// // Весной депутаты Госдумы продолжат совершенствовать общество

Весной депутаты Госдумы продолжат совершенствовать общество

45

В ожидании перемены

Весной депутаты Госдумы продолжат совершенствовать общество
В разделе

В последнее время законодательная деятельность в России приобрела внезапно-авральный характер — законы появляются как сюрпризы. И далеко не всегда это приятная неожиданность из мешка Деда Мороза, чаще закон вылетает из Думы этаким чёртом из табакерки. 2004-й начался с того, что автолюбителей заставили принудительно раскошелиться на обязательное страхование гражданской ответственности. Вроде бы неплохо: бей на дороге кого хочешь, но оказалось, что страховщики платят крайне неохотно. Затем откуда ни возьмись на граждан сваливается монетизация льгот: большие привилегии решили заменить на маленькие деньги, но и их дали не всем — у некоторых слоёв населения льготы просто отобрали. К концу года у россиян отняли и право избирать губернаторов. Казалось бы, какая разница простому человеку, выбрал он сам регионального главу или ему его назначил президент, однако некоторые политически активные товарищи и тут возмутились.

В общем, сейчас российские граждане уже не знают, куда деваться от разбушевавшейся фантазии правительства и одобряющих все их действия обеих палат парламента. Народ-то у нас, конечно, ко всему привычный, но очень плохо то, что законы появляются так, словно кто-то притаился, а затем гаркнул в самое ухо: «Гав!» Для того чтобы хоть как-то подготовить россиян к весеннему законотворческому обострению в правительстве и Федеральном собрании, газета «Версия» решила проанализировать социальные последствия наиболее важных законопроектов, находящихся сейчас на рассмотрении в Государственной думе. Выяснить, чего ещё нас собираются лишить в наступившем году.

То, что с Думой что-то не так, стало ясно уже год назад: какая-то она стала непривычная, на самостоятельную ветвь власти непохожая. Проправительственная фракция теперь велика настолько, что парламент больше напоминает ещё одно министерство. Для оппонентов «единороссов» в Думе осталось совсем мало места: националистам — в «Родине», социалистам — в усечённой КПРФ, особо убеждённым демократам — среди независимых депутатов. Недостаток народного представительства в следующем году решили исправить: нет, оппозиция, конечно, не будет допущена в главное Заксобрание страны, для неё просто найдут специальное место.

Под самый конец минувшего года президент преподнёс всем сразу два сюрприза: гражданам — в виде закона «Об общественной палате» и депутатам — в лице новой редакции закона «О выборах депутатов Государственной думы». По мнению Владимира Путина, партийная и общественная жизнь — вещи друг от друга очень далёкие: партии должны находиться в одном органе, общество — в другом. Поскольку первые уже облюбовали Думу, для общества надо создать ещё одну структуру, которую решено назвать Общественной палатой. Она должна обеспечить взаимодействие граждан с федеральными и региональными органами власти «в целях учёта потребностей и интересов граждан Российской Федерации при проведении государственной политики, защиты прав общественных объединений, осуществления общественного контроля за деятельностью госорганов всех уровней».

В общем, получается что-то наподобие общественной прокуратуры. Вопрос только в том, кто будет прокурорами? Депутатов мы пока ещё избираем, но где это видано, чтобы избирали прокуроров? С другой стороны, обычная прокуратура — это надзор со стороны государства, а тут вроде бы планируется общественный. Необходимо найти компромисс, а его в нынешней России может обеспечить только президент — власть и общество в одном лице.

Общественных прокуроров, то есть членов Общественной палаты России предстоит выбирать нескольким уровням выборщиков. На первом этапе Владимир Путин лично определит 42 самых достойных, которые смогут либо взять самоотвод, либо согласиться с предложением президента войти в цитадель гражданского общества. Затем уже эти 42 общественника, облечённые президентским доверием, выберут на свой страх и риск ещё 42 представителей общероссийских общественных объединений, которые должны будут присоединиться к ним. А дальше уже 84 члена Общественной палаты доберут ещё 42 представителей от региональных общественных организаций, по 6 от каждого федерального округа. На первом своём заседании орган определит свою структуру и процедуру принятия решений. Вот тогда, собственно, и станет ясно, чем же на деле окажется пресловутая Общественная палата.

По теме

Пока же ясны только её задачи:

1. Привлечение граждан и общественных объединений к реализации государственной политики.

2. Выдвижение гражданских инициатив, имеющих общероссийское значение и направленных на реализацию конституционных прав, свобод и законных интересов граждан и общественных объединений.

3. Проведение экспертизы проектов федеральных законов, законов субъектов РФ и иных правовых актов.

4. Осуществление общественного контроля за деятельностью федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления.

5. Определение приоритетов в области государственной поддержки общественных объединений, деятельность которых направлена на развитие гражданского общества в России.

6. Оказание информационной, методической и иной поддержки общественным палатам, созданным в субъектах РФ.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: задачи эти фактически совпадают с парламентскими. То есть это будет не только ещё одна прокуратура, но и ещё одна Дума. Уже доподлинно известно, что члены Общественной палаты освобождаются работодателем от выполнения трудовых обязанностей по основному месту работы с сохранением должности. При этом членам палаты возмещаются расходы, связанные с осуществлением ими общественных обязанностей, а также выплачивается денежная компенсация за счёт средств федерального бюджета. Проще говоря, Общественная палата, как и Дума, будет существовать на средства налогоплательщиков.

Напомним, что сейчас Государственная дума обходится бюджету более чем в 2,5 млрд. рублей в год — по 5 млн. на депутата. Судя по всему, Общественная палата будет стоить никак не меньше — всего придётся тратить около полумиллиарда рублей в год. Насколько всё это эффективно? Во времена СССР уже был такой гибрид Верховного Совета и прокуратуры под названием «Народный контроль». Однако у него были реальные полномочия, мнение Народного контроля не просто учитывалось, а было обязательным для исполнения. Там могли снять с должности чиновника почти любого уровня, инициировать проверку прокуратуры или МВД — ничего такого Общественная палата делать не будет, по крайней мере в законопроекте эти полномочия не прописаны. Спрашивается, зачем тогда выбрасывать полмиллиарда?

Видимо, в Общественную палату попадут многие из тех известных политиков, кто по новым правилам избрания депутатов Госдумы окажется вне парламента. Ведь выборы по одномандатным округам отменяются, и теперь туда можно будет попасть, только вступив в ряды мощной партии, имеющей шанс преодолеть 7-процентный барьер. Их в стране не так много, но самое неприятное, что никто не может заявить: я — член такой-то партии и иду в Думу. Достоин ли человек попасть в партийные избирательные списки, решать не ему, а партии. Таким вот нехитрым образом нас лишат конституционного права быть избранными.

Да и шансов у представителей оппозиционных партий и объединений почти не остаётся. Раньше они могли воспользоваться своей популярностью в мажоритарных округах, теперь просто обязаны раствориться в серой партийной массе. Если бы система выборов только по партийным спискам присутствовала, скажем, в 1999 году, в Думе не было бы ни Дмитрия Рогозина, ни Павла Крашенинникова, ни Владимира Рыжкова, ни Михаила Задорнова, ни Александра Невзорова, ни многих-многих других её нынешних «звёзд».

В случае террористической опасности права граждан будут ограничивать на два месяца

Подумаешь, нельзя попасть в Думу! В депутаты и так попадают единицы, чего об этом плакать всем? Что ж, в новом году парламентарии рассмотрят и закон, касающийся практически каждого россиянина. Под видом противодействия терроризму они планируют легализовать ограничение ряда конституционных прав граждан на срок до 3 месяцев. Первое чтение соответствующий проект закона уже прошёл...

Антитеррористическое нормотворчество вызвало недоумение даже в правительстве: там возникло много вопросов относительно формулировки, по которой террористической деятельностью являются не только сами теракты, не только публичные призывы к их осуществлению, но и пропаганда идей терроризма. Ведь понятно, что террористы берут на вооружение самые разные идеи и под пропаганду может подпасть любое инакомыслие. Заодно депутаты решили отнести к преступлениям террористического характера действия, совершение которых способствовало достижению преступных целей. Например, спросил потенциальный террорист кого-то на улице, как пройти к метро, а тот возьми и ответь ему — всё, пособник и соучастник.

По теме

Кроме того, есть и совсем чудные перлы, в соответствии с которыми оружие и боевая техника могут применяться в отношении воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств с пассажирами для устранения опасности, угрожающей интересам личности, общества или государства. И тут же утверждается, что возможность такого применения должна ограничиваться только случаями, когда опасность непосредственно угрожает исключительно жизни иных лиц. Что здесь имеется в виду, совершенно непонятно. К примеру, захватили террористы самолёт и собираются таранить какой-нибудь московский небоскрёб. Понятно, что такой самолёт можно сбивать. А если захвачен пароход и бандиты хотят, прикрывшись заложниками, бежать за границу? Людям-то напрямую ничто не угрожает, но какой удар по престижу страны! Спрашивается, можно такой пароход топить или нет?

С участием Вооружённых сил Российской Федерации в пресечении террористических акций и противодействии терроризму вышла вообще полная путаница. Вообще-то привлечение ВС к выполнению задач не по их прямому назначению производится президентом в форме указа и утверждается Советом Федерации. Однако по депутатскому законопроекту устанавливается, что необходимые силы и средства ВС РФ используются для пресечения террористической акции по решению... руководителя контртеррористической операции. Что-то у нашей борьбы с террором становится слишком много начальников.

Теперь о том, что напрямую касается ограничений основных прав и свобод. Авторы законопроекта придумали даже специальный термин — «режим террористической опасности». Что является таковым — непонятно, но вот последствия его введения яснее ясного: запрет на проведение собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования, введение цензуры в СМИ, комендантский час и т.д. Раньше временные ограничения, предусмотренные при введении режима контртеррористической операции — запрет находиться на улицах в установленное время суток, запрет или ограничение проведения массовых мероприятий и ряд других, — могли осуществляться исключительно в условиях чрезвычайного положения и только в соответствии с федеральным законом «О чрезвычайном положении». Однако Конституция, похоже, уже никого не беспокоит — как же, ведь налицо прямая террористическая угроза!

Между тем в условиях ЧП отдельные ограничения прав и свобод могут устанавливаться лишь с указанием пределов и периода их действия — на срок не более 30 суток на всей территории Российской Федерации, а в отдельных местностях — до 60 суток. Теперь простого телефонного звонка с сообщением, что где-то заложена бомба, будет достаточно для установления всех этих ограничений, причём сроком 90 дней. Раньше в соответствии с Конституцией ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускалось исключительно на основании судебного решения и только в отношении конкретного лица. В отношении неопределённого круга граждан подобное не допускалось даже во время действия режима чрезвычайного положения. Однако теперь депутаты решили, что режима террористической угрозы достаточно, чтобы обходиться без судебной санкции и «слушать» всех, кого пожелают силовики.

Сейчас чрезвычайное положение на всей территории или в отдельных местностях вводится указом президента и утверждается Советом Федерации. Решение же о введении на территории одного или нескольких субъектов РФ режима террористической опасности, мало чем отличающегося от ЧП, принимает почему-то председатель правительства. А на территории конкретного региона то же самое делает руководитель высшего органа исполнительной власти этого субъекта Федерации. Какие возможности открываются перед губернаторами! Заявил о том, что область находится под угрозой масштабных терактов — и ни пикетов тебе, ни демонстраций, ни критики в прессе...

Особо достанется родственникам террористов. Это раньше по закону у нас сын за отца не отвечал, а теперь ситуация кардинально изменится. Есть в антитеррористическом законе норма, предусматривающая невозможность признания членов семей террористов и лиц, находящихся на их иждивении, пострадавшими вследствие контртеррористической операции. Другими словами, при поимке, скажем, Масхадова можно перебить всю его семью, разрушить их жильё, при этом не поймать самого Масхадова. Это фактически означает установление коллективной ответственности за преступление, что напрямую противоречит Конституции и общим принципам гражданского законодательства.

По теме

И вообще, если кого-то заподозрят в причастности к террористической деятельности, на гуманность и справедливость нормального суда он может не рассчитывать. Законопроектом обозначено, что по делам о террористической деятельности могут устанавливаться особенности уголовного судопроизводства, то есть появятся своего рода контртеррористические трибуналы. Такое положение противоречит Уголовно-процессуальному кодексу РФ, в соответствии с которым порядок уголовного судопроизводства устанавливается только данным кодексом. Но это сейчас уже никого не интересует.

Кто-то скажет, что всё или почти всё вышеперечисленное — обычная практика на Северном Кавказе, и будет прав. Разница в том, что кавказская практика, став законом, обязательно пойдёт на север. И недалёк тот час, когда жителям Москвы, Питера, Нижнего Новгорода, Томска, Омска на своей шкуре придётся узнать, каково быть жителем Грозного.

Борьба с «палёной» водкой обернётся ростом цен на алкоголь

Не обойдётся следующий год и без очередной битвы депутатов вокруг «палёной» водки. На ужесточение санкций федеральных властей в отношении незаконного самогоноварения направлен законопроект о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Предлагается серьёзно ужесточить выдачу лицензий организациям, которые производят спирт.

В нашей стране от употребления некачественной водки умирают несколько десятков тысяч человек в год, так что формальная необходимость в новом законе есть. С другой стороны, наши граждане сивухой травились всегда, как ни ужесточали лицензирование в ликёроводочной промышленности. Вообще, есть ощущение, что между собой эти процессы никак не связаны. Собственно, нынешнее ужесточение ничем принципиальным от предыдущих не отличается: скорее всего исполнение этого закона обернётся не снижением числа жертв «палёной» водки, а банальным увеличением цен на легальный спирт и как следствие ростом стоимости всего горячительного.

Что же касается нелегальной алкогольной продукции, то она особо никогда не проигрывала от выстраивания любого количества административных барьеров, пользуясь огромной популярностью из-за своей привлекательной цены. Так что, глядишь, барыш у нелегалов даже подскочит — всё-таки на общем росте они непременно захотят погреть руки.

Чеченских боевиков выкупят за деньги налогоплательщиков

А ещё у думцев есть желание рассмотреть два документа, которые бессмысленны в отрыве друг от друга. Это два соглашения с Грузией «О передаче для отбывания наказания лиц, осуждённых к лишению свободы» и «О реструктуризации задолженности Грузии по государственным кредитам, предоставленным Российской Федерацией». Раньше российская сторона не спешила ратифицировать соглашения из-за того, что бывший глава службы безопасности Грузии Игорь Георгадзе, проживая на территории нашей страны, довольно активно защищал отечественные интересы в различных внутригрузинских разборках.

Однако теперь гораздо больше, чем Георгадзе, Россию волнует судьба чеченских боевиков, которых грузинские власти поймали, осудили, но особо не торопятся передавать. Казалось бы, какая разница, где сидеть сепаратистам? Просто в России вопрос с боевиками решается окончательно вне зависимости от сроков их приговоров. Турпал Атгериев, Леча Исламов, Салман Радуев никогда не выйдут на свободу — все они умерли в тюрьме. Официально — из-за болезней, но, поскольку хвори, «несовместимые с жизнедеятельностью», стали системой, можно сказать, что в отношении чеченских сепаратистов в России негласно восстановлена смертная казнь.

Вот для того, чтобы осуждённые в Грузии боевики переместились на родину и перестали быть потенциальной угрозой, их решили попросту выкупить у южного соседа. Точнее, забрать за долги. Именно поэтому вкупе с соглашением о выдаче осуждённых российская сторона подготовила и другое — о реструктуризации задолженности. При этом в долг Грузии давали из российского бюджета, а он формируется из налогов, то есть из тех денег, что мы с вами отдаём государству и которые это самое государство должно тратить на наши нужды. Грузинские долги должны были вернуться в бюджет, но теперь вместо них к нам прибудут «партизаны», которые через некоторое время наверняка перемрут от разных болячек. В общем, получается, что мы оплатили чувство мести к чеченским боевикам. Чувство, может быть, и справедливое, но явно превышающее самые строгие меры российских законов.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.10.2016 14:51
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх