// // В этом году у Василия Ливанова сразу четыре юбилея

В этом году у Василия Ливанова сразу четыре юбилея

36

Шерлок Холмс в XXI веке

В этом году у Василия Ливанова сразу четыре юбилея
В разделе

Московский полдень. На Тверской извечная пробка, по тротуарам спешат пешеходы, вокруг снуют продавцы кока-колы. А возле памятника Юрию Долгорукому в облачке сигаретного дыма стоит мужчина средних лет. Бейсболка с изображением игроков в гольф, очки, жилет с множеством карманов, в руке зажигалка, на которой изображён Че Гевара, — на первый взгляд практически ничего не выдаёт в нём английского джентльмена. Но это всё равно он, Шерлок Холмс. Это я знаю точно.

«Жарко сегодня, к выходным 30 градусов обещают, — приветствует он меня. — Для средней полосы России такая дикая жара несвойственна. Гармонично, когда температура 22—23 градуса. А 30 — это слишком!» Я же говорю: Шерлок Холмс, все англичане непременно говорят о погоде. Да и голос точно его — до боли знакомый, с хрипотцой. Или, может, всё-таки Карлсона?

– Василий Борисович, 19 июля вы отмечаете свой 70-летний юбилей. Исполняется 50 лет вашей творческой деятельности на сцене, 40 лет — литературной. Да и вашему Шерлоку Холмсу стукнуло четверть века... Как отмечаете эти события?

— Заканчиваю работу над трёхтомником. В издание войдут рассказы, повести, очерки, сказки, пьесы и очень много моих рисунков. В последние годы я вообще больше занимаюсь литературой. Меня она поглощает с головой. Кроме того, у меня уже вышел юбилейный календарь на 2005 год, где в качестве иллюстраций представлены мои лучшие работы в кино.

— Вы снимаетесь в кино, пишете, рисуете. Но в молодости работали на конном заводе. Мечтали стать конюхом?

— Нет, конюхом я никогда не хотел быть. Одно время я действительно был табунщиком, пас со своими товарищами в местечке Горки-10 огромный табун в 244 головы. Это были рысистые кобылы орловской породы с жеребятами. График: сутки в седле — сутки свободен. В месяц платили 380 рублей. ( Для конца 50-х неплохой приработок.)

— А в свободное время, наверное, читали Конан Дойла?

— Вы думаете, что я больше ничего не делал, кроме того как табун пас? Я учился, оканчивал Московскую среднюю художественную школу. Потом поступал в Суриковскую академию. И, кстати, поступил. А потом понял, что художник — это всё-таки не моя профессия, что без актёрства я вряд ли смогу прожить. И поступил в Театральное училище им. Щукина.

— Первый фильм с вашим участием — «Город на заре» вышел в 1959 году...

— Моя первая роль была сыграна в фильме «Неотправленное письмо». Для меня это была и первая киношкола: режиссёр Михаил Калатозов и оператор Сергей Урусев — мои учителя в кинематографе. А в «Городе на заре» играл в массовке и произносил одну или две фразы, поэтому ролью это трудно назвать. Но началом творческой деятельности я считаю ещё студенческую работу — постановку спектакля «Три толстяка» в 1955 году на сцене Щукинского училища. Я был автором инсценировки и режиссёром-постановщиком. А музыку к нему написал мой друг — в ту пору студент консерватории композитор Геннадий Гладков. Потом мы «Трёх толстяков» ещё не раз играли на публике. В том числе на сцене Театра Вахтангова.

— С тех пор вы сыграли более чем в 50 фильмах. Какие роли у вас любимые?

— Роли — они как дети, каждую любишь по-своему. Кроме того, каждая является как бы взлётной площадкой для следующей работы. Это как лестница. И хорошо, чтобы она шла вверх, к Богу.

— Так какие же ступеньки внизу, в середине, наверху?

- «Неотправленное письмо» — первая ступенька и далее по хронологии. В моём юбилейном календаре все мои центральные роли как раз и собраны. Слепой музыкант, император Николай I, Дон Кихот... Но так уж сложилось, что Шерлок Холмс всех перекрыл.

По теме

— Это хорошо или плохо?

— Есть два разных понятия — мне об этом говорил мой крёстный, Качалов Василий Иванович. Актёр может очень хорошо сыграть роль. А может родить человека — на сцене или на экране. Вот с Холмсом произошла именно такая вещь. И все верят, что Холмс только такой и другим быть не может. Такая же история произошла и с замечательным артистом Борисом Бабочкиным. Он родил Чапаева: он такой и другим быть не может. Это редчайшее «попадание» в актёрской судьбе.

— И как это попадание произошло в вашей жизни? Шерлок Холмс родился...

— Из рыцаря Бенедиктуса — лохматого человека, бродяги и пьяницы, которого я сыграл в фильме «Ярославна, королева Франции» (1977 год). На съёмках я практически не слезал с коня и носил латы так, как будто в них родился. И в этом образе оператор, а впоследствии мой очень близкий друг Юрий Векслер каким-то образом разглядел Шерлока Холмса. Не знаю как, это тайна его операторского взгляда. И он сказал Масленникову (режиссёру фильмов «Ярославна» и «Приключения Шерлока Холмса». — Ред.): «Вот есть готовый Холмс!»

— И вы сразу с этим согласились?

— Конечно. Но было страшновато. Ничего приблизительного здесь быть не могло — или пан или пропал. Потому что за несколько лет до этого на телевидении уже была попытка поставить «Собаку Баскервилей», и это был полный провал.

— И чего боялись больше всего?

— Не найти общий язык с Соломиным — Ватсоном. Потому что дружбу сыграть невозможно. Нужно или по-настоящему дружить — относиться друг к другу эмоционально, всем сердцем, — или не браться за это вообще. Иначе с экрана это не доходит. Мы с Виталием познакомились на кинопробах. Я видел его до этого в кино, но знаком лично не был. И нам повезло: так сложилось, что мы стали очень близкими друзьями. Дружили и мы, и наши жёны, и дети. Это и был ключ к успеху. В фильме мы сыграли все стороны человеческих ощущений — знакомство, рождение дружбы, преодоление опасностей, неудачную любовь Холмса и взаимную Ватсона, печальное расставание. Масленников и дальше хотел продолжать снимать, но мы отказались. «Двадцатый век начинается» — это уже был некоторый довесок.

— Ваша пара Холмс — Ватсон была признана лучшей даже англичанами. В музей на Бейкер-стрит, 221б ездили вместе с Соломиным?

— Нет, не сложилось. Мы много вместе путешествовали, но в Лондон так и не попали. Я там был один в конце 80-х. В то время я снимался в фильме «Хау ду ю ду, Юрий Долгорукий» по заказу министерства иностранных дел Великобритании. Фильм был об истории русско-британских отношений, и англичане пригласили меня в него в качестве ведущего. И вот когда я приехал в Лондон, как раз и открылся этот музей. Мне там очень понравилось. Мне вообще нравится Лондон. И сейчас мне очень хотелось бы выразить лондонцам свои соболезнования в связи с трагедией, которая у них произошла. Но я абсолютно убеждён в оптимистической силе английского духа. Я уверен, что они преодолеют эту трагедию, и желаю им этого.

— Как сложились ваши отношения с Виталием Соломиным после «Шерлока Холмса»?

— Мы много вместе работали и в кино, и в театре. В частности, ставили спектакль «Мой любимый клоун» на сцене Малого театра, организовывали театр «Детектив», я снимался в его единственном режиссёрском фильме «Охота». В трёхтомнике, который скоро выйдет, будет очерк под названием «Виташа». Так его звали жена и все друзья.

— А сейчас с кем из коллег-актёров дружите?

— С Женей Стебловым (в фильме «Собака Баскервилей» сыграл доктора Мортимера. — Ред.), Никитой Михалковым (сэр Генри Баскервиль). С Михалковым мы вообще знакомы с детства: когда он родился, мне было 10 лет. Могу среди своих друзей назвать Армена Джигарханяна, с которым мы вместе работали в «Дон Кихоте». Мы видимся нечасто, но сохраняем дружеские отношения.

— Как оцениваете молодых актёров, кто-то нравится?

— Есть очень много людей этой профессии, которые интересны. В фильме «Мужской сезон» я снимался, к примеру, с Алёшей Кравченко, он замечательный актёр. Ещё мне нравятся Дюжев в «Бригаде», Валера Николаев...

По теме

— Любите новые русские сериалы?

— Я их смотрю прежде всего с профессиональной точки зрения. И должен отметить, что актёры там играют на уровне студентов театрального училища. Задача актёра — создать образ. А они играют: «Я в предлагаемых обстоятельствах». Это программа 2-го курса. То ли у них времени нет, то ли желания, то ли у режиссёра низкий уровень профессионализма. Поэтому часто бывает непонятно, какой сериал ты смотришь: кругом одни и те же люди, только обстановка меняется. Это раздражает.

— Как режиссёр и сценарист вы сняли множество мультфильмов. А Карлсон, крокодил Гена, удав из «38 попугаев» — около 300 мультяшных героев говорят вашим голосом. Как получилось, что вы так серьёзно увлеклись мультиками?

— Это была моя давнишняя мечта. В конце войны известный американский мультипликатор Уолт Дисней прислал советским детям мультфильм «Бэмби». Я его тогда посмотрел и до сих пор считаю самым лучшим мультфильмом вообще. Поэтому, как только у меня появилась возможность поработать с мультипликацией, я с восторгом стал это делать. Кстати, мой режиссёрский диплом — это мультфильм. Называется «Самый-самый-самый», по моей же сказке. А защищал я диплом на Высших курсах режиссёров кино у Михаила Ромма и получил за этот мультфильм диплом с отличием.

— Делать мультфильмы — это особое удовольствие?

— Без удовольствия вообще ни за что нельзя браться. Как сказал Рей Брэдбери: «Если хотите быть счастливым всю жизнь — занимайтесь делом, которое вы любите».

— Ваши внуки их смотрят?

— Конечно. У меня три внука: один уже взрослый и двое маленьких. Младшей, Еве, за 2 дня до моего 70-летия, 17 июля, исполнилось 3 года.

— Вы строгий дедушка?

— Я очень занятой дедушка, к сожалению. Строгим быть не успеваю.

— А чем занимаются ваши дети, кто-то из них выбрал актёрскую стезю?

— Старший сын Борис снимался в «Дон Кихоте» и «Охоте» у Соломина, но это не стало его профессией. Он, как и его мама — она художник-постановщик мультипликационных фильмов, — хорошо рисует. (Василий Ливанов был дважды женат. С женой Еленой Василий Борисович живёт в счастливом браке уже 33 года. — Прим. ред.). Он делал иллюстрации к книжке моих сказок «Дед Мороз и лето». Кроме того, он пишет рассказы, написал два сценария мультфильмов. Младший сын Николай сейчас окончил 1-й курс ВГИКа, также пошёл по стопам матери — он будущий художник кино.

— Так у вас в семье все рисуют?

— Да. Но у меня блестяще рисовал и отец — Борис Николаевич. В ноябре будет 40 лет Союзу кинематографистов, и к этой дате я издаю альбом его рисунков. Такие характерные портреты «киношников», начиная с 20-х годов, с Эйзенштейна, и заканчивая 70-ми.

— А в кино какие ваши работы мы сможем скоро увидеть?

— Сейчас я закончил сниматься у Володи Бортко в сериале «Мастер и Маргарита». Я сыграл психиатра, профессора Стравинского. К выбору ролей я всегда относился очень серьёзно и никогда не ехал на киноконвейере.

— Есть роли, которые вам хотелось бы ещё сыграть?

— Кису Воробьянинова. Я считаю, что он не сыгран. Это фигура трагическая. А все её играют как в комическом водевиле, фарсовой комедии. А это трагикомедия.

— Актёров тысячи, а всенародно любимыми, известными становятся единицы. Почему?

— Это жестокая профессия в этом смысле. Но, если человек целиком себя отдаёт этому делу, если у него к этому есть настоящие способности, он требователен к себе и не щадит себя в работе, тогда всё получается. Талант у всех должен быть — у актёра, у сапожника и даже у водопроводчика. Слово «артист» означает мастер, а актёр — это профессия. Поэтому можно быть артистом в любой профессии. Вот я — народный артист, то есть мастер своего дела.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.11.2016 22:28
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх