Версия // Власть // В современном мире важнее изобразить видимость конфликта, чем воевать всерьёз

В современном мире важнее изобразить видимость конфликта, чем воевать всерьёз

12507

Имитация войны

В современном мире важнее изобразить видимость конфликта, чем воевать всерьёз (коллаж: рисунок - Темур Козаев, фото - Zuma/ТАСС, Youtube.com)
В разделе

Как-то подозрительно медленно закипает ближневосточный котёл, хотя речь шла едва ли не о скором начале ядерной войны. Стороны скорее не наносят, а обозначают удары, будто в индийском кино. Это, впрочем, не означает, что однажды котёл не забурлит даже на таком, едва тлеющем, огне.

Пока же всё по Щедрину: израильтяне «кровопролитиев ждали», а персы тем временем чижика съели. А после – наоборот. Сперва в ночь с 13 на 14 апреля Иран выпустил по Израилю три сотни ракет, включая баллистические. При этом сообщалось, что в результате столь мощного обстрела тяжёлое ранение получила лишь одна 10-летняя бедуинская девочка. В ночь на 19 апреля – неделю израильтяне собирали силу в кулак! – ударили уже по Ирану. Вышло точно так же: размах на рубль – удар на копейку. В промежутке стороны упражнялись в грозном витийстве: в Тегеране заверили, что знают все места базирования израильских ядерных боеголовок, а в Тель-Авиве пообещали, что могут повторить удары по Исфахану – там у персов, по слухам, стоят центрифуги, в которых обогащают уран. Короче говоря, обе стороны нанесли, так сказать, ограниченные удары. Казалось бы, не войнушка, а имитация, видимость. Но так ли это на самом деле?

Поражения от побед

«Мы скажем то, в чём ни у кого не хватает духа признаться: Израиль потерпел поражение, – хлещут наотмашь передовицей правдорубы из газеты «Гаарец». – Полнейший разгром! Цели войны не будут достигнуты, заложники не будут возвращены, безопасность не будет восстановлена, а международный остракизм Израиля не прекратится». Сеанс самобичевания, похоже, объясняется элементарно: «Гаарец» изо всех сил топит премьера Биньямина Нетаньяху. Но отчасти газета всё же права: так войны ещё никто не выигрывал. Хотя футболисты что-то похожее давно практикуют – когда важны не столько победы, сколько очки.

Исфахан, сообщили американцы, атаковали три квадрокоптера, запущенные, к слову, с иранской, а не с израильской территории. И вовсе не баллистические ракеты, как было обещано. «У Нетаньяху сложная ситуация внутри страны, – поясняет политолог Марат Баширов. – Многие требуют его отставки. А он пытается вести себя, как «ястреб», поэтому такой ограниченный удар вызовет волну насмешек и только усилит давление». Между тем цены на золото полезли вверх – на 1,6%. И нефть пошла в рост, как, впрочем, и ожидалось – за баррель Brent просят 90 долларов и даже больше. Похоже, что жертвы и разрушения в этой войне пока что касаются только карманов и кошельков.

Чтобы отбить атаку Ирана на Израиль, глобальный Запад задействовал ПВО примерно на 1,1 млрд долларов. Тем временем Иран на свои дроны и ракеты потратил чуть больше 60 млн долларов. Другими словами, то, за что Запад с Израилем выкладывают сотни миллионов, Ирану обходится значительно дешевле. Таким образом, военный ресурс у двух несопоставимых экономик мнится вполне сопоставимым. Нет сомнений и в том, что израильские системы ПВО доказали свою эффективность. Вот только залп иранской баллистики смог долететь до авиабазы в Негеве. Другими словами, Тегеран продемонстрировал, что ему есть чем донести до Израиля ядерные боеголовки. А ударить как следует по Исфахану израильтяне то ли не смогли, то ли не рискнули.

По теме

После израильского удара в ночь на 19 апреля мяч оказался на стороне Ирана, наступила его очередь бить. Да только какой ему смысл делать это самому, когда есть куча «прокси», что в Сирии, что в Ливане плюс те же хуситы. Дальнейшие события, как подсказывает логика, будут развиваться так: Тегеран накачает оружием «прокси», и в первую очередь – ливанскую «Хезболлу», и Тель-Авиву ничего не останется, кроме как повторить события 1982 года – ввести войска в Южный Ливан. Только на этот раз они не дойдут до Бейрута. Нетаньяху это понимает, поэтому и не делает резких движений. Тем паче что ни ему, ни его иранским коллегам никто не мешает заявлять о своей безоговорочной победе и свершившейся мести. К тому же любое резкое движение Биби будет означать его вступление в открытую игру против переизбрания Джо Байдена президентом США. Ибо нефть в таком случае будет стоить уже не от 90 долларов, а от 200 или даже 300.

Ограниченная война – новая реальность?

Бытует и немного другое мнение – мол, Нетаньяху уже попытался раздуть конфликт, чтобы вовлечь в него США, но не вышло. В Белом доме накануне президентских выборов тоже не хотят рисковать. И на одну карту – израильскую – делать ставку точно не станут. Потому-то между Вашингтоном и Тегераном полным ходом ведутся непубличные негоции. Мировой гегемон всё ещё при делах, и, если Нетаньяху продолжит поедать чижиков, это станет для всех очевидно. Пока Америка в силах остановить любые не выгодные ей конфликты. Потому-то и не трогают резвящихся хуситов (американцам маршрут в Красном море не важен – в отличие от Европы, теряющей сотни миллионов прибыли), потому-то и не спешат выделять дополнительное финансирование Израилю. Примечательно, что в Иране и Израиле по соцсетям разлетались старые видеозаписи с пожарами. Будто кто-то был рад, что их выдавали за актуальные успехи контратак. Похоже, главное для обеих сторон – не столько победить на поле боя, сколько впарить народу победу как данность. При этом обе стороны знакомо убеждают: «все ракеты сбиты, цели ударов достигнуты».

Вглядываясь в не всегда правдоподобные перипетии ирано-израильского матча, невольно ловишь себя на том, что проводишь параллели. Одни месяцами берут очередную Рафаховку, другие выпускают десятки и сотни ракет в никуда, ничего важного, по сути, не поражая. В самом деле, а что, если в новом миропорядке это такое условие – негласный лимит на боевые действия? Взятие Джебалийского или Рафаховки принципиально не меняет расклада на линии противостояния. Стало быть, удар допустим, только ограниченный? Логика-то ясна: если ограничить удары, то и война, возможно, станет ограниченной – в рамках, так сказать, допустимого. Мнится, однако, что это заблуждение – из искры, как известно, запросто разгорается пламя. Есть, впрочем, надежда, что отныне, сталкиваясь в борьбе за влияние, страны и блоки будут практиковать ограниченные удары (или даже ограниченную войну), не переходя, к примеру, к ядерным аргументам. Эдакая война-лайт, облегчённая версия. При этом сердца граждан стран-соперниц в равной мере наполняются гордостью за свою страну. И все, по итогу, в выигрыше. Вот вам и новый мировой порядок. С войнами не взаправду и с ракетными ударами, которые скорее пугают, чем убивают.

Атом не мирный, но умиротворяющий

Но можно взглянуть на происходящее и чуть иначе. Спецоперация на Украине длится уже третий год. А вот палестинцы с израильтянами воюют полгода. Теперь в их противостояние втягивается Иран, и происходит та же история. Удары – ограниченны, продвижение – скорее условное. Может, так было задумано? Или стороны просто раскачиваются? Философ Александр Дугин уверяет: это, мол, и в самом деле раскачка. Сегодняшние локальные конфликты лишь артподготовка к будущему глобальному противостоянию с пятью, условно выражаясь, «фронтами». Пока против США открыт «второй фронт» на Ближнем Востоке, поясняет Дугин. Но вскоре таких «фронтов» станет пять – украинский, ближневосточный, китайский, африканский и южноамериканский. С Китаем, готовящим поглощение Тайваня, понятно. Более-менее ясно и с Африкой – оттуда уходят американцы, а французы – бегут. А Россия с Китаем тем временем расширяют своё влияние на Чёрном континенте. О Южной Америке речь пока не идёт, если не считать обострение у Венесуэлы с Гайаной, с не ясными до конца перспективами. Если Дугин прав, мир стоит на пороге глобальной войны с пятью предположительными очагами. И цель этой вой­ны очевидна – свержение гегемона «многополярным миром» с последующим переустройством миропорядка. Дугин так и говорит: «Решается судьба человечества». «Израиль, – доказывает философ, – это такой же «прокси» гегемона, однополярного западного мира, как Украина. После жестокого геноцида палестинцев в Газе, после уничтожения на территории Сирии высокопоставленных иранских военных Иран просто не мог не ответить на этот вызов». Вот и открыл «второй фронт».

По теме

Как долго всё это может про­длиться? Публицист Егор Холмогоров, к примеру, считает, что «мы внутри новой Тридцатилетней войны – участники будут прибывать, выбывать, а мир станет сильно другим». А кто-то доказывает, что вот придёт Дональд Трамп в Белый дом второй раз и всех тут же рассудит. Вон, Киев готовится через месяц открыть авиасообщение с Европой. А осенью, бают, и спецоперации, может статься, конец. Но пока мы наблюдаем иное. Переговоров, во всяком случае в публичном поле, стороны конфликтов не ведут, а на призывы и угрозы Запада не реагируют. Ударом отвечают на удар.

И, кстати, обратите внимание. Иран «выявил дислокацию всех ядерных объектов Израиля» и даже объявил о готовности «в любую минуту нанести по ним удар в случае агрессии Тель-Авива», но пока так и не ударил. Израильские беспилотники упали невдалеке от Исфахана, однако иранское агентство Tasnim, а чуть позднее и CNN признали, что «ядерные объекты Ирана в Исфахане находятся в полной безопасности» и «не являлись целью ударов Израиля». И хотя израильские газеты трезвонят, что удар по ядерным объектам Ирана неизбежен, и рекомендуют пить растворы йодида калия (жителям всех соседних стран скопом), как-то не верится в его неизбежность. Вот и глава МАГАТЭ Рафаэль Гросси сменил пластинку касательно украинских АЭС – ударов по ним с российской стороны, очевидно, не предвидится. Правда, ВСУ по-прежнему бьют по Запорожской АЭС, но Гросси ситуацию вокруг станции признал удовлетворительной. Может, что-то знает?

Дипломатическое урегулирование, похоже, перестаёт играть хоть какую-то роль в текущих конфликтах. Срываются даже самые секретные подковёрные попытки договориться. Накануне, если верить сообщению Reuters, сорвалось подписание соглашения об обеспечении безопасности судоходства в Чёрном море – по вине Киева

Мир без дипломатии

Вместе с тем некоторую тревогу вызывает то, что дипломатическое урегулирование, похоже, перестаёт играть хоть какую-то роль в текущих конфликтах. Срываются даже самые секретные подковёрные попытки договориться. Накануне, если верить сообщению Reuters, сорвалось подписание соглашения об обеспечении безопасности судоходства в Чёрном море – по вине Киева. Якобы 30 марта Россия, Турция и Украина должны были объявить украинское Причерноморье зоной безопасности, но что-то пошло не так. То ли Киев снова, как и весной 2022-го после визита Бориса Джонсона, излишне поверил в себя, то ли у Москвы могли измениться планы касательно Одессы и Николаева. Но факт есть факт – подтвердились догадки о непубличном переговорном процессе, которым, по-видимому, дирижировали турки. И тот факт, что договориться в «стамбульском формате» сторонам в очередной раз не удалось, наводит на некоторые мысли.

А тут – лыко в строку! – New York Times сообщает: премьер Катара Мохаммед бен Абдулрахман бин Джассим Аль Тани неожиданно открестился от подковёрного посредничества в деле урегулирования палестинского кризиса. «Мы стали свидетелями оскорблений нашего посредничества и его использования ради узких политических интересов». Америкой и Израилем. «Это заставило Катар всесторонне пересмотреть эту роль». В общем, и на Ближнем Востоке переговоры тоже зашли в тупик – «благодаря» усилиям коллективного Запада. То есть что мы наблюдаем – традиционные дипломатические ухищрения и уловки в нынешнем контексте не срабатывают и даже тайная дипломатия, всегда эффективная, перестала приносить плоды. Другими словами, просматриваются кое-какие очертания будущего. Очевидные для всех условия – такие, как невозможность нанесения превентивного ядерного удара либо удара по ядерным объектам, – сторонами беспрекословно принимаются. А вот договориться о каких-то уступках – до тех пор, пока ситуация «на земле» не изменится, – увы, не получается.

Мир избегал прямых столкновений несколько десятилетий. Не сказать, что послевоенное мироустройство было идеальным, но договорённости по большому счёту срабатывали даже после того, как не стало СССР. А далее миропорядок стал рушиться – сперва в Югославии, затем в бывших советских рес­публиках. Прибалтику, вслед за странами Варшавского договора, приняли в НАТО, дезориентировали Украину с Молдавией и Закавказьем. То, что происходит сегодня, – итог слома системы Западом. Нам неплохо жилось в той системе, кстати, если не вспоминать про лихие 90-е. Брежневская стабильность, сытые нулевые. Да и Запад копил жирок, не особо растрачиваясь на гонку вооружений (в начале 80-х, по сути, подменив её показушными «звёздными войнами» с «империей зла»). Но теперь наступает черёд оплатить слом системы миропорядка. Мы-то платим уже 10 лет – привыкаем. И к санкциям, и к связанным с ними неудобствам. Но и Западу придётся начать жить по-новому – уже не так сыто-пьяно. Ресурсы, которые страны начнут тратить на ВПК, вынимаются из карманов людей. Не говоря уже о том, что часто переустройство проводится за счёт простых смертных – той же раненой 10-летней бедуинской девочки. Неужто граждане Украины, Израиля и Европы не чувствуют и не замечают всех этих издержек?

Лев Вершинин, политолог

– Происходит ли пере­устройство мира? Франция уходит из Африки, Россия – из Закавказья. Покидают насиженные веками места. Америка всё ещё диктует волю Израилю, только Тель-Авив теперь слушает вполуха – как, кстати, и Киев. Будапешт и Вена регулярно портят обедню Брюсселю, ставя под сомнение принципы европейского единства. А Британия гнёт свою линию в украинском кризисе, противореча действиям США. Вместе с тем Россия не сворачивает свою спецоперацию, а Израиль – свою, хотя Запад об этом их убедительно просит. Дать взвешенную оценку происходящему можно будет через несколько лет, а пока остаётся наблюдать, уповая, что происходящее не перерастёт в глобальную войну. А такой риск присутствует.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.04.2024 13:15
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх