// // Экс-вратарь DJ Нигматуллин собирается писать гимн

Экс-вратарь DJ Нигматуллин собирается писать гимн

425

Ворота – в музыку!

Перед выступлением Руслан может выпить 3 бокала виски
Фото: ИТАР-ТАСС
Перед выступлением Руслан может выпить 3 бокала виски Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

По стечению обстоятельств интервью с Русланом состоялось в день DJ. «Как вас приняли коллеги по цеху?» – поинтересовалась я у бывшего голкипера. «По-разному, – ответил он, – и это подтверждает, что я на верном пути». Впрочем, первый клип вратаря на композицию Symphony публика приняла благосклонно, а в творческих планах – написание гимна.

–Как вам удаётся, вскакивая в последний вагон, добиваться результатов? В футбол вы пришли в 13, а в музыку в 35, но везде оказались заметны.

– Что бы я ни делал, я всегда стараюсь максимально выложиться. Да, я пришёл в футбол поздно. Но уже через три года играл во взрослый футбол. А сейчас, играя свои сеты, я вообще чувствую себя лет на 20!

В детстве я перепробовал практически все виды спорта и занимался баскетболом и лёгкой атлетикой, играл в хоккей, бегал на лыжах. Ещё учился в музыкальной школе по классу классической гитары. А потом увидел лучшего голкипера мира – вратаря нашей сборной Рината Дасаева – и увлёкся футболом. Даже играя во дворе, изображал из себя нашу футбольную легенду.

– Так он потряс ваше воображение?

– Да. Кроме того, мне очень нравилось летать в воротах. И я пришёл в казанский футбольный клуб «Электрон». Но одним только клубом мой футбол не ограничился. Каждый день я прыгал по лестнице с первого до девятого этажа сначала на одной, потом на другой, а в конце на обеих ногах. И это помогло развить мне прыгучесть, без которой голкипер состояться не может. Что меня и отличало впоследствии как вратаря. Я проштудировал много книг о спорте. Моё увлечение футболом стало фанатичным.

– Вы часто меняли футбольные клубы. Какой период вам нравился больше всего?

– Это начало 2000-х, когда я играл за самый родной для меня клуб «Локомотив» (Москва). И эти годы я считаю наиболее удачными.

– С какой точки зрения удачными – с финансовой или с точки зрения душевного комфорта?

– Никогда не поверю, если кто-то скажет, что деньги для него не главное. У меня были абсолютно нормальные гонорары. На тот момент я чувствовал себя обеспеченным человеком. Который мог спокойно заниматься любимым делом.

– Как развивалась ваша спортивная карьера?

– Отыграв несколько сезонов, в 16 лет я понял, что хочу чего-то большего, чем Казань. И поехал в Набережные Челны. На повышение. В команду второй лиги. Пришёл на тренировку и сказал: «Хочу у вас играть. Посмотрите меня». И всё. На меня посмотрели и оставили.

– А как решались бытовые условия?

– Мне дали комнату в общежитии. Школу я окончил в Набережных Челнах. И мне даже дали стажёрскую ставку – 98 рублей.

– А родители? Как они вас отпустили?

– Конечно, с трудом. Сначала были слёзы и мои убеждения. Но, к счастью, у меня был маленький братик, который и переключил на себя внимание моих родителей.

– А как вы ведёте себя по отношению к своим детям?

– У меня два сына. Старшему 11 исполнится в апреле, а младшему – 7. Старший занимается футболом.

– Он пошёл по вашему пути. Вас это радует?

– Пока я к этому спокойно отношусь. Я знаю, что в этом виде спорта есть не только прекрасное. Во-первых, это очень тяжёлый труд, а во-вторых, даже если ты чего-то добьёшься, в 30 лет карьера закончится, и тебе придётся начинать жизнь заново.

– Но футбол ведь ещё и травмоопасный вид спорта?

По теме

– К счастью, серьёзных травм, которые требовали годы для восстановления, у меня не было.

– Видимо, вы ещё и поэтому выбрали роль голкипера? Чтобы никто не толкал, не пинал…

– Если вы так говорите, значит, вы плохо знаете эту профессию. Потому что эта профессия, наоборот, одна из самых травмоопасных. Сколько приходится падать на далеко не самое мягкое поле. А нападающие так рвутся забить в твои ворота… Куда мне только не попадало! Одних сотрясений мозга у меня было около пяти!

– Почему, окончив спортивную карьеру, вы пришли в музыку?

– Музыка всегда была со мной. Меня даже тренеры звали радистом, я всегда ходил с наушниками. И слушал разную музыку с разных радиостанций. Гари Мура очень люблю.

– Он недавно умер. От передоза.

– Я знаю об этом. Но что касается меня, я никогда не буду пробовать наркотики. Хотя я не ангел. Я могу выпить перед выступлением три бокала виски. Чтобы быть в тонусе, в таком же настроении, как танцующие.

– 200-граммовых?

– Что вы! По 50 граммов. Но с яблочным соком, поэтому и говорю, что бокалы. Скажу больше. Я в течение 15 лет курил сигареты. Когда ещё занимался спортом. Человек, к сожалению, умнеет не сразу. Но после того, как завершил карьеру, я понял, что сигареты мне не нужны. И я уже года два как не курю.

– Самый отдалённый город (или страна), который удалось посетить за короткое время диджейства?

– Если брать по часовому графику, то Казахстан и Кипр, туда лететь четыре часа. Была Германия, но до неё лететь меньше.

– Если сравнивать публику, зарубежную, российскую и московскую, чувствуются ли отличия?

– Могут стоять два клуба через дорогу, и публика в обоих будет разной, но я могу играть в обоих. В одном нужно играть попопсовее, а другим, наоборот, пожёстче. Главное, чтобы все были довольны и удовлетворены. В чём я себя пытаюсь проявить и надеюсь, что это у меня получится, – чтобы люди шли на мою музыку и мне не приходилось бы под них подстраиваться.

– Именно с Symphony вы и начнёте влиять на вкусы публики?

– Я надеюсь. За пять недель мой трек уже оказался в чарте на 27-м месте. Кроме того, я активно тружусь над двумя следующими треками.

– Как относитесь к тому, что сейчас некоторые используют в своих миксах фрагменты классической музыки?

– Хорошо. Более того, мой трек Symphony был навеян одной из симфоний Моцарта.

– Это какой же?

– Я не хочу раскрывать свою творческую кухню. А ещё один трек, который выйдет в скором времени, я сочинил, слушая Вивальди.

– А как же в вашем творчестве появилась песня Робертино Лоретти «Ямайка»? Вы ведь не застали пик популярности этой песни?

– Я очень люблю, и до сих пор, слушать музыку ретро. «Ямайка» мне нравилась всегда. Когда я начинал свою карьеру, долго думал, как мне развиваться, и, естественно, играть чужую музыку мне не хотелось. Это не помогло бы мне выделиться в диджейской среде. Поэтому первое, что мне пришло на ум, были ремиксы. Но делать ремиксы на известные темы, на которые уже написаны десятки вариантов треков, мне было неинтересно. Поэтому я стал выбирать ту музыку, на которую ремиксы не писались. И «Ямайка» как раз и попала в точку! Задорный мальчишеский голос Лоретти отлично лёг на танцевальную музыку. И 107 музыкальных радиостанций страны поставили этот трек в свой эфир. С него начались и мои отношения со студией «Гала Рекордз».

– Как это произошло?

– Услышав мою версию «Ямайки», представители «Гала Рекордз» обратились ко мне, и мы подписали договор на песню. Потом последовала Symphony. А затем поступило предложение заключить договор на три года, на полный цикл, включающий в себя гастрольную деятельность, звукозапись, производство клипов. И я очень доволен.

– А у вас есть какие-то планы на отечественный чемпионат мира по футболу?

– Несомненно. Хотя я думаю, что в скором времени будет объявлен конкурс на гимн этого чемпионата, и я обязательно попытаюсь его написать. Я принимал участие в чемпионате как игрок, и теперь хотелось бы поучаствовать в качестве музыканта.

– А каким был проект «Лёд и пламень»?

– Его можно назвать успешным. Я откатал девять программ.

– За что же вы терзали вашу партнёршу Татьяну Тотьмянину в номере, где вы были Карабасом-Барабасом?

– Сначала я её, а потом, после номера и интервью, она меня мочила. Видимо, ей что-то не понравилось. Мне нравилось кататься на коньках, у меня было хоккейное прошлое, но здесь и другие коньки, и другое катание: с прямой спиной, а не держась за клюшку. А вот танцы на полу – это совсем не моё!

– И это говорит диджей! Почему же не ваше?

– Во-первых, для меня было каторгой оттачивать каждое движение. Мне казалось, что я любил танцевать на дискотеках. Но танцевать бальные танцы оказалось очень трудно. Может, потому я смотрелся совсем неэффектно. Поэтому я продержался девять программ и был один из лучших на льду. Но на полу – одним из худших. В итоге пол пересилил. Но ведь мы все понимаем, что это за проект. Это же не спортивное соревнование. Здесь речь идёт о рейтингах и пиаре.

– Кто ведёт ваш сайт RusNigTV? Он очень впечатляет и, видимо, требует большой временной отдачи.

– Я его веду сам. Я понимаю, что это важно.

– А ваша супруга работает?

– Да. Она занимается нашей компанией по дизайну интерьеров. Ей это очень нравится.

– А кто же у вас занимается детьми?

– Конечно, у нас есть няни. Но, как все нормальные родители, мы ж не целыми днями пропадаем на работе.

– Ваша супруга вас не ревнует? На вас же ходят практически одни барышни.

– Она с пониманием относится ко всем издержкам профессии. И к тому же я себя нормально зарекомендовал за годы совместной жизни. Хотя, конечно, если собрать все снимки после моих выступлений, на которых девушки любят фотографироваться со мной как со своим парнем, а мне часто приходится расписываться на интимных частях тела, то подумать можно всякое.

– Не робеете от подобных предложений?

– Ну, я уже достаточно опытен, чтобы робеть при виде женской груди. Тем более перед сценой в ночном клубе постоянно танцуют минимально одетые девушки.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.03.2011 11:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх