, уникальная ситуация», – сетовал тогда вице-президент Национальной ассоциации риелторов Олег Алфёров.

Ещё бы: ведь с 2002 года цены за 1 кв. метр в столице Казахстана начали расти на 80–100% в год и увеличились с 200 долларов до 3,5–6 тыс. долларов. Но и падение было серьёзным. В 2007 году цены упали почти на 50%, в прошлом году они успели обвалиться ещё на 20% по сравнению с 2007 годом. В середине прошлого года паника на рынке недвижимости достигла такого пика, что одни аналитики давали среднюю цену за 1 кв. метр в столице на уровне 1 тыс. долларов, а другие – 2,3 тыс., включая в подсчёт и то, что они называли элитным жильём. Никаких надежд на улучшение ситуации в Казахстане пока не видно. Возможно, и России не стоит надеяться на скорый поворот. В таком случае жильё тоже становится не лучшим объектом для инвестиций.

Единственное, что остаётся делать в этом году, – пытаться не потерять собственную работу, ведь, по мнению многих аналитиков, пик роста безработицы ещё не прошёл – бум увольнений может прийтись на март. А все средства, которые удастся заработать или сохранить, лучше сразу же тратить.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.01.2009 14:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх