// // В столице появится рынок бесхозных захоронений?

В столице появится рынок бесхозных захоронений?

393

Могиломесто

Фото: Сергей Тетерин
Фото: Сергей Тетерин
В разделе

В ближайшие месяцы в Москве будут разработаны правила опекунства над брошенными захоронениями. Суть в том, чтобы позволить гражданину отреставрировать и поддерживать в порядке древний склеп, ну или менее монументальное надгробие. А взамен гражданин получит право быть в нём похороненным. Идея вполне понятная. С одной стороны, на столичных кладбищах попросту не осталось новых мест, а с другой – на некоторых из них находят до 20% бесхозных могил. Возможно, система опекунства поможет в борьбе с нелегальным рынком торговли местами на «закрытых» кладбищах. Столичные власти уверены, что желающих взять на себя опекунство будет достаточно: это показал уже проведённый в Москве эксперимент.

Эксперимент устроили осенью прошлого года на старинном Введенском кладбище в Лефортове. Оно ещё называется Немецким и не зря стало излюбленным местом для столичных готов – здесь достаточно заброшенных склепов XVIII–XIX веков. Стоимость реставрации одного такого надгробия начинается от 70 тыс. долларов. Однако желающие нашлись, более десятка. Над четырьмя склепами шефство уже установлено, ещё по восьми захоронениям готовится документация. Планировалось опробовать и «некоммерческое» опекунство: когда ухаживать за могилой известного деятеля берётся организация исключительно ради имиджевой составляющей и саморекламы. Например, рестораторы могли бы ухаживать за могилой кулинара Оливье. Однако пока никто не выказал такого желания.

Всеми столичными кладбищами, а их 71, ведает ГУП «Ритуал». Руководство этой организации ещё несколько лет назад официально констатировало: мест нет. Ежегодно в столице умирают около 120 тыс. человек. И, по оценкам специалистов, примерно половине из них необходимы новые места на кладбищах. А это 15 гектаров земли ежегодно. В условиях столичного земельного дефицита – огромная цифра.

В общем, места остались только на Перепечинском кладбище. Да и то ненадолго: ожидается, что этот ресурс будет выработан уже к весне.

Одно из направлений работы ГУП «Ритуал» и столичных властей – поиск и покупка земельных участков в Подмосковье (в Одинцовском, Солнечногорском, Дмитровском районах). Всего четыре участка общей площадью 135 гектаров. Однако дело это непростое. Мало того, что документация на землю оформляется бесконечно долго (в некоторых случаях купленные Москвой участки за это время успели даже перепродать), это ещё и дорого – всё приобретается по коммерческим расценкам.

Второе направление – в Москве пытаются пропагандировать кремацию. На эту услугу в мегаполисе даже специально установили низкие расценки – всего 2,5 тыс. рублей. Однако против традиции не попрёшь: большинство всё-таки предпочитают захоронение в землю.

И вот появилось третье направление – это опекунство. Идея не нова: в Германии, например, схожая схема работает ещё с послевоенных времён. В российском варианте она выглядит так. Если у конкретной могилы больше нет хозяина, отвечающего за уход, то ей могут назначить нового опекуна. За это последний получает возможность быть похороненным на этом же месте.

Чтобы система начала действовать, недавно мэр Москвы Юрий Лужков подписал распоряжение, согласно которому будут разработаны подробные «правила игры». Кроме того, предполагается провести полную инвентаризацию столичных кладбищ с целью обнаружить бесхозные могилы.

На некоторых кладбищах такую инвентаризацию уже провели. В частности, на Миусском, Ваганьковском и Введенском. Бесхозными оказалось 5–20% всех могил. То есть речь идёт о десятках тысяч «ничейных» захоронений. При этом в некоторых из них уже ничего и не осталось: останки истлели.

По теме

Однако так уж построено наше законодательство, что сделать с бесхозными могилами практически ничего невозможно. Дело в том, что место на кладбище отдаётся в бессрочное пользование, и правом этим можно пользоваться поколениями. Иначе говоря, прежде чем признать могилу брошенной, нужно достоверно выяснить, что не осталось никого, кто мог бы за ней ухаживать на законных основаниях. Это долгий процесс: люди могли уехать, сменить гражданство, да мало ли что происходит за те многие годы, что копились на московских кладбищах брошенные могилы. Существующие в федеральном законодательстве нормы – основное препятствие для реализации предложенных столичными властями мер. В действующих законах и определений таких нет – «бесхозная, брошенная могила». Так что чиновникам мэрии придётся, очевидно, поработать над поправками к федеральным законам. Иначе новые правила вполне могут признать не соответствующими закону и заставить отменить.

Если законодатель окажется глух, Однако, если раньше работа этого «серого» рынка была связана с «необязательными» в общем-то пожеланиями родственников покойного (чтобы рядом с домом, чтобы в соответствующем статусу месте и тому подобными), то теперь, вместе с окончательно наступившим дефицитом, покупка места может стать для людей единственным вариантом. Так что в случае с опекунством речь идёт даже не о легализации «серого» рынка (хотя и такая цель наверняка есть), а о предотвращении его дальнейшего развития. Не стоит забывать и о том, что вид заброшенных могил – печальное зрелище.

Торговля местами на закрытых кладбищах далеко не единственный нелегальный бизнес столичных могильщиков. Наживаться на горе родственников усопшего оказалось делом выгодным, в него вовлечены и нелегальные фирмы, и служащие вполне официальных структур.

Начинается цепочка со смерти. Есть ведомства, в которых сразу же узнают об этом прискорбном событии: в медучреждениях, в органах внутренних дел, например. Именно врачи и милиционеры звонят агентам похоронных контор, многие из которых работают на рынке нелегально. Одно сообщение о смерти (с указанием паспортных данных усопшего, естественно) стоит до 6 тыс. рублей. Всего насчитывается с десяток источников, из которых уходит информация о смерти. Это неплохая подработка для простых служащих. Позже эта сумма, скрыто, конечно, войдёт в счёт, который предъявит похоронная контора.

В общем, в первые же часы после смерти родственникам начинают названивать агенты-могильщики. На одного усопшего приходится порой по 5–10 агентов. Такая «конкуренция», на первый взгляд, даже на руку родственникам: можно и цену сбить, и услуги качественные выбрать. Однако это не совсем так. В итоговую сумму зачастую входят такие расходы, как «разруливание» всех вопросов. В итоге затраты оказываются куда выше, чем у официально аккредитованных похоронных организаций. И речь здесь идёт не только о той же торговле «хорошими» местами: люди, как правило, не знают своих «похоронных» прав, не знают, что государство должно предоставить им. И этим также пользуются «чёрные» агенты.

Столичные власти попытались навести порядок на рынке. Во-первых, разделили права и обязанности различных похоронных контор. Например, всеми кладбищами и вопросами захоронения на них ведает только ГУП «Ритуал». А другие ключевые похоронные услуги могут оказывать лишь аккредитованные городом два десятка крупных частных организаций. Остальные фирмы (а их сотни) могут заниматься лишь второстепенными услугами: уходом за могилами, например. Сделано это было в Москве для того, чтобы город не потерял окончательно контроля над этим социально значимым рынком. Дело в том, что государство отменило обязательность лицензирования похоронной деятельности. А вместе с этим и рычаги контроля со стороны региональных властей.

Однако на первых порах результат проведённой мэрией реформы похоронной отрасли получился прямо противоположным: сотни фирм попросту ушли в теневой сектор. А значит, теперь нужно принимать меры по борьбе с ними. Первым делом столичные власти начали лоббировать серьёзное ужесточение наказания для служащих, передающих информацию о смерти, вплоть до уголовной ответственности. Однако, по словам представителей Департамента потребительского рынка и услуг Москвы, в мэрии готовят и другие меры противодействия «чёрным» агентам. Одна из них – информационная. На сайте ГУП «Ритуал» размещены списки специализированных служб (легальных аккредитованных организаций), а также их аттестованных агентов (с указанием имён и фамилий в этом списке сейчас около 500 человек). Есть на этом сайте и список нелегальных служб, в котором пока чуть более трёх десятков наименований. В общем, даже в горе горожанам нужно сохранять бдительность: никто ваших чувств не пожалеет.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.02.2009 12:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх